Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Болотное дело

#Суд

Двенадцать невиновных

26.06.2013 | Светова Зоя

Сегодня, 26 июня, в Мосгорсуде под председательством судьи Натальи Никишиной продолжится процесс по «делу о массовых беспорядках на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года». Все подсудимые уже заявили о своей невиновности.

1372106660.jpg
Адвокатам и обвиняемым приходилось говорить в щели стеклянной клетки, чтобы услышать друг друга

Во вторник 25 июня в зале № 338, где слушается «болотное дело», было нестерпимо душно. Десять подсудимых в стеклянной клетке-«аквариуме», двое подсудимых – Алекандра Духанина, Мария Баронова — за столом с адвокатами, три прокурора напротив. Несколько приставов, шестеро конвойных и одна собака-ротвейлер.

Заседание началось с заявления одного из подсудимых – Артема Савелова. Он, заикаясь, читал по бумажке: «Мы находимся в стакане, в котором душно. Не хватает воздуха, плохо видно и  слышно, я не слышу ни своего адвоката, ни прокурора.... Прошу выпустить меня из стакана...»

Пытка судом

Судья Никишина не поняла, что от нее хотел подсудимый. Смысл заявления Савелова объяснил судье адвокат Муртазин. Он сказал о том, что в стеклянной клетке-аквариуме, которую Савелов назвал «стаканом», очень тесно и невозможно дышать, ничего не слышно, подсудимые не могут в таких условиях себя защищать. Жалобу Савелова поддержали и другие обвиняемые и их адвокаты. На протяжении целого часа они объясняли судье, что в стеклянной клетке с трудом помещаются 10 человек, им там душно, если в зале включается кондиционер, то он заглушает голоса говорящих, и тогда в клетке-аквариуме ничего не слышно.

Адвокаты предлагали судье пересадить подсудимых на скамью присяжных, которая расположена за столом прокуроров и находится за небольшим барьером. Адвокаты жаловались на то, что конвой не разрешает им общаться с подзащитными и они не могут подготовиться к процессу, обсудить позицию защиты.

Николай Кавказский пожаловался на нечеловечееские условия содержания в конвойном помещении Мосгорсуда: «Двух человек сажают в малюсенький стакан. Душно. Болит голова. В Басманном суде и то конвойные помещения лучше».

Правозащитников не пустили обследовать конвойные помещения в Мосгорсуде. «Это нарушение закона, — заявила член ОНК (Общественная наблюдательная комиссия Москвы) Анна Каретникова. – Во всех районных судах нас пускают, а здесь – нет. Будем жаловаться в прокуратуру».

Выслушав  заявления подсудимых и защитников, судья поставила на обсуждение вопрос, возможно ли продолжать процесс в таких условиях. Все подсудимые и адвокаты заявили, что продолжать процесс невозможно: условия пыточные, и судья должна что-то сделать, чтобы создать для участников процесса нормальные условия.

В первом ряду сидели родственники подсудимых: девушка Андрея Барабанова Катя, жена Алексея Полиховича Таня. Они пытались разглядеть в аквариуме своих любимых. Андрей Барабанов, который сидел в первом ряду аквариума, улыбался Кате. 

Собака-ротвейлер тяжело дышала и пахла псиной. Минут через 15 после начала заседания конвойный увел ее из-зала.

Прокуроры заявили, что все нормально и процесс нужно продолжить. Судья согласилась с прокурорами, и одна из них начала зачитывать обвинительное заключение. Читала она недолго — чуть больше часа. Потом судья обратилась с вопросом к подсудимым и их адвокатам: «Понятно ли вам обвинение?»

«Написано левой ногой через ухо»

Так охарактеризовал обвинительное заключение адвокат Артема Савелова Фарит Муртазин. Все подсудимые говорили о том, что обвинение им непонятно, свою вину они не признают, не согласны с тем, что принимали участие в массовых беспорядках, потому что массовых беспорядков не было.

«У большинства подсудимых повторяется одна и та же фабула обвинения по двум статьям — 212-й («участие в массовых беспорядках») и по 318-й («сопротивление сотрудникам полиции»). Как это возможно — одно и то же действие подводить под разные статьи?» — возмущался адвокат Дмитрий Аграновский.

В обвинительном заключении неоднократно повторяется, что «неустановленные лица грубо нарушали общественный порядок, занимались насилием в отношении полицейских, занимались поджогами, другими противоправными действиями. На это особое внимание обратил в своем заявлении подсудимый Николай Кавказский.

«Прошу разъяснить мне обвинение, — попросил он судью и прокуроров. — Какие действия обвинение считает массовыми беспорядками, сопровождающимися насилием, поджогами уничтожением имущества? В обвинение указано: неустановленные лица, грубо нарушающие общественный порядок, но эти действия неизвестных мне лиц не являются массовыми беспорядками. Обвинение почему-то говорит о том, что эти действия привели к массовым беспорядкам. Значит ли это, что сами массовые беспорядки заключались  в каких-то других действиях? Прошу разъяснить, в каких?»

Судья спокойно выслушала все заявления и возражения подсудимых и их адвокатов. И объявила перерыв до среды. До 11.30.

Публика выходила из зала с криками: «Но пасаран! Ребята – вы молодцы!». Приставы теснили публику к выходу.
 



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.