Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Монологи

Легко ли быть молодым?

02.07.2013 | Бешлей Ольга , Чарочкина Виктория | № 23 (291) от 1 июля 2013 года

Как видят будущее вчерашние школьники

Так назывался документальный фильм, который вышел в СССР в смутное время неопределенности — в середине восьмидесятых годов. Похожее время переживают выпускники школ и в сегодняшней России. «Человек всегда должен думать о будущем», — сказал президент России Путин, напутствуя выпускников, для которых прозвенел последний школьный звонок. Каким видят свое будущее молодые люди — вчерашние школьники, нынешние студенты и те, кто уже сам зарабатывает себе на жизнь? Чем интересуются, как понимают то, что происходит вокруг них, чего ждут, о чем мечтают — корреспонденты The New Times их внимательно выслушали. Для публикации мы отобрали истории молодых людей, представляющих не только разные возрастные группы и взгляды, но и разные социальные слои российского общества

«Эту страну нужно взять в ежовые рукавицы»

IMG_7185.jpg

Анастасия Розенберг
17 лет, студентка, г. Москва

«Легко ли быть молодым?» — документальный фильм 1986 года, который снял латвийский режиссер Юрис Подниекс. В основе сюжета — история молодых людей, которые после рок-концерта в городе Огре сели на последнюю электричку в Ригу и неожиданно оказались в центре погрома: воодушевленная концертом молодежь разбила в электричке окна, лампы и распотрошила сиденья. В итоге был показательный судебный процесс, семерых осудили: один получил три года колонии строгого режима, другой — два, остальным дали условно и заставили выплатить штрафы.
Подниекс снял судебный процесс и поговорил с молодыми людьми: о чем они мечтают, как видят свое будущее, чего им не хватает, чтобы быть счастливыми, и что они думают о стране, в которой живут. После выхода в прокат в 1987 году писатели Юрий Бондарев, Василий Белов и Валентин Распутин выступили с разгромной рецензией. Были и другие нападки. Ведь Подниекс показал не исполненную патриотизма трудовую молодежь, а обыкновенных ребят, которые употребляют алкоголь, слушают тяжелую музыку, тусуются в подпольных притонах, но главное — всеми силами хотят выделиться из серой массы и вырваться на свободу.
Кино было показано более чем в 50 странах мира, а в 1988 году режиссер и его команда получили Государственную премию СССР.
Подниекс погиб в 1992 году, утонул в озере на Балтийском взморье.
Я знаю семь языков: русский, французский, испанский, итальянский, английский, немного норвежский и хинди. Сейчас учу японский. Чем только не занималась: балетом, пианино, скрипкой, окончила художественную школу им. Ватагина. Сейчас я увлекаюсь верховой ездой, балетом, теннисом, шью одежду.

Школу я окончила экстерном, сейчас учусь сразу в двух вузах: в одном на кинооператора и режиссера, а в другом — на продюсера.

И уже работаю: сама снимаю короткометражные фильмы или помогаю на съемочных площадках известным режиссерам. Никто меня никуда не проталкивал. Семья хоть и обеспеченная, но не миллионеры: папа — врач, а мама занимается оценкой антикварных вещей. Просто в свое время я сама пришла на съемочную площадку сериала «Интерны» и попросила взять меня делать хоть что-то. Так все и завертелось.

Как я все успеваю? Просто сплю очень мало и жалею, что в сутках не 36 часов.

Сейчас работаю над своим фильмом про Кубань, про казаков там будет. Недавно участвовала в съемках фильма «Около футбола», про футбольных фанатов и беспорядки на Манежной площади. Короче, проектов — тьма.
  

Если кто-то действительно хочет пройти во власть и стать депутатом, то хорошо — только иди, делай что-то для этого, вон, в «Молодую гвардию» всякий может вступить!
    

Со своими сверстниками общаюсь редко. Они не любят шевелиться, ходить в театр, а я не могу сидеть на месте, пить пиво на лавочке. Я вообще не переношу алкоголь, не курю. Люблю книги. Недавно прочитала «Источник» Айн Рэнд. А телевизор редко смотрю, иногда включаю РБК или CNN. Что касается политики, то какое-то время, где-то год назад, я числилась в «Молодой гвардии». Мне понравились люди, которые там состоят, — они действительно чего-то хотят добиться. Ушла я от них потому, что там было мало творчества, а политические акции — это не для меня.

