Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

#Путин

Соединяй и властвуй

23.06.2013 | Камышев Дмитрий | № 22 (290) от 24 июня 2013 года

Президент правит Конституцию и сливает суды

Владимир Путин объявил об объединении двух судов — Верховного и Высшего арбитражного. Ради этого будет во второй раз переписана Конституция. Кому это нужно и к чему приведет — выяснял The New Times
10_01.jpg
Ради объединения Антона Иванова (слева) с Вячеславом Лебедевым (справа) Владимир Путин готов даже поправить Конституцию

«Бомба» взорвалась около 15.30 в пятницу, 21 июня, когда речь Путина на пленарном заседании Петербургского экономического форума уже близилась к концу. «В целях обеспечения единых подходов к разрешению споров с участием как граждан, так и организаций... предлагаю объединить Верховный суд РФ и Высший арбитражный суд, для чего будет необходимо внести поправки в Конституцию России», — невозмутимо произнес президент. Соответствующий законопроект будет внесен в Госдуму «в ближайшее время» и должен быть рассмотрен на осенней сессии.

Когда Кремль в конце 2008 года впервые правил неприкосновенную до этого Конституцию ради продления сроков полномочий президента и Госдумы, тогдашний глава государства Дмитрий Медведев клялся, что других изменений не будет. «Конституция эффективна, она работает, и ее базовые положения должны на многие годы вперед оставаться незыблемыми», — заявил он в ноябре 2008-го в послании Федеральному собранию, особо выделив среди таких положений «принципы организации судебной власти». Обещанная «незыблемость» закончилась менее чем через пять лет.

В объединяющихся судах о президентской инициативе говорили крайне неохотно. В пресс-службе Верховного суда (ВС) The New Times сообщили, что ситуацию пока не комментируют, но готовы исполнить любые поручения президента. Председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) Антон Иванов в комментарии для The New Times тоже был лаконичен: «Как отметил президент, в ходе реализации этой задачи предстоит большая серьезная работа, и Высший арбитражный суд примет в ней активное участие». Хотя всего за день до этого, 20 июня, в интервью «Коммерсанту» Иванов высказался по поводу тогда еще гипотетического единого суда достаточно жестко: «Влияние такого суперсуда на судебную практику в регионах резко снизится. ВАС сейчас пересматривает до 5% поступающих жалоб, ВС — 0,1%. То есть фактически практика судов общей юрисдикции формируется областными судами, а у нас — Высшим арбитражным судом… Если еще учесть количество дел, инстанций и существующую систему оплаты труда судов общей юрисдикции, единый Высший суд вряд ли будет эффективным».
  

Единый суд мог потребоваться еще и для того, чтобы Дмитрию Медведеву было куда уйти с поста премьера  

 
С технической реализацией инициативы все предельно ясно. Для этого, как пояснил The New Times эксперт по конституционному праву Михаил Краснов, нужно поменять сразу три статьи Конституции (125-ю, 126-ю и 128-ю), где упоминаются ВС и ВАС, и аннулировать еще одну — 127-ю, где описаны полномочия ВАС. Причем все четыре статьи относятся к главе 7, изменения в которую вносятся обычным порядком: поправки должны быть приняты двумя третями голосов в Госдуме, тремя четвертями голосов в Совете Федерации и затем одобрены не менее чем двумя третями региональных парламентов. Ресурсов у Кремля вполне достаточно: нужного большинства «Единая Россия» не имеет только в Госдуме (там у нее 238 голосов при необходимых 300), но недостающие голоса она легко получит от сговорчивой думской «оппозиции».

Другой вопрос — к чему такая реформа приведет? Тут мнения опрошенных The New Times экспертов расходятся.

«Идея иметь во главе всей судебной системы один-единственный орган сама по себе правильная, — полагает адвокат Константин Ривкин. — Но я очень боюсь, что, привнесенная на российскую почву, она как минимум парализует судебную систему, а как максимум — начнутся разброд и шатания».

«Единый суд лучше единством правоприменительной практики, — соглашается Михаил Краснов. — Но есть одно «но»: если суды послушны, когда речь идет об интересах сильных мира сего, то единство практики будет работать только в худшую сторону». К тому же, добавляет эксперт, арбитражная система в последние годы стала более продвинутой в правопонимании, чем суды общей юрисдикции, которые «остались во многом еще привержены советским стереотипам». И «советские» судьи, которых больше, чем арбитражных, после объединения могут попросту «поглотить» своих продвинутых коллег.

Есть и еще один важный вопрос: зачем вообще Путину все это нужно?

«Никаких правовых оснований для этой реформы нет. А есть чисто политические и управленческие, — уверен федеральный судья в отставке Сергей Пашин. — Из единого центра, дескать, управлять проще».

Впрочем, добавляет Пашин, единый суд мог потребоваться еще и для того, чтобы Дмитрию Медведеву было куда уйти с поста премьера. Ведь многие эксперты прочат нынешнему правительству отставку то ли следующей зимой, после сочинской Олимпиады, то ли уже ближайшей осенью.

*См. The New Times № 18 от 27 мая 2013 г.
Примечательно, кстати, что в завершение своего выступления на форуме Путин поручил Госдуме в ближайшие две недели принять проект амнистии по экономическим статьям УК, который он всего месяц назад назвал сырым*. Список амнистируемых, правда, будет ограничен теми, кто осужден впервые и к тому же возместил нанесенный ущерб. Но первый шаг к некоему подобию либерализации Владимир Путин все же сделал. Ну и зачем ему тогда нужен бывший «главный либерал» Медведев? Пусть уж лучше действительно сидит в суде. 



Как работают суды за рубежом

Франция. Высшим судебным органом страны является Кассационный суд, в ведении которого находятся все дела в рамках гражданского и уголовного кодексов, за исключением процессов и жалоб против государственных органов. Для подобных дел высшим судебным органом является Государственный совет.

США. В каждом из американских штатов действует своя система судов, которая состоит из двух или трех ступеней и на вершине которой обычно находится Верховный или Апелляционный суд штата. Во главе американской судебной системы в целом стоит Верховный суд США — единственный из судебных органов, упомянутый в конституции.

Великобритания. Единая судебная система здесь отсутствует, она разделена на три юрисдикции: Англии и Уэльса, Северной Ирландии, Шотландии. Однако в рамках конституционной реформы 2005 года был создан Верховный суд Великобритании, который стал последней инстанцией по всем апелляциям в рамках законодательства Англии и Уэльса, Северной Ирландии, а также по делам, касающимся гражданского кодекса Шотландии (высшей инстанцией по уголовным делам здесь остался Высший уголовный суд Шотландии).

Германия. Высшим судебным органом является Федеральный верховный суд, рассматривающий апелляции по гражданским, коммерческим и уголовным делам. В стране также действует система арбитражного рассмотрения дел в соответствии с регламентом Немецкого института арбитражного производства. Решения арбитражных комиссий приравниваются к решениям судов, но разрешение на принудительное применение тех или иных мер выдается по требованию заявителя соответствующим государственным судом, который может также переформулировать арбитражные решения.




фотография: Дмитрий Духанин/Коммерсант




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.