Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Политика

Homo Parlamentarius: вырождение вида

03.12.2007 | Крылов Дмитрий | № 43 от 03 декабря 2007 года

Политика в свете эволюции

Эволюцию современного российского парламентаризма можно описать с помощью методов математического анализа. Это позволяет объективно оценить, что на самом деле движет народными избранниками, когда они принимают тот или иной закон. Такой анализ уже тринадцатый год подряд делает фонд «Информатика для демократии» (ИНДЕМ). The New Times с помощью ИНДЕМа проследил, как менялась Госдума с 1993 по 2007 годы

Сотрудники ИНДЕМа анализируют поименные голосования депутатов Государственной думы за каждый месяц ее работы. Результатом исследования становятся «политические карты», представляющие собой двухмерные пространства политических позиций партий и объединений. Суть этого метода состоит в том, чтобы все разнообразие мотивов, стимулов и интересов народных избранников свести к двум-трем определяющим их поведение факторам. Чтобы построить точку на карте для каждой партии, собирается и обрабатывается информация о голосовании депутатов Госдумы по ключевым для страны вопросам.

От хаоса к оппозиционности

Политическая карта Госдумы первого созыва (1993—1995) отображает доминирование «шумовой оппозиционности», говорит сотрудник ИНДЕМа Николай Благовещенский. В Думе тех лет консолидированная фракция власти отсутствовала. Коалиции были неустойчивыми: партии и объединения могли блокироваться при одном голосовании, а при другом уже выступали в совершенно противоположных конфигурациях.

В Думе второго созыва (1996—1999) уже появилась относительно сплоченная фракция власти («Наш дом — Россия»). На карте она выглядит как целостный кластер. Ей противостоит не менее сильная и сплоченная оппозиция в лице КПРФ — это специфика Госдумы середины и конца 1990-х годов. Отличие этой Думы от предыдущей состоит в том, что позиции фракций структурированы более четко и факторы размежевания проявляются более наглядно — партия либо лояльна власти, либо оппозиционна, либо она либеральна, либо отражает государственническую идеологию.

«Думы первых созывов действительно были политическим органом, реагирующим на политическую ситуацию в стране и мире, — отмечает президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров. — Самые мощные коалиции в Думе образовывались тогда, когда Борис Ельцин посягал, с их точки зрения, на полномочия Госдумы. Партии объединялись в широком спектре, а потом перестраивались в зависимости от тематики голосования».

Структура Госдумы первого и второго созывов была подвижной и динамичной. Число депутатов, принадлежащих партии власти, росло медленно (см. справку на полях). Однако в последующих Думах ситуация принципиально меняется.

Не место для дискуссий

В думе третьего созыва (2000—2003) были представлены все разумные альтернативные политические течения. Первый фактор размежевания в политическом пространстве связан с отношением к главному центру власти — президенту России и предлагаемым им реформам («реформизм-антиреформизм»). Второй — с выбором стратегии проведения реформ и местом государства в экономической и общественной жизни страны («либералы — государственники»). Политическое лицо Госдумы было сформировано союзом четырех лояльных Владимиру Путину и правительству партий «государственно-реформистского» толка1.

На политической карте Госдумы четвертого созыва (2004—2007) лояльность парламента президенту — главный фактор. Существенного различия между позициями ЛДПР, «Родины» или КПРФ больше не существует. Проблема создания коалиций, которая сопутствовала работе Государственной думы первых трех созывов, в этой Думе уже полностью отсутствует, пропрезидентское большинство машинально одобряет все инициативы. Дума структурирована. Вертикально.

Что дальше?

«Если посмотреть, как собирались голоса партии власти за все четыре Госдумы, то можно обнаружить почти линейную тенденцию», — комментирует Благовещенский. Линейные связи в социально-политической природе общества встречаются довольно редко. Они, как правило, просты и примитивны. Парламент имеет смысл, когда в нем происходит борьба, формируются динамичные коалиции, считает Сатаров. Не стоит надеяться, что результаты выборов Госдумы пятого созыва опровергнут гипотезу о линейном характере развития парламентаризма в России. Если перефразировать высказывание знаменитого генетика и натуралиста Феодосия Добржанского — ничто в политике не имеет смысла, кроме как в свете эволюции, — вырисовывается унылая картина нынешнего и будущего политического пространства России.

«Политические карты»

Госдумы первого (граф. №1) и четвертого созыва (граф. №2): результаты голосования депутатов по ключевым для страны вопросам. Горизонтальная ось отражает степень лояльности партий и объединений к законопроектам, иницируемым президентом России. Вертикальная ось – степень приверженности к «либеральной » или «государственнической » идеологии. Хаотичное расположение точек на первой карте характеризует подвижную и динамичную коалиционную ситуацию в парламенте. Упорядоченная структура из точек на второй карте показывает стабильное и статичное размежевание.

В Думе первого созыва 16,4% голосов принадлежало партии власти («Выбор России»), второго созыва – 14,7% («Наш дом – Россия»), третьего созыва – 28,4% («Единство», «Отечество – Вся Россия»), четвертого – 68% («Единая Россия»).

__________

1 «Единство», ОВР, «Народный депутат» и «Регионы России».


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.