Я знаю про митинги и шествия в Москве. У меня есть знакомые, которые там были. И я спрашивала, зачем они это делают? Они говорят: «Ну, друг идет, и я пойду». Они хотят быть, как Абрамович, Дерипаска или Путин. Но не собираются ничего делать. Они требуют, чтобы им просто все это дали. Некоторые идут туда покричать, а потом побухать. Кому-то на этих митингах дают деньги. В любом случае — у этих людей нет своего мнения. И в основном туда ходят те, у кого в жизни что-то не сложилось.

Ну а если кто-то действительно хочет пройти во власть и стать депутатом, то хорошо — только иди, делай что-то для этого, вон, в «Молодую гвардию» всякий может вступить! Пиши побольше, читай, ходи на экономические форумы, когда-нибудь и добьешься чего-то.

К Путину я отношусь с большим уважением. Россия — народ такой, что если нас не контролировать, то будет хаос. Должен быть тот, кто будет следить за порядком. Путин это делает. Чего жаловаться? У нас есть свобода выбора: любые машины, продукты, возможности. Но нам все мало. Иногда мне кажется, что эту страну просто нужно взять в ежовые рукавицы.

Я знаю про «Болотное дело», и у меня мнение такое: если человек виновен, то надо наказывать. Я не против жестких порядков, если страна от этого станет сильнее.

Я вижу свое будущее здесь. Я хочу закончить учебу, снять свой полнометражный фильм, хочу открыть свой бизнес, хочу играть на бирже, хочу много путешествовать. Мне столько всего еще нужно успеть!

24_graf_4.jpg

«Отсюда надо просто валить»

z_f23ce55b.jpg

Кира Годовикова
19 лет, выпускница, г. Санкт-Петербург

24_graf_1.jpg
Нажмите, чтобы увеличить картинку
Первый суицид у меня был в семь лет. Родители тогда жили бедно, много выпивали. Меня постоянно избивали. И вот я заперлась в туалете с ножницами, папа стал ломать дверь, а я провела по венам лезвием. С тех пор я много чего с собой делала — и вешалась, и таблетки глотала, но родители вовремя отвозили меня в больницу. Я вообще на них не жалуюсь, это же мои мама и папа. Бывают и хуже семьи.

Школ я сменила пять штук, нигде не приживалась. В восьмом классе я вписалась в эмо, прогуливала уроки, дважды оставалась на второй год, много пила. Сейчас не выпиваю.

Да и друзей теперь нет. Все мои парни пытались меня изнасиловать, а последний вообще ножом хотел зарезать, когда я сопротивлялась. После этого у меня на нервах проблемы со здоровьем начались, стала толстой. Как я нравиться могу кому-то, такая жирная?

Из дома стараюсь лишний раз не выходить. Только на работу — я продавец в магазинчике на вокзале. Раньше на заводе еще подрабатывала укладчиком-упаковщиком, но сейчас меня никуда не берут из-за внешности. Я же неформалка — синие волосы, пирсинг, татуировки.

Поэтому люблю сидеть в интернете в соцсетях. Еще в онлайн-игры играю, кино смотрю. Новости узнаю, только когда родители смотрят телевизор.

Папа раньше работал в Смольном (резиденция правительства Санкт-Петербурга. — The New Times) шофером, возил всех этих шишек, иногда что-то рассказывал: какие они жлобы и как бухают. Пару раз он возил нашего бывшего губернатора Валентину Матвиенко. Вот она хорошая баба была, на «Волге» ездила, не то что остальные — на машинах по три ляма.

Что про политику сказать? Ну, голосовать я ходила один раз, в 2011 году, когда партии выбирали. Я поставила везде кресты, чтобы голос не подделали. У нас в Питере все подростки плохо относятся к правящей партии. И еще Медведева никто не любит, потому что он еврей поганый. Знакомый меня звал на всякие митинги оппозиции, но я сказала, что это бред. Зачем? Только «мусора» лишний раз искалечат.

Отсюда надо просто валить. Здесь никогда не будет ничего хорошего. Я, например, мечтаю сбежать в Америку. И еще я хочу стать мультипликатором. Но это потом, а сейчас нужно хотя бы ЕГЭ сдать — у меня пересдача по математике. Если снова завалю, придется пойти учиться на парикмахера.

Может быть, когда-нибудь все у меня наладится. Но сейчас все плохо: меня бесит, что я такая тупая, а родителей бесит, что я не такая, как они. И я знаю, что скоро могу снова сорваться, напиться с горя и убить себя. Я же истеричка.

«Хорошо, что время стабильности уходит»

gXHIFjMWyXo.jpg

Федор Чернышев
19 лет, студент МГЛУ, г. Москва

24_graf_7.jpg
Нажмите, чтобы увеличить картинку
Большую часть моего времени занимает учеба. Я учусь на политолога, поэтому активно слежу за развитием политической и социальной сфер в России. Сам во многом участвую — ездил в Крымск волонтером, проводил эксит-полл на выборах, ходил на акции протеста.

