Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Экономика

#Только на сайте

#Мир

Евро насмарку

21.05.2013 | Славин Алексей, Берлин | № 17 (285) от 20 мая 2013

Почему недовольны немцы и чем это грозит Старому Свету

В ФРГ набирает популярность партия «Альтернатива для Германии» (AfD): она появилась на свет всего месяц назад и уже насчитывает семь тысяч членов. Ее цели — возврат к немецкой марке и прекращение финансовой помощи югу Европы. Почему недовольны немцы и чем это грозит Старому Свету — выяснял The New Times

RTXYL0G_bw.jpg

Во время учредительного съезда AfD в Берлине

«Смотрите: Германия отчаянно борется за спасение евро, но что мы слышим в ответ от жителей юга Европы? Они не стесняются сравнивать нас, немцев, с нацистами!» — возмущается в разговоре с The New Times профессор макроэкономики из университета Гамбурга Бернд Люкке. Это он вместе с бывшим редактором отдела политики газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung Конрадом Адамом основал партию AfD. «Единая валюта потерпела фиаско, становится все сложнее верить в эту сказку», — уверяет нас профессор Люкке. Германия вполне способна выйти из кризиса, отказавшись от евро и от платежей в Стабилизационный фонд ЕС, но немецкий истеблишмент, жалуется профессор, упорно игнорирует такой сценарий. Выход один — создавать в Германии реальную оппозицию, что они с Адамом и сделали.

Отойти от традиции

Все партии, представленные в бундестаге, в конечном итоге занимают одну и ту же платформу и отличаются лишь мнением по вопросу о том, когда, кому и сколько выплатить денег, считает профессор Люкке: «Евро считается священным. Того, кто придерживается другого мнения, тут же обзывают популистом или высмеивают». Между тем 54% участников опроса, проведенного немецким еженедельником Der Spiegel еще в июле 2012 года, не видят смысла в расходовании сотен миллиардов ради сохранения евро. «Европа не только не получает никакой выгоды от евро, а, наоборот, медленно разрушается», — говорит профессор Люкке.

Для того чтобы воплотить свои идеи в жизнь, лидеры «Альтернативы для Германии» предлагают отойти от традиционного принятия решений в парламенте: Люкке планирует добиваться проведения национальных референдумов по швейцарскому образцу, в том числе относительно мер, принимаемых Евросоюзом по вопросам выделения пакетов экономической помощи другим странам.

Согласно последнему опросу, за партию Люкке–Адама на сентябрьских выборах в бундестаг готово проголосовать 7% жителей ФРГ и еще 17% респондентов серьезно размышляют о такой возможности. А это уже не шутки. Ангеле Меркель, отмечают эксперты, придется «пройти по очень узкой тропе между теми, кого уже утомила постоянная необходимость оказывать помощь более бедным странам еврозоны, и теми, кто пока еще поддерживает усилия Германии по сохранению единой валюты». В первую очередь это, конечно, крупные корпорации.

Между тем евроскептицизм имеет в Германии весьма серьезную экономическую и психологическую основу, на которую, собственно, и опираются «альтернативщики».

EN_01078455_0493.jpg

Профессор Бернд Люкке: «Выход из кризиса — в отказе от евро»

Бедные немцы

Все, что будет написано ниже, не преувеличение. Европейский центральный банк (ЕЦБ) впервые подсчитал уровень благосостояния домохозяйств — показатель, включающий в себя рыночную стоимость активов: недвижимости, автомобилей и прочих ценностей, за вычетом долгов и кредитов. Выяснилось, что немецкие семьи официально являются самыми бедными по объемам имущества среди всех стран еврозоны.

Свободные активы среднего домохозяйства в Германии составляют всего лишь в €51,4 тыс., тогда как в Греции они достигают €101,9 тыс. Причем греческие семьи ненамного больше немецких. Согласно данным Eurostat, они в среднем состоят из 2,6 человека, тогда как немецкие — из двух.

