Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Болотное дело

#Суд

#Оппозиция

Полковнику никто не верит

11.07.2013 | Светова Зоя

Слушания по «Болотному делу»: день восьмой

В Мосгорсуде 11 июля третий день подряд допрашивали полковника полиции Дейниченко. Адвокатам удалось поймать его на противоречиях в показаниях. А под занавес судебных слушаний разразился скандал: свидетель Дейниченко рассказал о своих «доверительных отношениях» с одним из организаторов митинга 6 мая 2012 года, членом Координационного совета оппозиции Петром Царьковым.

boloto1.jpg

Восьмой день слушаний по «Болотному делу» начался, как всегда, с опозданием: в очередной раз задержалась Маша Баронова. Когда она пришла, суд вновь вызвал для дачи показаний полковника Дейниченко. Его допрос продолжил адвокат Сергея Кривова Вячеслав Макаров. Все вопросы адвоката в основном касались возможности демонстрантов пройти к скверу. Дейниченко упорно стоял на своем: сквер, где была выставлена цепочка из полицейских, не был предусмотрен как место проведения шествия. Поэтому туда демонстрантов и не пустили: «Сквер не подразумевался ни разу, его не вспоминали на совещании в мэрии с организаторами».

Полковник сдался

Когда у адвоката Макарова закончились вопросы (а их было несколько десятков), к допросу ключевого свидетеля приступил адвокат Маши Бароновой Сергей Бадамшин. Он заявил ходатайство об оглашении документов из материалов дела, имеющих прямое отношение к показаниям свидетеля Дейниченко в суде. Коллегу поддержал и адвокат Вадим Клювгант: «Допросу пора придать осмысленный и содержательный характер. На наш взгляд, имеются противоречия в показаниях свидетеля на суде и на предварительном следствии».

В суде была оглашена переписка представителей мэрии Москвы с организаторами митинга, и документы, касающиеся административных границ площади.

«Мы добились, чтобы свидетель подчеркнул, что Болотная площадь включает в себя в том числе и сквер. Правительство Москвы дало согласие на организацию митинга на Болотной площади, кто-либо из правительства Москвы, давая это распоряжение, никаких ограничений по территории этого митинга не ставил,
объяснил The New Times смысл действий защиты адвокат Бадамшин. Все, что произошло позже, в частности, ограничение доступа в сквер, является отсебятиной чистой воды сотрудников полиции. Мы прижали его этими документами, он, наконец, ответил на наши вопросы, и мы установили, что Болотная площадь включает сквер».

Кроме того, полковник признал, что знаком со схемой проведения мероприятия, которая была размещена на сайте ГУВД Москвы, и что эта схема не соответствовала реальному положению дел 6 мая 2012 года (на ней был продублирован план митинга на Болотной площади 4 февраля 2012-го). По мнению Сергея Бадамшина, это говорит о том, что обычные люди, которые могли узнать схему проведения митинга только из открытых источников, были введены в заблуждение искаженной информацией на официальном сайте ГУВД, из которой следовало, что митинг будет именно в перекрытом полицией сквере. «Сегодня в суде произошло то, чего мы добивались все эти дни: после ковровой бомбардировки наконец удалось найти зерно. Мы получили всю исчерпывающую информацию от этого ключевого свидетеля»,
констатировал адвокат.

Когда огласили показания полковника Дейниченко, данные им на следствии, стало очевидно, что, выступая в суде, он уже многого не помнил или не хотел помнить. Так, например, на предварительном следствии он говорил, что знал, что в схеме, опубликованной на сайте ГУВД Москвы, значился сквер. В суде же, отвечая на вопрос адвокатов, почему на сайте был опубликован неверный план, свидетель заявил, что ему это неизвестно.

Скандал

На допросе в Следственном комитете Дейниченко также говорил, что у ГУВД Москвы была информация о желании представителей оппозиции устроить несогласованные действия. И в частности, о том, что организаторы собираются разбить палаточный лагерь. В связи с этой информацией на процессе и разразился первый серьезный скандал.

Адвокат Бадамшин сначала допрашивал полковника Дейниченко по оглашенным документам. А потом вдруг задал ему вопрос: «Можно ли охарактеризовать ваши отношения с одним из организаторов митинга Петром Царьковым как товарищеские?»

«Да», кивнул Дейниченко. 

В зале зашушукались.

«Передавал ли он вам перед началом митинга информацию о палатках?»
продолжил адвокат.

«Говорил, что если кто-то и будет заниматься палатками на площади, то это точно не организаторы»,
ответил свидетель.

