Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Навальный

#Выборы

Волонтеры Навального: кубическая сила

19.07.2013 | Калачина Анна

Репортаж The New Times из агитационного штаба оппозиционера

17 июля Мосгоризбирком зарегистрировал Алексея Навального кандидатом в мэры Москвы. Ключевую роль в его агиткампании предстоит сыграть избирательному штабу. Как работает штаб Навального, чем занимаются волонтеры и что ими движет — выяснял The New Times

cube-power.jpg

Штаб кандидата Навального разместился в большом светлом помещении на первом этаже старого дома №22 в Лялином переулке. Судя по большому зеркалу в пол, раньше здесь была парикмахерская. Теперь прямо напротив зеркала висит большой плакат с изображением кандидата в мэры от РПР-ПАРНАС, а все пространство заполнено столами, в подсобке хранятся стопки листовок и запчастями для агитационных кубов, а также много сосредоточенных штабистов и слегка растерянных новых волонтеров. 

Тыловое обеспечение 

До подачи документов в горизбирком главной целью штаба был сбор необходимого количества подписей для прохождения муниципального фильтра: волонтеры и сотрудники Фонда борьбы с коррупцией обзванивали столичных депутатов, уговаривая их подписаться за Навального. В итоге, поговорив с более чем 800 народными избранниками, члены штаба собрали 85 из 115 подписей, представленных в МГИК 10 июля. 

После завершения первого этапа «муниципальный» штаб слился с «волонтерским», и усилия обеих команд были перенаправлены на агитацию. Как и в других проектах Алексея Навального, деньги и оборудование для штаба собираются в виде добровольных пожертвований. Одни помогают деньгами, другие — мебелью и техникой, третьи — свободным временем и профессиональными навыками. 

В штаб Навального может зайти любой желающий: каждый входящий видит доски с информацией о структуре штаба, расположении агиткубов, расписании мероприятий на неделю. Правда, несмотря на внешнюю открытость, видеосъемка в штабе строго запрещена — опасаются видеопровокаций. И каждый раз, когда-то кто-то начинает фотографировать на телефон, сотрудники штаба пристально и настороженно следят за процессом. 

Удивительно, что при таком трепетном отношении к видеосъемке «засланных казачков» среди волонтеров в штабе не боятся. «Когда человек приходит, мы с ним общаемся, и довольно быстро можно догадаться, что это «томат» какой-то, — объясняет пресс-секретарь Навального Анна Ведута. — Тем более агитировать идут действительно идейные люди, и если среди них окажется провокатор, то они сами это быстро почувствуют — все же общаются между собой — и сами его выдворят. Мы ничего не скрываем, у нас абсолютно открытая структура. А если «нашист» пойдет агитировать на куб, так вдруг он прочитает листовку и перейдет на нашу сторону? Но самыми ответственными вещами, например, деньгами, в любом случае занимаются люди из Фонда борьбы с коррупцией, они же руководят рабочими группами и тоже быстро вычислят "засланного"». 

Каждый из волонтеров сначала проходит регистрацию, во время которой определяется, что он может и хочет делать в штабе: участвовать в агитации, стать заявителем пикета, трудиться в рабочих группах (для этого уже требуются специальные навыки — например, в дизайне или IT) или отвечать за логистику (то есть развозить листовки и конструкции для агитационных кубов). Для волонтеров проводят лекции и тренинги по агитации. 

«Приходят в основном молодые люди до 30 лет. Есть, конечно, и 40-летние, и даже 50-летние волонтеры, но их значительно меньше. В основном это люди, как мы это называем, с диагнозом "активная гражданская позиция", — рассказывает координатор волонтеров Оксана. — Люди приходят настолько заряженные позитивом, что о плохих вещах даже не думается, и реальность настигает только, когда вечером начинаешь читать новости о том, что происходит в стране. Наверное, потому что штаб — это модель мира, который мы хотим построить сначала в масштабах Москвы, а потом страны». 

