Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Дневник

#Только на сайте

Плюсы и минусы конвейера

18.06.2013 | Буслов Антон

10–14.06.2013

The New Times продолжает следить за судьбой человека, которому поставлен смертельный диагноз*

Продолжение.  Начало в № 37, 383940414243-44 за 2012 г.., 123, 4 , 567891011121314-151617181920 за 2013 г.

Недавно у меня спросили, чем отличается лечение рака в США от того, что применяется в России. Мне показалось, что это вопрос очень хороший и важный, потому что все обычно думают, что у нас все плохо, а там все хорошо.

Первое, что заметил я, это отношение врачей. В США к лечению подходят очень технично, ты чувствуешь себя как на конвейере. Нет, конечно, никто не хамит, все улыбаются, все исключительно доброжелательны. Но... как-то все равно видно, что все это просто стандартная «американская улыбка», размноженная тысячу раз для всех и каждого. В России даже в худших из тех больниц, где мне довелось побывать, врачи относились с большим желанием вникнуть в мою ситуацию. Грубо говоря, мне никогда в голову не придет поговорить с доктором О’Коннором «за жизнь», и уж тем более он никогда не порекомендует мне хорошую книжку, чтобы настроить на нужный лад. Это вне рамок его обязанностей, этого нет в моем контракте с клиникой, а значит, это не входит в круг его интересов.

С другой стороны, в США никогда не возникнет ситуации, какая была со мной в Самаре: после неудачной попытки установить венозный катетер медсестра решила промыть его спиртом и попытаться поставить еще пару раз. Если что-то одноразовое, то второй раз его применять там не станут. Там точно проверят все дозировки, там не перепутают препарат. То есть все, что записано в контракте, там выполнят на отлично.

Все это и хорошо, и плохо. В России пациент вовлечен в процесс лечения уже потому, что ему надо внимательно следить за всеми действиями и медсестры, и врача. Но зато он имеет на руках все анализы, все результаты обследований и всегда может их перепроверить и проконсультироваться с кем-то еще. У нас врач может предложить выбор из более дешевого средства и более дорогого препарата, имеющего меньше побочных действий. В США же врачи натренированы судами, страховыми компаниями и прочими юридически обязывающими факторами: степень гибкости в лечении, которую они могут себе позволить, крайне мала. Даже если вы сделаете анализ «на стороне», то у вас спросят адрес врача, «кому его послать», а не отдадут вам на руки.

Система, доведенная до автоматизма, внушает уверенность. Но некая оторопь все равно остается: «Как же так? Ведь я не винтик, за что меня на конвейер?!»


Помощь

Сбербанк России:

Получатель: Буслов Антон Сергеевич

Банк получателя: ОАО «СБЕРБАНК РОССИИ» г. Москва БИК банка получателя: 044525225

К/с банка получателя в РКЦ: 30101810400000000225

СЧЕТ: 40817810838061002884

Назначение платежа: ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ЛЕЧЕНИЕ

Карты Maestro: 639002389008622102

Альфа-Банк:

Получатель: Буслов Антон Сергеевич

Банк получателя: ОАО «АЛЬФА-БАНК», г. Москва

БИК банка получателя: 044525593

К/с банка получателя в РКЦ: 30101810200000000593

СЧЕТ: 40817810004430009952

Назначение платежа: ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ЛЕЧЕНИЕ

Beneficiary bank: Alfa-Bank, Moscow, Russia

SWIFT: ALFARUMM

Beneficiary: Mr. Buslov Anton Sergeevich

Account number: 40817840904430001431

Correspondent bank of beneficiary bank: WELLS FARGO BANK N.A. / SWIF: PNBPUS3NNYC / Acc. with corr. bank: 2000193651652

PayPal: astroaist@gmail.com

Яндекс.Деньги: 41001231218106

QIWI: 9032676810

WebMoney (рубли): R326748372213

WebMoney (доллары): Z147922076632



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.