Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Терроризм

#Только на сайте

#теракты

Братья Царнаевы: дорога на марафон

14.05.2013 | Хазов Сергей | № 16 (284) от 13 мая 2013 года

Тамерлан Царнаев, один из подозреваемых в организации теракта 15 апреля в Бостоне, похоронен в США. Его младший брат Джохар Царнаев находится в тюрьме: ему предстоит ответить за обоих, вплоть до смертной казни*. И есть главный вопрос: почему эти два молодых человека, прожившие более 10 лет в городках Массачусетса, получавшие госпомощь, гранты и проч., решились на убийство невинных людей — тех, среди которых жили и росли?

RTXYVVK_bw.jpg

Тогда он еще даже не играл в войну: Тамерлан Царнаев на коленях у своей матери Зубейдат вместе с отцом Анзором  (слева) и дядей Мухаммадом Сулеймановым

*Смертная казнь в штате Массачусетс была отменена в 1984 г., однако Джохар Царнаев подпадает под действие федерального закона о применении оружия массового поражения, санкции по которому — от тюремного срока до смертной казни.

Вопрос о месте похорон 26-летнего Царнаева встал после того, как 7 мая мэр Бостона Томас Менино категорически запретил хоронить террориста в пределах города. Тамерлана предали земле в 130 км от Вашингтона, на мусульманском кладбище «Аль-Барзак» в городе Досуэлле (штат Вирджиния).

AP368454434220_bw.jpg

Несмотря на заявления, что он не имеет никаких дел «с этой семьей», похоронами занимался именно дядя Руслан Царни. На фото он (крайний справа) в сопровождении Питера Стефана, директора похоронного бюро

Семейные ценности

11 лет назад такого развития событий никто и представить не мог. Приехавшие в США в 2002 году Царнаевы не отличались особенной религиозностью. «Обычные советские люди, к тому же выросшие в Киргизии, а не в Чечне, не видевшие войны. Так, ничего особенного», — охарактеризовал семью в разговоре с The New Times известный чеченский хирург Хасан Баиев, который в начале 2000-х тоже жил в пригородах Бостона и хорошо знал Царнаевых.

С Баиевом соглашаются и другие бостонские чеченцы. Один из них, Руслан (он просил не называть его фамилии), рассказал журналу, что отец братьев, Анзор, открывший в Бостоне мастерскую по ремонту автомобилей, любил выпить и громко погулять, а мать, Зубейдат, работавшая в салоне красоты, часто составляла ему компанию. «Помню, еду я как-то в машине по Бостону, окна открыты, и тут слышу, рядом играет на полную громкость Стас Михайлов: это подвыпивший Анзор ехал за рулем соседней машины, — рассказывает Руслан. — А в другой раз я застал их обоих, Анзора и Зубейдат, в ресторане: Анзор был сильно пьян, а Зубейдат одета не то что не по-мусульмански, а вообще как-то вульгарно».

По слухам, однажды Анзор Царнаев стал приставать в ресторане к какой-то девушке, ужинавшей со своим другом, завязалась драка, в результате которой отец семейства оказался в больнице. «Все это было, когда они только приехали в Бостон, году в 2003-м, — говорит Руслан. — Семья была недружная, постоянно ссорились».

По словам других представителей чеченской диаспоры в Бостоне, к слову, весьма малочисленной — 50-60 человек, именно на почве алкоголя и пьяных дебошей Анзор поссорился со своим братом Русланом Царни, который, кстати, в отличие от остальных родственников с самого начала не ставил под сомнение причастность братьев Царнаевых к теракту.

Не складывались отношения и с детьми: «Младшую дочь Царнаевых Алину силой выдали замуж за такого же киргизского чеченца, как ее отец, — рассказывает Руслан, — хотя она была влюблена в одного темнокожего парня в школе. Причем дело было вовсе не в религии, а в деньгах. Она пожила немного с ним, потом развелась и живет теперь в гражданском браке со своей первой любовью. Вторая дочь, Белла, тоже была замужем за чеченцем и тоже развелась».

По неуточненным данным, развелись и родители — еще в 2011 году. Причиной стала возросшая религиозность Зубейдат. Впрочем, в Дагестан — в 2012-м — они вернулись вместе; и также вместе отвечали на вопросы журналистов после бостонской трагедии. А примерно две недели назад оба пропали из поля зрения прессы. По сведениям The New Times, из Дагестана Царнаевы уехали в Чечню. Выбор выглядит странным: ведь Рамзан Кадыров как раз в начале мая на совещании с участием директоров чеченских школ назвал братьев Царнаевых «последними шайтанами», заодно повторив то, что говорил и раньше: к Чечне они не имеют никакого отношения. Оно, впрочем, и понятно: плейлист Тамерлана на сайте YouTube пестрит роликами, в которых «муртад (вероотступник) Кадыров» обвиняется в предательстве истинной веры.


«Тамерлана было не узнать, он отрастил бороду, ходил в арафатке и длинной арабской джелабе. У нас в Чечне так не одеваются даже очень религиозные люди» 

Смена декораций

Друзья и соседи Тамерлана Царнаева характеризуют его как вспыльчивого и не очень приятного в общении человека: мол, думал только о боксе, ради которого забросил учебу, но в спорте зато имел все шансы на успех, был победителем региональных любительских соревнований и вполне мог рассчитывать на вхождение в олимпийскую сборную. Пытаясь объяснить озлобленность Тамерлана против Америки, СМИ выдвинули теорию, что с олимпийской мечтой ему пришлось расстаться из-за скандала с его бывшей девушкой Надин Ашсенcау, по происхождению наполовину португалкой, наполовину итальянкой. Надин обвинила Тамерлана в измене, он ударил ее, соседи вызвали полицию, было открыто дело о домашнем насилии. Однако молодые люди помирились, Надин отказалась давать показания, и дело развалилось, так что перед законом Тамерлан остался чист.