«То есть в ходе допроса мы выяснили, что Царьков сотрудничал с правоохранительными органами,
так адвокат Бадамшин прокомментировал The New Times слова Дейниченко в суде. Царьков на митинге был одним из организаторов, отвечал за организацию сцены, например. В показаниях Дейниченко неоднократно звучала тема палаток, и в его справке по итогам мероприятия 6 мая 2012 года он также упоминает палатки. На допросе в среду он не хотел конкретизировать, какой оперативной информацией обладал, а сегодня мы ушли от определения «оперативная информация» и пришли к «доверительной информации» от Петра Царькова. По мнению следствия, гособвинения и свидетеля Дейниченко, само наличие палаток является подготовкой к массовым беспорядкам, хотя это абсолютно не соответствует закону».

Тему палаток и «доверительной» информации Царькова, переданной полковнику Дейниченко, продолжили и другие адвокаты.

Адвокат Руслан Чанидзе, представляющий интересы Ярослава Белоусова, спросил свидетеля: «Царьков сказал вам, что палатки будут на площади, но они ни при чем. Они — это он, Удальцов, Развозжаев, члены «Левого фронта», так было?»

Дейниченко ответил: «Я так понимаю, он сообщил мне о провокациях».

Адвокат Макаров задал уточняющий вопрос: «Царьков сообщил, что палатки будут пронесены, или имел в виду что-то другое? Он предупредил вас?»

«Царьков — законопослушный гражданин, доверил мне информацию о провокациях, поэтому внимательно проверяйте эту информацию»,
посоветовал адвокатам полковник Дейниченко.

Адвокат Макаров предложил сразу же расспросить об этом и Царькова, который во время допроса полковника находился в зале. Но судья Никишина разочаровала адвоката: Царьков никак не мог быть опрошен на этой стадии процесса, более того, его не смогут вообще допросить в суде, потому что он присутствовал на заседаниях. А свидетелям запрещено находиться в суде до того, как они дадут показания.

Палатки для Майдана

Но Царьков свое слово все-таки сказал. Он вскочил с места и, обращаясь к суду, крикнул, показывая на свидетеля Дейниченко: «Этот человек
лжец, он будет сидеть! Он даже не подходил к организаторам митинга!»

Судья приказала приставам вывести Царькова из зала за «ненадлежащее поведение».

«Это провокация со стороны обвинения,
заявил Петр Царьков The New Times. Я считаю, что свидетель Дейниченко лжет, я точно знаю, что я с ним 6 мая 2012 года не общался, соответственно, никакой информации о палатках или какой-либо другой информации я ему не сообщал. Последний раз мы с ним общались в мэрии 4 мая. А непосредственно 6 мая никто из организаторов — ни я, ни Сергей Давидис, ни Надежда Митюшкина — этого человека вообще не видели. Вчера на допросе он и сам заявлял, что ни с кем из организаторов на Болотной площади не общался, а сегодня почему-то резко изменил свои показания. Почему-то назвал мое имя и заявил, что я якобы передавал ему какую-то информацию. Я буду подавать на него в суд за клевету».

Почему для защиты так важен вопрос о том, были или нет на Болотной площади палатки? Ведь в обвинении, которое предъявлено 12 подсудимым, об этом нет ни слова.

«Нашим подсудимым не инкриминируется пронос палаток на митинг, им инкриминируется участие в массовых беспорядках. Но по версии следствия, массовые беспорядки не просто так возникли, они возникли от действия предполагаемых организаторов, поэтому тема палаток тоже важна,
пояснил The New Times адвокат Чанидзе. В обвинительном заключении по этому делу фамилии организаторов не упоминаются, организаторами считаются неустановленные лица. Но в другом деле, которое выделено из так называемого «материнского дела», организаторы названы: это Сергей Удальцов, Леонид Развозжаев, Константин Лебедев, Гиви Таргамадзе».

Восьмой день процесса закончился раньше обычного. Судья заявила, что «защита перешла все границы в связи с допросом свидетеля», и отложила слушания до вторника 16 июля. В этот день адвокаты снова будут допрашивать полковника Дейниченко.

Между прочим, в обвинительном заключении фигурирует 450 свидетелей обвинения. Есть свои свидетели и у защиты. И если каждого из них станут допрашивать с таким пристрастием, то трудно представить, сколько может продлиться процесс.

Впрочем, адвокат Бадамшин уверен, что случай с Дейниченко станет скорее исключением: «Судья не позволит так долго допрашивать свидетелей. Наступит момент, когда она погонит процесс вперед».



Фото: АР




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.