Работа штаба делится на условные «тыл» и «фронт». В «тылу» готовят агитационные материалы, занимаются логистикой и финансами, осуществляют интернет-рассылки, работают в колл-центре и ситуационном центре для волонтеров, оказывают юридическую помощь при заявлении пикетов. «Фронт» — это непосредственная агитация в городе. 

BPKBfOUCAAA6Kwj.jpg
Штаб Навального

Агитационный кубизм 

Учитывая, что доступа на федеральные телеканалы у Навального нет, в штабе разрабатывают нестандартные способы агитации. Например, уже сейчас в тестовом режиме из окон квартир волонтеров с помощью проекторов начали транслировать просто фамилию «Навальный» на стене соседнего здания. Но в целом акцент делается на личный контакт волонтера и москвича. Заявленная цель — как минимум 12 миллионов контактов с горожанами, а как максимум — 20 миллионов. 

Оценивать количество контактов предполагается через социологические опросы, поквартирные обходы и по расходу агитматериалов. А наибольший эффект, как ожидается, должны дать агитационные кубы — металлические каркасы с баннерами, на которые вынесены тезисы мэрской программы кандидата Навального. Ежедневно во второй половине дня кубы появляются у станций метро: за последние 10 дней количество таких агитпостов в городе выросло с 2 до 13. Расположение кубов тщательно продумывается штабом с учетом количества избирателей и «проходимости» территории: этими вычислениями занимаются люди из «Городских проектов» Максима Каца. Расчет тут простой: чем больше людей увидит агитацию за Навального, тем больше из них остановятся, пробегут глазами инфографику на кубе, а может, даже возьмут листовку и поговорят с агитаторами. 

Каждый такой «куб» заявляется в соответствующей префектуре как пикет, стандартную заявку на который подает один волонтер. После согласования пикета штаб Навального анонсирует место нахождения куба и привозит к назначенному времени его запчасти и упаковки листовок. Помимо самого куба и его заявителя, на каждой точке присутствует несколько волонтеров, которые агитируют прохожих и раздают листовки. 

«Одни префектуры сразу идут навстречу и согласуют пикеты, от других мы получаем письменные отказы, — поясняет The New Times Дмитрий Крайнев, который занимается юридическими вопросами размещения агитпостов. — Некоторые префектуры устно дают полный отказ и говорят, что ни при каких обстоятельствах пикет не согласуют. Некоторые объясняют отказ тем, что заявление подано с нарушениями, хотя в других префектурах абсолютно идентичные заявления принимают». 

Сводки с «фронта» 

На кубах, местоположение которых отмечается на специальном сайте, агитируют москвичей в основном молодые люди до 30 лет, в том числе студенты. 

cube-navalny.jpg
Скриншот карты с заявленными кубами

«Про саму программу охотно говорят в основном бабушки, точнее — они с тобой спорят и рассказывают, какой Навальный негодяй, — говорит волонтер Полина Кириллова. — Я хочу жить хорошо, в этой стране, в этом городе, чтобы мои будущие дети тоже жили тут. При том режиме, который есть сейчас, это проблематично». Полина — из Красноярска, закончила четвертый курс одного из химических университетов и агитирует за Навального около памятника Есенину на Тверском бульваре по выходным — когда свободна от летней практики и работы. Причем Навальному она стала доверять не сразу: «Ходила на митинги на Болотную и на Сахарова, но вера в этого человека стала расти после того, как стала читать больше материалов и смотреть трансляцию (из суда) по «Кировлесу». Надо же в кого-то верить? Особенно в того, кто хочет сделать что-то не только для себя, а и для других». 

Интерес к «кубической» агитации, по мнению Полины, у москвичей есть. «На бульваре в основном люди отдыхают, но несколько человек сами подходили и спрашивали, где можно поставить подпись, — вспоминает волонтер. — Проходила одна мама, несла детей на руках, хотела взять листовки, но руки заняты. В итоге дали листовки детям, они шли и махали ими из стороны в сторону». 

