Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд/Тюрьма

#Только на сайте

#Эмиграция

Дело экспертов — дубль два

22.06.2013 | Светова Зоя | № 19 (287) от 3 июня 2013 года

24 июня еще двух ученых вызвали на допрос в Следственный комитет

В Следственном комитете полным ходом идет расследование «материнского дела ЮКОСА»: новая волна обысков и допросов прошла в Москве и Алма-Ате. 24 июня на беседу в СК для беседы об экспертном заключении по второму приговору Михаилу Ходорковскому вызвали бывшую судью Конституционного суда Тамару Морщакову. Что ищут следователи, что теперь они инкриминируют ученым, проводившим независимую экспертизу для президента Медведева по второму делу Ходорковского и Лебедева, и кто еще кроме Сергея Гуриева уехал из страны — узнавал The New Times
34_01.jpg
Первая страница письма главы Совета по правам человека Михаила Федотова президенту Путину в защиту экспертов. Резолюция Путина: «Бастрыкину А.И. Пр. рассмотреть и доложить». 31.10.2012.

«Все, что сегодня происходит с преследованием экспертов, которые участвовали в независимой экспертизе для Совета по правам человека при президенте, мне представляется полной фантасмагорией. Мне кажется, будто я читаю какой-то фантастический роман или смотрю фильм Алексея Германа «Трудно быть Богом». Это все совершенно за гранью юридической реальности», — говорит Михаил Федотов, председатель Совета по правам человека при президенте РФ.

*Решение о проведении общественной правовой экспертизы по второму «делу ЮКОСа» было принято СПЧ в январе 2011 г., одобрено президентом Медведевым в феврале 2011 г.
Между тем «юридическая реальность» подобралась близко-близко к самому Михаилу Федотову. Несколько недель назад на кафедре ЮНЕСКО по интеллектуальной собственности при Высшей школе экономики был произведен обыск. Руководителем этой кафедры является Михаил Федотов. Сам он об обыске говорить отказывается. По информации The New Times, следователи изъяли два компьютера, забрали дискеты и, вероятно, электронную переписку одного из сотрудников Михаила Федотова — Астамура Тедеева, специалиста в области налогового права, который в 2011 году по просьбе Совета по правам человека и гражданскому обществу при президенте России (СПЧ) участвовал в экспертизе*.

Шестеро смелых

Тедеев — один из девяти экспертов (среди них — шесть российских), участвовавших в независимой общественной экспертизе для СПЧ. Группу экспертов возглавляла судья Конституционного суда в отставке и член СПЧ Тамара Морщакова. За последний год обыски были проведены у троих из шести экспертов: в сентябре 2012 года — дома у Михаила Субботина, в апреле 2013-го — в офисе Российской экономической школы (РЭШ) у Сергея Гуриева и в офисе Астамура Тедеева. Гуриева и Тедеева вызывали на допросы. Михаила Субботина и эксперта Оксану Олейник звали в СК в феврале 2013-го, но потом сами же следователи эти допросы отменили. 24 июня на допрос снова вызвали и Михаила Субботина, и Тамару Морщакову. Причем Морщакова, как судья в отставке, обладает неприкосновенностью — согласие на проведение следственных дествий в отношении нее должен дать Конституционный суд.

Еще один эксперт, Анатолий Наумов, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии Генпрокуратуры РФ, был вынужден уйти из Академии Генпрокуратуры, после того как написал свое заключение по «делу ЮКОСа» для СПЧ. Единственным из шести российских ученых, кто пока никак не пострадал от своего участия в независимой экспертизе, остается Александр Прошляков, заведующий кафедрой уголовного процесса Уральской государственной юридической академии.

Начало

**Дело возбуждено по факту причинения имущественного ущерба государству, ОАО «Апатит», и умышленного неисполнения вступившего в законную силу решения суда по признакам составов преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 3 ст. 165, ч. 3 ст. 285 и ст. 315 УК РФ.


****Центр правовых и экономических исследований был создан в 2010 г., он объединил ученых, издавших серию работ, включая две коллективные международные монографии, по вопросам верховенства права и уголовной репрессии в сфере бизнеса. Среди экспертов центра — судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова, зампреды Верховного суда РФ в отставке Владимир Радченко, Виктор Жуйков и другие известные ученые в области права и экономики.
Обыски и допросы ученых экономистов и юристов проходят по уголовному делу № 18/41-03, так называемому «материнскому делу ЮКОСА», которое было возбуждено еще 20 июня 2003 года**.

