Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

«Российская власть преступила черту»

20.05.2013 | Дубин Борис, независимый эксперт, социолог

20 мая Автономная некоммерческая организация Аналитический Центр Юрия Левады (АНО Левада-Центр) получил предостережение от Савеловской межрайонной прокуратуры Москвы, общий смысл которого сводится к тому, что публикация результатов социологических исследований влияет на общественное мнение и поэтому является не научной, а политической деятельностью. Позднее прокуратура вынесла предостережение и дочерней структуре ВЦИОМа — "Фонду содействия изучению общественного мнения"

Если это действительно "охота на ведьм", то есть истребление любой сколько-нибудь независимой, альтернативной, объективной информации, наблюдений над тем, что происходит сегодня в России (а похоже на то, что объявлена война против такого рода выступлений), то кому как не Левада-Центру пасть жертвой подобных нападок. Ведь это старейшая, наиболее основательная служба, которая на протяжении четверти века поставляет обществу информацию о том, что оно собой представляет и что с ним происходит.



Что касается предостережения ВЦИОМу, похоже, это обычный ход: затронуть того, кого хотят затронуть, а заодно и еще кого-то, чтобы не подумали ничего плохого. Это вещь довольно понятная и для служб, которые все это инициируют, общепринятая.



Это довольно похоже на то, что было с независимыми центрами, исследованиями, науками в 30-е годы и брежневские годы (60-80-е гг). Тогда в СССР социологии просто не дали возникнуть, и первые попытки были отправлены под нож. Независимые гуманитарные науки попытались возродиться совсем недавно.



Но если сравнивать эти годы, то мы видим разный контекст. В 30-е годы был "железный занавес" и то, что проникало под него, в Европе не хотели воспринимать. В брежневские годы информации о происходящем тоже было трудно проникнуть за пределы СССР, да и социология и независимые гуманитарные дисциплины тоже только-только зарождались. Но все-таки  и тогда это заметили на Западе — задушить их втихую не удалось.



Сейчас мировой контекст совсем другой, чем был в 30-е годы и даже чем был в брежневские годы. Так просто, как говорил Василий Гроссман — "Зарежут в подворотне", расправиться не удастся. Не зарежут. Не удастся сделать все за "железным занавесом", чтобы было шито-крыто.



Но к сожалению, я не думаю, что на сегодняшний момент реакция мировой общественности — главный фактор. Похоже, что российская власть преступила некоторую заветную черту и для нее теперь никто не важен. Насколько далеко это зайдет, пока не очень понятно, и если брать эти три эпохи (30-е годы, брежневские годы и нынешнее время), сейчас ситуация наиболее открытая, сложная и непредсказуемая.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.