Ближе к кубу за оппозиционера агитирует 19-летняя студентка Александра: «У Навального нет выхода в какие-то СМИ, поэтому остается только рассказывать про него тут, на улице, и постоянно переубеждать. Нескольких мне удалось переубедить, я даже сама удивилась. Большинство людей не очень хорошо относятся к Навальному — много смотрят телевизор, — и мы стараемся рассказать им о прозрачности программы Навального. Я переубедила одного дядечку лет 70, который напоминает академика, еще нескольких человек, которым лет под 40, и они самые большие скептики: в интернете ничего не читают и новости узнают только по телевизору. Сегодня только первый день агитирую, дальше тоже собираюсь, когда будет свободное время». 

«Зомбоящик наоборот» 

Заявитель пикета на Тверском бульваре, юрист Евгений Калинин протягивает листовки трем пожилым людям, которые не хотят их брать: говорят, что по телевизору Навального называют вором и что его посадят. 

«Навальный борется с жуликами и ворами, поэтому они хотят его посадить, — парирует Евгений. 

«Посадят?» — спрашивает мужчина. 

«Посадят или нет — зависит от нас. Если мы останемся безразличными, то посадят», — отвечает Евгений. 

«А от него это зависит?» — снова спрашивает мужчина. 

«Вот выборы осенью зависят и от него, и от нас с вами. Вообще того, что выборы все-таки будут, добились те, кто выходил на митинги», — отвечает Евгений. 

«А чем же вас нынешний мэр не устраивает?» — интересуется полная блондинка в возрасте. 

«Потому что вся Москва прогнила в коррупции», — присоединяется к дискуссии 19-летняя Саша. 

«Все уже прогнило до Собянина», — с легким смешком отвечает женщина. 

Даже после такого короткого разговора скепсиса у прохожих становится меньше: они наконец-то берут листовки и идут дальше по бульвару.

«Навальный — единственный из кандидатов, у кого есть настоящая репутация: он никого не обманывал, у него много сторонников и правильных дел. Когда есть человек с таким большим внутренним потенциалом, мне хочется предоставить ему свои ресурсы. У меня это — время, ноги, руки, язык и голова, — рассказывает The New Times Евгений Калинин. — Кардинально всех переубедить не получится. Лично я считаю, что цель кубов — воздействовать на неопределившихся, которые голосуют по инерции. На мой взгляд, их больше всего. А того, кто считает Навального предателем, за 5-10 минут не переубедить, это большая системная работа, им нужно включить «зомбоящик наоборот». Тем не менее, только за сегодня было пять человек, которые брали по 50 листовок, чтобы разложить их у себя в подъездах — им от 25 до 40 лет». 

BPOBogBCQAAd7QK.jpg
Дождезащитный куб и 25-минутная агитации у метро "Октябрьская"

Около куба останавливаются две подруги: одна фотографирует другую на фоне агит-конструкции. Проходящий мимо мужчина лет тридцати подшучивает над этой сценой. Девушка, которая фотографируется на фоне куба, спрашивает, читал ли он программу Навального, тот отвечает, что политикой не особо интересуется, но Навальному симпатизирует: «Он даже опережает свое время». 

В 21.00 заканчивается официальное время проведения пикета. «В итоге мы сегодня раздали около 1000 листовок, вчера тут же раздали 750, а позавчера — 4000. День на день не приходится, но мы молодцы», — подводит итоги агитдня Евгений. 

Пока волонтеры разбирают куб, молодежь на скамейке по соседству обсуждает выборы. «А почему убрали строчку «против всех»? Я только возле нее галочку бы и поставил, — говорит юноша в очках и ярко-голубой рубашке. — Я не смотрю телевизор, не читаю Навального и не подписан на оппозиционные группы, но я понимаю, что "они" так боятся его, что даже шьют против Навального дело».


Фото: navalny.livejournal.com, твиттер-аккаунты Anna_Veduta и neoromantic, скриншот сайта cube.navalny.ru




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.