От этого дела в течение десяти лет отпочковывались все дела, имеющие отношение к Ходорковскому и Лебедеву. За это время почти все сотрудники компании ЮКОС, которых посадили уже после ареста Ходорковского и Лебедева, отсидев, вышли на свободу, кто условно-досрочно, кто в связи с изменением законодательства.

За эти десять лет следователи, выделив уголовные дела из «материнского дела», сумели предъявить заочные обвинения некоторым уехавшим за границу сотрудникам и акционерам опальной компании. Все эти десять лет следственная группа, возглавляемая следователями по особо важным делам генералом Михаилом Тумановым и полковником Фаритом Ганиевым, продолжала работать. Сейчас они сосредоточились на легализации денежных средств, которые из-за границы якобы перечисляют доверенные лица Ходорковского и Лебедева. The New Times в статье «Дело экспертов»*** подробно писал, что искали следователи во время сентябрьских обысков, которые были проведены не только у эксперта Михаила Субботина, но и у главы Центра правовых и экономических исследований**** Елены Новиковой, которая никакого отношения к экспертизе для СПЧ не имела. Следователи искали доказательства своей версии, что доверенные лица Ходорковского через Центр правовых и экономических исследований подкупали экспертов, проводивших общественно-правовую экспертизу по второму «делу ЮКОСа» для СПЧ, который в декабре 2011 года представил ее президенту России Дмитрию Медведеву.

Вина экспертов

«Тем, кто делал экспертизу по второму делу Ходорковского, никакой уголовной ответственности не грозит, — сказал The New Times глава Адвокатской палаты Москвы Генри Резник. — Любой специалист может подвергнуть судебный приговор какой угодно экспертизе или анализу. Так что в этом деле даже подписки о невыезде быть не могло».

Согласно «принципам организации общественной научной экспертизы и привлечения экспертов», которые были утверждены СПЧ в марте 2011 года, «работа по подготовке аналитических докладов осуществляется на общественных началах — исключаются какие бы то ни были договорные отношения с Советом и оплата им проводимого исследования». Тамара Морщакова говорит, что более чем из 20 ученых, которым было предложено участвовать в экспертизе, согласились только девять. Отказывались по разным причинам: одним из мотивов неучастия было заранее оговоренное отсутствие гонорара.

Научная ОПГ

Разработка «экспертной версии» применительно к делу № 18/41-03 началась чуть больше года назад. Тогда, летом прошлого года Новикову и ее «преступную группу» заподозрили в «получении заведомо ложных заключений специалистов под видом независимых общественных экспертиз». Обвинение ей тогда не предъявили, но юристы обсуждали, что согласно закону подобные действия подпадают под несколько статей УК РФ: ст. 303 («фальсификация доказательств»), ст. 307 («заведомо ложные заключения») и ст. 309 («подкуп эксперта»).

В конце апреля обыск был проведен в московской квартире человека, близкого к команде адвокатов ЮКОСа. Он занимался административно-организационной работой: помогал защитникам Ходорковского и Лебедева покупать билеты, делать заграничные визы, продлевал адвокатские соглашения

«Статьей 303 УК предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств. Субъектами преступления по ч. 2 этой статьи могут быть только следователь, прокурор или защитник, — комментирует для The New Times ситуацию адвокат Анна Ставицкая. — Общественная экспертиза проведена после вступления приговора в законную силу и не может рассматриваться в качестве экспертизы в уголовно-процессуальном смысле этого слова. Что касается статьи о «заведомо ложных заключениях», эта ложность должна быть подтверждена решением компетентного суда. Пока этого нет, то и говорить не о чем. И последнее: «подкуп эксперта». Защита имеет право привлекать специалистов для дачи заключения на суде. Некоторые специалисты делают заключения бесплатно, некоторые за деньги. В любом случае общественная экспертиза вступившего в силу приговора суда никакого отношения к статье «подкуп эксперта» не имеет, потому что статья УК касается экспертов, выполняющих поручение следствия или суда о производстве экспертизы в ходе расследования или во время судебного процесса».