В странах еврозоны зажиточнее всех живет Люксембург (€397,8 тыс. при среднем домохозяйстве в 2,5 человека). На Кипре, который молит о помощи, этот показатель составляет €266,9 тыс. (на 2,8 человека), а на Мальте — €215,9 тыс. (на 2,9 человека). В Испании и Италии накопления несколько скромнее — €182,7 тыс. (на 2,7 человека) и €173,5 тыс. (на 2,4 человека) соответственно. По объемам имущества немцев обгоняют даже словенцы — €100,7 тыс. (на 2,6 человека) и словаки — €61,2 тыс. (на 2,8 человека).

Германия занимает последнюю строчку не только по уровню благосостояния, но и по общему количеству домохозяйств, имеющих хоть что-то за душой. 19,8% из них вообще не имеют свободных активов — все доходы они вынуждены тратить на текущие расходы, при этом у них нет никакого более или менее значимого имущества. В Греции таких домохозяйств 7,8%, в Испании — 4,7%, на Кипре — 4,2%, а в Италии всего 2,3%.

Еще хуже выглядит Германия на фоне владения недвижимым имуществом. Всего 44,2% немецких семей являются собственниками жилья. В Испании этот показатель составляет 82,4%, на Кипре — 76,7%, в Греции — 72,4%, в Италии 68,7%.

Испугавшись своих цифр, эксперты ЕЦБ решили предостеречь читателей от «поспешных выводов», придумав следующую формулировку: «Немцы в целом имеют более широкий доступ к общественным благам, поэтому они менее заинтересованы в накопительстве, а также приобретении недвижимости и прочего имущества».

  

Евро так до конца и не вошел в немецкую ментальность. Жители Германии по-прежнему хранят в копилках миллиарды наличных немецких марок

   

 
Марка под матрасом

По свидетельствам самих немцев, евро так до конца и не вошел в немецкую ментальность. Жители Германии по-прежнему хранят в копилках миллиарды наличных немецких марок. Ностальгия, забывчивость, а может, стратегическое мышление, — что бы ни было причиной сохранения наличных DM, их, по подсчетам Федерального банка, и через десять лет после перехода на наличные евро в германских домах остается 13,45 млрд! Монеты и купюры хранятся в свинках-копилках и в потрепанных портмоне, неожиданно обнаруживаются в кармане старой куртки или между страницами давно нечитанной книги, куда были спрятаны когда-то на черный день. Начиная с 2008–2009 годов активность бундесбюргеров по обмену наличных марок на евро резко снизилась. Так, за последние 12 месяцев 47 филиалов Федерального банка приняли к обмену 162,8 млн марок — почти на треть меньше, чем это происходило в период с 2002 по 2007 год.

Психологи твердят об осознанной тяге немцев к прежней национальной валюте. Согласно опросу независимой социологической службы Emnid, почти половина (49%) жителей Германии желают возврата к немецкой марке в качестве единственного платежного средства. 51% не удовлетворен евро, а 77% считает, что общеевропейская валюта снизила уровень их благосостояния — все это потенциальный электорат «Альтернативы для Германии». Лишь 17% опрошенных заявили о «личной выгоде» от перехода на евро. Показательно, что популярность евро в последнее время сильно упала и среди молодых людей, ранее его защищавших. Если в 2009 году за единую валюту высказывались 72% жителей страны в возрасте от 18 до 24 лет, то согласно последнему анализу молодежных данных Федерального статистического ведомства Jugendstudie-2012 таковых теперь менее 40%.

На фоне европейского кризиса неплатежей и радикальных мер по спасению от банкротства целого ряда стран 67% населения Германии выражает сомнения в стабильности евро, 57% опасаются инфляции и 54% характеризуют степень своего доверия к единой валюте как крайне низкую.

