Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Владимир Рыжков: «Эпитафия парламентаризму»

03.12.2007 | Рыжков Владимир | № 43 от 03 декабря 2007 года

Что выбиралось 2 декабря?

Эпитафия российскому парламентаризму.
Сегодня уже ясно, кто заполнит пятую Думу и кого в нее не пустят. Всероссийское позорище под названием «выборы депутатов пятой Государственной думы» подошло к своей закономерной развязке. В пылу скандалов никто не задается вопросом: а что, собственно, выбирается 2 декабря 2007 года? И зачем? Между тем это важный вопрос

Владимир Рыжков
депутат Государственной думы
1— 4-го созывов

В эти выходные россияне проголосовали не за новый российский парламент — за его имитацию. Ведь за годы президентства В. Путина Госдума и Совет Федерации добровольно отказались даже от тех немногих властных полномочий, которые были отписаны им Конституцией 1993 года. Перефразируя известное высказывание нынешнего спикера Думы Б. Грызлова, можно сказать, что Дума стала не только не местом для политических дискуссий, но и вообще — не местом для парламентаризма!

Всякий современный парламент должен делать три главных дела. Во-первых, формировать правительство в соответствии с итогами парламентских выборов. Во-вторых, разрабатывать и принимать законы, в том числе перерабатывая и даже отклоняя правительственные инициативы. В-третьих, повседневно и жестко контролировать работу исполнительной ветви власти — ведомств и отдельных чиновников, осуществляя при этом постоянную обратную связь со своими избирателями. По всем этим параметрам нынешняя российская Дума не соответствует понятию «парламент».

Где пишут законы

За всю постсоветскую историю Дума лишь один раз де-факто сформировала правительство парламентского большинства — это было правительство Е. Примакова сразу после дефолта августа 1998 года. В него вошли представители всех думских фракций от Ю. Маслюкова (КПРФ) до С. Калашникова (ЛДПР). Кабинет был сверхуспешным: преодолел банковский кризис, провел через Думу первый бездефицитный бюджет, запустил экономический рост. При Путине Думу уже никто не спрашивает о составе правительства, последний раз это было, когда в правительство из Думы перешел А. Жуков. Премьеры Фрадков и Зубков были назначены совершенно внезапно для думцев, в том числе и из «правящей партии». Отставка непопулярного М. Зурабова случилась не под давлением депутатов, а тогда, когда это счел выгодным для себя президент.

Не лучше обстоит дело и с законами. В 90-е годы Дума и Совфед на равных с исполнительной властью создавали корпус современного российского законодательства. Несмотря на острую политическую борьбу, первая Дума приняла 199 законов (в том числе все основные действующие сегодня кодексы), вторая — 558. Сегодня от этого творческого процесса остались одни воспоминания. В последние годы Дума фактически забросила собственную работу над законами. Законодательство пишут в Кремле и ведомствах — даже если потом их формально вносят депутаты. За последние годы не было ни одного случая отклонения законопроекта, внесенного президентом или правительством. Как и ни одного примера принятия закона, не согласованного предварительно в Кремле или Доме правительства. Сколько полезных инициатив депутатов от оппозиции попало за последние годы под безжалостный кремлевско-единоросcовский нож! Например, корректировки пенсионного законодательства, поправки в ЖК, законы об образовательных кредитах, открытости власти, регулировании тарифов госмонополий и многие другие.

Некритическое отношение думского большинства к сырым инициативам чиновников оборачивается системными ошибками. Всем уже навязли в зубах проблемы с льготными лекарствами в рамках монетизации льгот, не решенные и поныне. Десятки грубых ошибок были допущены в новом Жилищном кодексе. Не работает из-за законодательного брака широко разрекламированный Земельный кодекс. Брак в законодательстве о регулировании алкогольного рынка привел к многомесячному коллапсу на винных прилавках, росту цен. Новое миграционное законодательство стало ежедневным кошмаром для миллионов соотечественников и наносит прямой ущерб экономике.

Бюджет закрыт

В 90-е годы парламент шаг за шагом добивался и добился почти полного открытия федерального бюджета. Как во всех современных демократических государствах, депутаты начали видеть детально расходы министерств и ведомств, в том числе и военные, что позволило наладить контроль над распределением и расходованием средств. За последние годы под водительством «либерального» министра финансов Алексея Кудрина (в данном случае действовавшего совсем не как либерал) бюджет снова был постепенно и в значительной степени закрыт для депутатов и общества. Депутаты потеряли возможность, например, контролировать и влиять на федеральные целевые программы, куда ежегодно идут сотни миллиардов рублей. Переход к трехлетнему бюджету также означает резкое ослабление контроля парламента над бюджетом.