Хотя Елене Новиковой обвинения никто не предъявлял, по делу она проходила как свидетель, после обыска она уехала к мужу в Казахстан. Но доблестные следователи СК РФ достали ее и в Алма-Ате. 24 апреля в квартире ее мужа Игоря Новикова, известного специалиста в области международного торгового и морского права, московские следователи СК РФ вместе с казахстанскими коллегами провели обыск. «Следователи увезли в Москву три тома монографии по морскому праву, которую писал муж Лены Новиковой, забрали и книгу о морском праве на английском языке, забрали все клиентские базы с номерами телефонов. Представляете, что это такое для практикующих юристов? Обыск был проведен с нарушением закона, без судебного постановления, без адвоката», — рассказал The New Times Михаил Субботин.

«Безумная драматургия»

Судя по тому, что произошло в Алма-Ате, фантазия подчиненных Бастрыкина разыгралась, и преступление «научной ОПГ» во главе с Новиковой потянуло на настоящее вредительство.

***** Его цитирует «Новая газета» от 31 мая в статье «Следственный комитет проводит обыски в Казахстане с санкции Басманного суда».

****** Впрочем, Центр правовых и экономических исследований среди организаторов этой конференции не значится.
«Издавались монографии и осуществлялись публикации в средствах массовой информации о необходимости внесения изменений в уголовное законодательство России, — говорится в постановлении Басманного суда от 16 апреля 2013 года, разрешающем обыск в Алма-Ате***** … Создавалась иллюзия необходимости либерализации уголовного законодательства и в интересах Ходорковского М.Б…»

Фамилия Новиковой упоминается и в постановлении судьи Басманного суда Ирины Скуридиной о производстве выемки документов, содержащих информацию, составляющую тайну переписки в офисе РЭШ у Сергея Гуриева. 

Похоже, теперь следователи выстраивают следующую цепочку: члены ОПГ, скрывающиеся от следствия за рубежом под руководством бывшего адвоката Ходорковского Антона Дреля, переводят деньги в Россию, этими деньгами распоряжается глава Центра правовых и экономических исследований. Она якобы выплачивает деньги экспертам, организует конференции, привлекает для участия в этих конференциях известных ученых, в частности, Сергея Гуриева. Судья Ирина Скуридина упоминает в своем постановлении и Шестые Ходорковские чтения, которые проходили в Москве в июле 2010 года******.

«Это какая-то безумная драматургия, — комментирует постановление Басманного суда Тамара Морщакова. — Предъявлять состав преступления «воспрепятствование правосудию» можно только тогда, когда доказан умысел на это преступление. Когда экспертизу проводили, пресса постоянно спрашивала: «А что она (экспертиза) даст?» На этот счет ответили три председателя высших судов — Валерий Зорькин, Вячеслав Лебедев и Антон Иванов. Они сказали, что речь идет о роли общественности в оценке правосудия. Общество должно разбираться с тем, что происходит с правосудием. Вот общество и разобралось».

Продолжение следует?

«В конце прошлого года мне казалось, что следователи провели проверки, убедились, что речь не идет о каком-то уголовном преступлении, и все закончится. Но оказалось, что это не так и все продолжается», — сетует Михаил Федотов.

В феврале-апреле следственная группа заметно активизировалась. Несколько раз в СК вызывали бывшего бухгалтера Центра правовых и экономических исследований, вызывали и троих учредителей Центра Ирека Амирова, Владимира Автономова и Леонида Григорьева. Все они отказываются раскрывать детали допросов.Так, в интервью The New Times профессор Григорьев, заведующий кафедрой мировой экономики факультета мировой экономики и политики ВШЭ, сказал: «Я не хочу иметь никакого отношения к этому делу. No comment».

По информации The New Times, следственные действия «важняков» не ограничиваются экспертами и учеными. В конце апреля обыск был проведен в московской квартире человека, близкого к команде адвокатов ЮКОСа. Он занимался административно-организационной работой: помогал защитникам Ходорковского и Лебедева покупать билеты, делать заграничные визы, продлевал адвокатские соглашения. Вероятно, у него искали доказательства «преступной связи» адвокатов с живущими за границей членами ОПГ.

На следующий день этого человека — назовем его Алексей N. — вызвали в Следственный комитет для беседы.

Он купил билет и уехал в неизвестном направлении.

Значит ли это, что, «разобравшись с экспертами», следователи подбираются к адвокатам? 

Бог весть.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.