Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Дневник

#Только на сайте

#Медицина

«Проще бросить монетку»

07.07.2013 | Буслов Антон

02–06. 07. 2013

The New Times продолжает следить за историей человека, которому поставлен смертельный диагноз*

Продолжение.  Начало в № 37, 383940414243-44 за 2012 г., 1234567891011121314-15161718192021, 2223 за 2013 г.
«На двух врачей в среднем приходится три мнения», — это я повторяю бородатую шутку уже в Бостоне, в клинике, которая, вероятно, займется моей трансплантацией. Когда у человека серьезная болезнь, он попадает в весьма шаткое психологическое состояние. Появляется куча рисков, становится непонятно, каким будет будущее, да и будет ли оно вообще, как планировать свои действия и жизнь. Но, видимо, этого мало, так что «сверху» решают добавлять врачи. В сказанной мной шутке в этот раз нет ни слова шутки, и улыбаюсь я скорее затравленно, чем весело.

«Я не понимаю, почему вам сказали в Нью-Йорке, что ваша сестра не годится в доноры. Она лучший донор из всех возможных! Я не понимаю, почему в Нью-Йорке вас решили лечить ленолидомидом — он дает худшие результаты, чем таксол, и для него вообще еще не набрано толком статистики». Ранее российские врачи согласились, что сестра не может быть донором, а ленолидомид — годный вариант. Можно, конечно, открывать счет. Получается 2:1. Но с тем же успехом можно бросать монетку. Они издеваются, что ли? Я не успею даже при всем желании окончить медицинский институт и набить руку на необходимой практике, чтобы принять осознанное и разумное решение в этой ситуации!

По сути, все предыдущие вводные по лечению если не отменены, то как минимум поставлены под большой вопрос. Звоню в Воронеж моему брату (не все ему у меня набираться бодрости, надо и мне когда-то у него!) — подробно расписываю аргументы сторон, ссылаюсь на методику проведения самой трансплантации, на методику работы с донором. Прошу совета: что делать? Брат: «Настя бы в Штаты съездила... она мечтала...» Это он о моей сестре, ну или в данном случае моем потенциальном доноре. Она инвалид-колясочник, и для нее выйти из дома в кино — уже радость. «То есть ты считаешь, что бостонские доктора правы?»

«Их версия звучит логичнее. Но вообще надо бы у кого-то третьего перепроверить. Я обзвоню всех кого смогу в России, а ты пробей апойтмент в Вашингтоне».

Отлично. Нам нужно третье мнение. Три врача — всего получится шесть мнений.

Моя голова взорвется, и я соглашусь кидать монетку. Ну чем не вариант?




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.