Отдать контроль!

Катастрофически обстоят дела с контрольными полномочиями российского парламента. Четвертая Дума приняла поправки в закон о Счетной палате, которыми фактически переподчинила СП президенту, что противоречит Конституции: ведь СП — орган парламентского контроля над расходованием бюджетных средств! В разы сократились число и спектр парламентских и депутатских запросов. Дума и Совфед перестали создавать парламентские комиссии «ад хок» — по важным событиям политической и экономической жизни, аналог парламентских комиссий по изучению или расследованию. В первой Думе было создано 12 таких комиссий, во второй — 48 (в том числе по импичменту Ельцину), в третьей — 20, а в четвертой — только 9! При этом лишь одна (!) была создана (по инициативе В. Рыжкова. — The New Nimes) по действительно кричащей теме — расследованию трагедии в Беслане. И то работа последней, как известно, фактически закончилась ничем: большинство членов комиссии безропотно согласилось с официальной малоубедительной версией событий, выдвинутой Генпрокуратурой.

Торжество ритуала

Приход на пленарные заседания в Думу и Совет Федерации министров и чиновников (так называемые «правительственные часы») превратился в пышный, но бессмысленный ритуал, так как нет возможности оперативно, по горячим следам того или иного события вызвать министра «на ковер» — теперь такие встречи планируются заранее, за полгода. Все это похоже не столько на ответ министров перед депутатами за провалы в своей работе, сколько на праздничные презентации «неизменных успехов» российских ведомств.

Нечего и говорить о расследовании коррупционных скандалов. Соответствующая думская комиссия завершила четырехлетнюю работу практически безрезультатно. Дума не контролирует правительственные закупки, распределение и стоимость госзаказов, соблюдение закона о проведении конкурсов на госзакупки и госконтракты. То есть не делает ничего из того, что является основной работой любого современного парламента.

Очевидно, что за последние годы произошла масштабная и системная деградация российского парламента как института власти. Первым Путин (еще в 2000 году) сломал Совфед: о нем все бы давно уже забыли, если бы не его экстравагантный спикер С. Миронов. С Думой пришлось повозиться подольше, но и ее хребет переломан во многих местах. «Выборы » 2 декабря призваны закрепить полную и безоговорочную капитуляцию парламента перед лицом торжествующей российской бюрократии во главе с ее «национальным лидером» — В. Путиным.

Гарантия их стабильности

Главная «военная тайна» нынешнего российского парламента в том, что он ровным счетом ничего не делает! Он сидит тихо и смирно. Он не беспокоит правящих страной бюрократов вопросами. Он застенчиво отворачивается от общеизвестных фактов чудовищной коррупции. Он не проверяет качество написанных чиновниками (и в их интересах) законов. Он не вмешивается в борьбу в вышестоящих кабинетах. Он заранее со всем согласен и заранее готов одобрить решительно все!

Именно поэтому Путин так нахваливает нынешнюю Думу и ее большинство — «Единую Россию». Депутаты большинства создали правящей бюрократии режим наибольшего благоприятствования в распоряжении средствами бюджета, в контроле над финансовыми потоками, в присвоении природной ренты от добычи и экспорта нефти и газа, в завышении цен госзакупок и стоимости госконтрактов, в получении огромных «откатов», в создании атмосферы вседозволенности и безнаказанности, которая окончательно утвердилась в стране.

Только вот, бездумно отдав свой голос за нефтедолларовую и коррупционную «стабильность », не стоит удивляться потом высокой инфляции, недоступности жилья, качественного образования и здравоохранения, безудержному росту тарифов, тому, что нельзя решить ни один вопрос без взятки, что на все требуются десятки бессмысленных согласований. Тому, что бизнес и собственность могут быть силой отняты чиновниками-рейдерами и тому, что суд не защитит. Низкое качество государственного управления прямо связано с недееспособным парламентом под управлением Путина и «ЕР». Вся страна буквально изнасилована за последние месяцы именно потому, что правящей бюрократии до крайности нужен безропотный, ленивый и трусливый парламент. Который еще минимум на четыре года продлит счастливую для коррупционеров и рейдеров от власти эпоху «большого хапка».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.