Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Политика

#Навальный

«Я намерен бороться»

12.06.2013 | № 20 (288) от 10 июня 2013 года

18_004.jpg

Вы будете избираться в мэры?


Да, буду.

Каким образом?

Есть два варианта: самовыдвижение или от партии. Первый требует сбора подписей — более 70 тыс., но это не главная проблема — собрать можно. Проблема в том, что Московская избирательная комиссия всех кандидатов от оппозиции всегда снимала по подписям. Поскольку партия «Народный альянс» не зарегистрирована, то другой возможный вариант — выдвигаться от РПР-ПАРНАС.

Муниципальный фильтр: какие шанcы у вас пройти через него?

Тут такая история: надо собрать подписи 110 депутатов, причем эти депутаты должны быть из 110 муниципальных округов. Это задача крайне сложная, особенно с учетом того, что на последних муниципальных выборах, как мы помним, порядка четырехсот независимых кандидатов были просто не допущены до выборов. В муниципалитетах преобладают либо члены «Единой России», либо люди вроде директоров школ и главных врачей, которые так или иначе подчиняются главам управ. Кроме того, мне уже сообщили, а потом подтвердили, что в мэрии, в предвыборном штабе, создана специальная группа, которая обзванивает колеблющихся или ненадежных и разъясняет им, что за Навального ни в коем случае нельзя давать подписи, потому что иначе будут проблемы. Ситуация осложняется тем, что ряд кандидатов начинает заниматься скупкой голосов.

И каковы суммы?

От 100 до 300 тыс. рублей за голос. Наконец, независимых муниципальных депутатов может просто не хватить на всех, кто идет не от власти. Дело в том, что у каждого депутата только одна подпись. Понятно, что члены «Единой России», а также бюджетники отдадут свои голоса Собянину. Остается порядка 200 депутатов, на подписи которых будет претендовать Сергей Митрохин («Яблоко») — он точно идет на выборы, кандидат от «Справедливой России» вроде Галины Хованской, кандидат от коммунистов — либо Клычков, либо Мельников, наконец, Прохоров или его сестра. И каждому нужно 110 голосов. Причем каждую подпись еще надо будет нотариально заверить — привезти каждого депутата к нотариусу и в его присутствии заверить подпись. Тем не менее я сделаю все, чтобы этот фильтр преодолеть.

Единого кандидата от оппозиции не будет?

Ну, смотря кого называть оппозицией. Для Собянина и мэрии идеальные выборы выглядят так: есть Собянин, есть коммунист, Клычков, скорее всего, он им подходит больше остальных, есть Митволь. В этом случае Собянин гарантированно проходит в первом туре, в том числе потому, что такой состав кандидатов сделает выборы малоинтересными, а низкая явка — 35—40 % — дает однозначное преимущество Собянину. В эту идеальную схему теоретически у них умещается и Митрохин. Но совершенно точно не умещаюсь у них я и не умещается Прохоров. Прохорову — а он их главный враг, он не скрывал, что готовится к выборам мэра, только думал, что выборы случатся на год или два позже, — надо продать активы, а это сделать за месяц невозможно.

Тот факт, что против вас сейчас идет судебный процесс, как-то ограничивает ваши права на выдвижение кандидатом?

С точки зрения закона формально это никак не мешает. С точки зрения ведения избирательной кампании, естественно, это мешает, потому что всю избирательную кампанию надо находиться в Москве, встречаться с депутатами, с людьми, участвовать в дебатах. Не сомневаюсь, что на дату каких-то крупнейших событий, например, дебатов, будут назначаться судебные заседания в Кирове.

А если судья Блинов выносит обвинительный приговор — не дай бог, конечно?

Меня снимают с регистрации. Даже если это будет условный срок.

Вы готовы говорить о своей предвыборной программе?

Я, естественно, заявлю программу, но сейчас мне не хотелось бы вдаваться в детали. Одно могу сказать: конечно, это будет программа развития. Но беда в том, что на содержательную повестку в этих выборах времени нет.

Кого вы видите своим основным соперником?

Конечно, Собянина. Я иду на эти выборы бороться с Собяниным, бороться с «Единой Россией» и с той парадигмой развития города, которую они предлагают. Я бы не шел на эти выборы, если бы не считал, что я смогу убедить большинство москвичей проголосовать за меня.

В социальных сетях идет дискуссия: одни говорят, что любые выборы лучше, чем отсутствие оных. Другие считают, что участвовать в них не стоит, так как результат задан заранее.

Участвовать все равно надо. Другой вопрос, что выборы — это процедура: дата, подготовка, кампания. А когда дату определили где-то там на даче на Рублевке, потом какая-то непонятная общественность выдвинула — понятно, что это нарушение процедуры. Досрочные выборы были объявлены ровно для того, чтобы убрать с этих выборов Прохорова и Навального.

Но ваши оппоненты говорят, что оппозиция должна быть в любой момент готова к выборам.

Она и готова. Я не хочу выглядеть защитником Прохорова, но факт есть факт: все свое время он посвящал подготовке к московским выборам. Власть увидела, что он к ним готовится, потому и сделали все, чтобы он в них участвовать не смог. И я к ним готовился, но то, что они будут объявлены сейчас, — для всех большая неожиданность, и все сделано, чтобы затруднить в них участие. Еще раз: власть придумала механизм, чтобы очистить выборы от Навального и Прохорова. Но я намерен бороться.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.