Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Искусство

Трудности перевода

31.05.2013 | Бланарь Александр , Шарипова Диляра

Открытие 55-й Венецианской биеннале
1 июня открывается 55-я Венецианская биеннале. Россия участвует в ней спецпроектом «Трудности перевода», подготовленным Московским музеем современного искусства (ММСИ)

В мире современное изобразительное искусство из России знают какими-то «огрызками». На Западе известны концептуалисты, в основном благодаря Илье Кабакову. Он один из самых известных современных русских художников, чьи работы успешно продаются на аукционах, чьи выставки привлекают посетителей. Но в целом наше искусство последних десятилетий пока не вписано в общемировой контекст. Для западного зрителя существует языковой барьер, не очень известны и малопонятны особенности развития страны в постсоветский период. А, например, перформансы Олега Кулика в 90-е, с его образом человека-собаки, неотделимы от общественно-политического контекста того времени.

Участники проекта считают, что эту ситуацию надо менять, и российская экспозиция — один из шагов к тому, чтобы современное русское искусство стало понятнее зарубежному зрителю.

Алексей Новоселов, директор выставочного отдела ММСИ

Традиции современного искусства в Европе несравнимо выше, чем у нас в России, поэтому пытаться чем-то удивить — это неправильно. Наш проект — попытка помочь понять. Мы показываем период с начала 90-х и до сегодняшних дней. В него входят очень разные художники, начиная от таких признанных авторитетов, как Илья Кабаков, Эрик Булатов, Виктор Пивоваров, и заканчивая молодежью, как Ирина Корина, Антон Литвин и др. Мы не выстраивали экспозицию ни хронологически, ни по направлениям, ни по группам, а отталкивались от конкретных произведений. Есть яркая работа с историей, с возможностью интерпретации — мы ее демонстрируем. Но естественно, старались представить максимально полную картину, не забыть важные имена, охватить поколения, направления.

Выставка развернута в университете Ка Фоскари, там очень сильная русская кафедра. Университет активно участвует в выставочной деятельности города, здесь прошли очень заметные события, такие, например, как выставка Брюса Науманна. В 2011 году университет в рамках биеннале вместе с Эрмитажем готовил выставочный проект Дмитрия Александровича Пригова. Это важное сотрудничество и прекрасный пример того, как можно работать на стыке разных культур.

Василий Церетели, директор ММСИ

К русскому искусству, безусловно, есть интерес за рубежом. Наши выставки востребованы, на них ходят. Проблема в том, что их очень мало. Очень мало галерей выезжают на ярмарки. Надо создавать соответствующую инфраструктуру, как это сделал Китай. Китайским искусством 15 лет назад, кроме специалистов, никто не интересовался. Государство сделало решительный маневр, начали финансировать, представлять современное искусство как экспортный продукт. Сейчас китайское искусство на виду, оно считается продвинутым. Изменился сам образ страны, теперь это не ширпотреб, не копии, а подлинное искусство. Такие шаги помогают поменять восприятие страны на всех уровнях, перейти от «матрешек» к сегодняшнему дню. Наша задача — позиционировать Россию не с точки зрения исторических памятников, которые уже не надо пиарить. У Кремля, храмов, икон есть свой зритель. Мы можем показывать русский авангард, искусство за последние 40 лет, которое действительно влияло на нашу жизнь и мировоззрение.

К сожалению, в России нет рынка изобразительного искусства, у нас мало галерей. А те, которые были, устали биться сами по себе: никакой поддержки нет, к ним приходит налоговая инспекция и относится так, как будто они занимаются чем-то преступным. А у нас не было бы такого пласта актуального искусства, и оно бы не развивалось в 90-е годы, если бы галерей не было. Они помогали художникам, были их тылом. Елена Селина, Айдан Салахова, Владимир Овчаренко много лет воспитывали зрителя. Продаж практически не было, но все равно создавались такие институции, как Биеннале молодого искусства, Мультимедиа Арт Музей... Если мы хотим развивать общество, то образование в области культуры — насущная вещь.

Антонио Джеуза, куратор проекта «Трудности перевода»

В России есть художники мирового уровня, их мало, как и везде, и они не так популярны. Чтобы представить их миру, надо их продвигать, делать выставки, искать спонсоров. Российскому изобразительному искусству не хватает поддержки со стороны теории. В стране нет ни одного факультета современного искусства. Совсем нет книг и очень мало публикаций о современном искусстве. Каталоги издают сами художники или галереи. А нужен академический уровень, чтобы понимать, что художники говорят миру и России. Сложно объяснить иностранцу, не знающему про жизнь в коммуналке, образный строй картины Виктора Пивоварова «Чайник кипит» или фотографию Мамышева-Монро в образе Элеоноры Шашковой.

Россия была популярна, когда была экзотикой, тогда все продавалось, как горячие пирожки. Но популярность приходит волнами. Нельзя рассчитывать на случай, надо приглашать кураторов, теоретиков, переводить книги. Если не вкладывать в некоммерческие проекты, наши художники не станут известными миру.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.