Смеяться будете, но лет до пятнадцати я симпатизировал нашистам (молодежное демократическое антифашистское движение «НАШИ». — The New Times), но после того, как нас в школе как-то заставили принять участие в их акции, быстро остыл.

Пару лет назад я начал читать блог Навального, летом 2011 года съездил на «Антиселигер», ну а потом митинги начались, и меня понесло. Когда весной 2012 года лидеры оппозиции поехали в Астрахань поддержать голодающего Олега Шеина, я поехал туда, прогуляв неделю школы. А 6 мая 2012 года был на Болотной площади. После этого дня я испытываю стойкую неприязнь ко всей нашей политической системе, которая только имитирует демократию, и хожу на все акции протеста. Свою задачу я вижу в агитации — нужно рассказывать людям, что происходит. Сейчас планирую вступить в волонтерский штаб Алексея Навального и оказывать посильную помощь его кампании на выборах мэра Москвы. Он человек выдающегося интеллекта. Правда, мне не нравятся его попытки выехать на всеобщей нелюбви к коррупции, плохим дорогам и лжи. Но при этом он показал мастерское выведение проектов с начального уровня до самофинансируемых и эффективных сервисов.

Родители, правда, мои увлечения не одобряют, но хорошо, что не препятствуют. Мама-то у меня — предприниматель, а отец одно время в ФСБ работал.

В будущее смотрю мрачновато, но не без оптимизма. Власть сейчас выстраивает общество, основанное на четырех ценностях: церковь, традиционная семья, армия и ксенофобия. На этих ценностях европейская страна в XXI веке долго не простоит, и вскоре нас изнутри начнут разрывать нарастающие межгрупповые конфликты. А мне, конечно, хотелось бы видеть себя гражданином великой страны, успешным политтехнологом или общественным деятелем. И любящим отцом. Знаю точно, жизнь легкой не будет. Но будет много резких и захватывающих поворотов — благо время стабильности проходит.

«По жизни я всем доволен»

q8DZoBcZAek.jpg

Евгений Звонков
20 лет, кассир, г. Ногинск

24_graf_2.jpg
Нажмите, чтобы увеличить картинку
Я мечтаю увидеть римский Колизей. Мне рассказывали, что там можно услышать крики гладиаторов. Что-то вроде эха из прошлого. Вот у нас под Рязанью есть развалины, которые остались еще со времен татаро-монголов. И если там вечером гулять, то можно услышать звон мечей — как наши с татарами бились. И в Испанию еще хочу. По России-то я ездил много, потому что спортсменом был, а в Европе еще не был.

Сам я из поселка Лесной в Рязанской области. Предметы школьные мне не давались, так что в институт я бы не поступил. А в футболе у меня талант. Сначала в поселке играл, потом в Рязани, потом уже в чемпионатах участвовал. Когда школу окончил, меня пригласили в Училище олимпийского резерва в Новомосковске, учиться на педагога физической культуры и спорта. Но меня оттуда в армию забрали в 2011 году. Так что пришлось офицерам фитнес преподавать. В армии круто было: никакой дедовщины, зарплату платили, каждый месяц на карточку 2 тыс рублей. Я вставал в пять утра, в шесть спортзал открывал и проводил зарядку с сослуживцами. Они потом на завтрак идут, а я в душ — у нас в спортзале у одних во всей части горячая вода была. Если честно, я бы хотел там остаться по контракту. Но родители переживали, что меня отправят куда-нибудь далеко. Пришлось уйти.

Семья наша недавно в Ногинск переехала. Мне здесь нравится. Я работаю кассиром в супермаркете «Магнит». Зарплата хорошая — в прошлом месяце 35 тыс. получил. В футбол тут тоже играю. Но подумываю перебраться в Москву. Хочу пойти работать в полицию, в патрульно-постовую службу. Там ответственность, серьезность, дисциплина. Там люди, которые свое слово держат.
  

Митинги? Протесты? Навальный? Нет, я про это ничего не слышал. Может, потому что в армии был, у нас там телевизора не было
    

Я и кино смотрю такое — сериал «Ментовские войны» или «Кодекс чести 6» про спецназовцев. Политикой почти не интересуюсь. Митинги? Протесты? Навальный? Нет, я про это ничего не слышал. Может, потому что в армии был, у нас там телевизора не было. В армии я голосовал на выборах 2011 года за «Единую Россию». Путина очень уважаю. Мне нравится, как он формулирует свои речи и отдает приказы, как принимает решения. При нем многое улучшилось. По телевизору показывают, что раньше все можно было только за деньги получить. А теперь не так. Правда, были ребята, которые, например, платили деньги, чтобы попасть в футбольную команду. Ну а я просто в футбол играл и выбился.