Germania grafik.jpg

Плюсы для кармана

Идею возврата к марке поддерживает и финансовый гуру Джордж Сорос. Он считает, что Германия сама, и как можно скорее, должна выйти из зоны евро. По его мнению, привязанная к своей стабилизационной догме, ФРГ увлекает всю Европу в пропасть экономической депрессии. «Выход Германии из валютного союза, возможно, стал бы бóльшим добром, чем злом», — считает Сорос. Его аргументацию разделяют другие крупные фигуры с Уолл-стрит. Именно Германия, а не периферийные страны ЕС, должна покинуть валютный союз, считает Кеннет Гриффин, основатель инвестиционного союза Citadel. «Евро без Германии моментально упадет в цене, а периферийные государства сразу же станут более конкурентоспособными. Только таким образом смогут выжить евро и с ним Евросоюз. Если самая крупная экономика Европы покинет еврозону, то долги оставшихся стран моментально сократятся в силу ослабления евро», — прогнозирует экономист в разговоре с The New Times.

Специалисты по финансам анализируют пути и механизмы новой валютной реформы и заявляют: она вполне реальна. «Ни одно валютное объединение не вечно, — объяснил The New Times профессор кафедры экономики университета Дармштадта, консультант Федерального правительства по финансовым вопросам Вольфганг Герке. — С 1873 по 1924 год просуществовал «скандинавский денежный союз» между Данией, Швецией и позже Норвегией, неудачной оказалась и попытка слияния в «латинский монетный союз» Франции, Италии, Бельгии, Греции и Швейцарии в XIX веке. Евро теоретически также может быть отправлено на полку истории». Плюсы для немецкого кармана от возвращения к прошлому, по мнению Герке, очевидны. В первую очередь с отказом от единой валюты Германия лишится своих обязательств по финансовой помощи странам-должникам. Одновременно значительно дешевле (в случае стабильности новой-старой марки) станет импорт сырья, энергоносителей и товаров народного потребления.

  

«Евро без Германии моментально упадет в цене, а периферийные государства сразу же станут более конкурентоспособными. Только так смогут выжить и сам евро, и Евросоюз»


 

Третья мировая

По мнению бывшего министра финансов Германии Тео Вайгеля (а именно ему принадлежит как идея, так и само слово «евро»), возвращение к марке стало бы серьезной проблемой в первую очередь для германского экспорта: немецкие товары значительно подорожали бы и потеряли конкурентоспособность. К тому же рядовой потребитель вполне может в этом случае лишиться большой части своих сбережений, которые посредством страховок и инвестиционных фондов размещены во многих зарубежных банках. А техническое переоснащение банкоматов, платежных терминалов и печатание новых купюр может обойтись германскому налогоплательщику в €60 млрд — сумму, составляющую 2,5% ВВП.

«В первые пять лет нужно в любом случае ожидать огромных проблем, — предупредил The New Times директор банка Deka-Bank Ульрих Кратер.— Потери ВВП могут стать еще существеннее, чем после банкротства американского банка Lehman Brothers в 2008 году — а тогда экономический ущерб Германии составил 5%!»

Помимо экономических последствий эксперты говорят и о политических рисках. «Выход Германии из еврозоны способен привести к настолько крупным политическим конфликтам с остальными европейскими государствами, что немецкая экономика может потерять доступ к европейскому макроэкономическому рынку, — сказал The New Times главный экономист немецкого Commerzbank Йорг Кремер. — И тогда можно будет говорить уже о коллапсе. Но главное, что Германия вряд ли захочет в третий раз за столетие разрушать Европу».

Возражая оппонентам, Бернд Люкке постоянно повторяет, что именно под действием единой валюты Европа разделилась на бедный юг и процветающий север, напоминая при этом, что экономический взлет Германии произошел как раз при немецкой марке. В то время возможность регулярно девальвировать свою валюту в периферийных странах типа Италии, Испании или Греции работала лучше всяких кредитных вливаний. Введение евро, по мнению Люкке, было исторической ошибкой, которую пришло время исправить. Политик подчеркивает: «Мы хотим остановить очевидное нарушение демократических, правовых и экономических принципов. Правительство Ангелы Меркель оказалось неправым, заявив, что для его политики нет альтернативы. Альтернатива есть — и это мы».

Осталось убедить в этом избирателей, но до сентября времени еще довольно.


фотографии: Reuters, AFP/East news




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.