Новости читаю только спортивные. Не до новостей семье нашей — все работают. Папа — на каком-то производстве полиэтилена в Электростали, а мама — в компании «Дикси» менеджером. Оба приходят поздно и сразу спать. И я также. Программу «Вести» только иногда смотрю. Слышал вот, что американцам запретили усыновлять русских детей. Это правильно, я видел по телевизору, что они наших детей бьют. Еще в новостях про ЮКОС слышал про Ходорковского. Там какое-то преступление было, что-то насчет акций, точно не знаю. Слышал еще, что Путин будет разводиться. Друзья рассказали, что у него жена пьет. Но вообще это не наше все дело. Он же сказал, что на политику это не повлияет.

Так по жизни я всем доволен. После 25 хочу жениться, даже девушку хорошую уже нашел. Правда, родители говорят, что у меня их еще миллион будет. Не знаю, поживем — увидим.

24_graf_6.jpg

«Очень напрягают законы, которые штампуют депутаты»

562035_484342084932671_1019.jpg

Илья Захаров
23 года, специалист по программному обеспечению, г. Москва

*Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики.
Да, я помню, что тогда (в декабре 2011 года) я давал интервью The New Times. 5 декабря, Чистые пруды — это был первый митинг в моей жизни: я поддерживал требование отмены результатов выборов в Госдуму. Что со мной теперь? У меня все хорошо. В 2011-м я зарабатывал 60 тыс. рублей в месяц, сейчас — 110 тысяч. Карьера развивается, меня часто отправляют в командировки за границу. Квартира своя есть — родители купили, еще когда я в Москву учиться приехал в 2006 году в МИРЭА* на прикладную математику. Сейчас вот подумываю о машине. Пока на велосипеде катаюсь, по 50 км в день проезжаю. Кстати, да, поправился немного за это время еще.

Короче, у меня все стало только лучше. Чего, к сожалению, нельзя сказать о стране. До начала протестов я политикой ведь мало интересовался. Мои родители, которые живут в городе Обнинске в Калужской области, — люди не политизированные, мама вообще работает на госпредприятии. Папа занимается бизнесом, недвижимостью, но мы с ним про политику только в бане говорим, от нечего делать. Но за прошедшие полтора года я стал активно следить за новостями: читаю твиттер Алексея Навального, подписан на несколько новостных ресурсов и журналов. Телевизор смотрю, чтобы понимать, что втирают людям. А вот на митинги я больше не хожу. Еще в прошлом году бросил, потому что понял, что все это бесполезно: властям на марши наплевать, а революцию делать никто не хочет. Вот были недавно беспорядки в Бразилии, но у них там президент — женщина, дала слабину и прислушалась к голосу народа. А у нас сидят старперы, которым все по барабану. Только гайки закручивают.
  

Страх появился. Теперь сто раз подумаешь, прежде чем пошутить на религиозную тему
    

Кстати, о гайках. Очень напрягают те законы, которые штампуют депутаты. Страх появился. Например, теперь сто раз подумаешь, прежде чем пошутить на религиозную тему. Или вот запрет пропаганды гомосексуализма. Геи мне не нравятся. Надеюсь, что я им тоже. Но я не могу радоваться тому, что их права ущемляют. И еще: это вообще нормально, что законы, по которым мне жить придется, сочиняют и принимают люди типа боксера Николая Валуева?

Процесс над Навальным, процесс по «Болотному делу» — все это тоже оптимизма не внушает.

И я не знаю, что со всем этим делать. Эмигрировать? Да, мне нравится Европа, там хорошо и красиво, но я уезжать не хочу. Бороться? Но как? Наверное, я буду готов снова выйти на улицы и протестовать, если Навального посадят. Но что еще можно предпринять сейчас, я не знаю.

Поэтому просто живу, работаю, книжки читаю — вот Маркеса «Сто лет одиночества» на днях закончил. Думаю о будущем. Хочу сделать карьеру, есть даже несколько задумок по бизнесу. А вот про будущее страны сказать трудно. Думаю, что Путин уйдет на моем веку. Думаю, что грядут серьезные проблемы в экономике. А вот революция вряд ли случится. Наверное, Путин и его команда просто снова передадут власть кому-то своему. И это не худший вариант. Взять хоть историю с Медведевым: даже если в президентское кресло сажают клоуна, жизнь становится чуточку легче.


фотографии: из личного архива


В подготовке материала принимала участие Евгения Маляренко




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.