Со своей будущей супругой Кэтрин Рассел, родившей ему в 2010 году девочку Захару, он обращался не лучше. Соседи по общежитию в колледже, где учился Тамерлан, рассказывали, что тот часто кричал на Кэтрин, называл ее шлюхой и даже кидал в нее мебелью. Но ни о каком религиозном экстремизме тогда речи не было: «Еще 3–4 года назад я постоянно встречал Тамерлана на дискотеках в Бостоне, где среди эмигрантов из России особой популярностью пользовались International nights (прямой перевод — «международные ночи», то есть вечеринки, на которые собирались недавние иммигранты. — The New Times), — рассказал журналу Руслан. — Он пил, как и все, плясал со своей подружкой (Надин. — The New Times), ничем не отличался от обычных американских парней».

Резкая перемена произошла в 2008–2009 годах. Тамерлан бросил пить, курить и ходить по ресторанам. Кэтрин, с которой он только начинал встречаться, надела хиджаб. Сам Тамерлан перестал общаться с большинством друзей, хотя бокс не бросил. Именно тогда он снялся в фотосессии, которой был предпослан заголовок из интервью с Тамерланом: Will Box for Passport («Буду боксировать за (американский) паспорт»), и именно тогда сам Тамерлан на сайте фотографа написал: «У меня нет ни одного американского друга, я их не понимаю». По словам Руслана, до 2009 года проблем с американцами у Тамерлана не было, хотя общаться с ним сложно было и чеченцам — слишком задиристый. Но у Тамерлана появились новые друзья, в частности, некий Миша, с которым, по словам дяди Руслана Царни, они ночи напролет говорили об исламе. Впрочем, следователи ФБР, допросившие Михаила Аллахвердова, 39-летнего армянина, принявшего ислам, решили, что к бостонским взрывам тот не причастен.

В 2012 году, после того как Тамерлан вернулся из полугодовой поездки в Дагестан и Чечню, он, по словам его бостонских знакомых, изменился неузнаваемо — и внешне, и в риторике. «Я пришел во время Рамадана к общим знакомым поздравить их с праздником. Его было не узнать, он отрастил бороду, ходил в арафатке и длинной арабской джелабе. У нас в Чечне так не одеваются даже очень религиозные люди. Если раньше он говорил, как многие в его возрасте, на смеси дагестанского и чеченского сленга, то тут стал называть меня братом, говорить обстоятельно, как имам. От прежнего забияки не осталось и следа», — рассказывает Руслан, бостонский собеседник The New Times.

Младший брат Тамерлана Джохар, «милый парень», спортсмен, обладатель стипендии на обучение в Кембриджском колледже, любивший марихуану чуть больше, чем его американские друзья (о нем говорили: «Он всегда был обдолбанный»), и приторговывавший травкой ради денег на карманные расходы, был полностью зависим от старшего брата. Это подтвердила журналистам и Зубейдат Царнаева: она, мол, с детства воспитывала в Джохаре уважение к Тамерлану. Представители бостонской чеченской диаспоры сказали The New Times, что свою роль здесь, наверное, сыграл и низкий авторитет сильно выпивавшего отца. Джохар видел в старшем брате героя и был готов даже умереть вместе с ним: на допросе он признался, что изначально оба они планировали стать смертниками — собирались взорвать себя во время празднования Дня независимости 4 июля. Но потом планы переменились.

RTXYVV9_bw.jpg

Джохар Царнаев (впереди в центре) с братом Тамерланом и сестрами Алиной (слева) и Беллой

Материнский след

Американские СМИ со ссылкой на спецслужбы предположили, что к исламу Тамерлана, а впоследствии и Джохара, привела мать. В 2011 году она даже была включена в список лиц, подозреваемых в связях с терроризмом (TIDE), после того как российская ФСБ отправила ФБР запрос на нее и Тамерлана. На пресс-конференции в Махачкале 25 апреля она истеричным тоном обвиняла американцев в том, что те убили Тамерлана уже после задержания; Зубейдат сослалась на некое видео, на котором ее сын, живой и голый, шел под дулами полицейских пистолетов и карабинов. Видео, мол, были потом удалены, но сердце матери не обманешь.

Хасан Баиев, однако, с версией о ключевой роли матери в судьбе Тамерлана не согласен: «Скорее, это Тамерлан надел на нее хиджаб», — сказал он журналу.

Это косвенно подтверждается и другими фактами. Вот, например, что рассказала The New Times научный сотрудник Международного центра изучения терроризма Pennstate University (Университет штата Пенсильвания) Миа Блум: «От клиенток Зубейдат в ее салоне красоты сотрудники нашего центра узнали, как та вдруг резко стала носить платок и развивать конспирологические теории относительно взрывов башен-близнецов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года: мол, они были организованы ФБР, чтобы начать войну в Афганистане. «При этом на все вопросы она отвечала так: «Спросите моего сына, он гораздо больше знает», — рассказала Миа Блум.

25 апреля 2013 года власти Массачусетса выдали ордер на арест Зубейдат. Обвиняется она вовсе не в терроризме, а в краже одежды из магазина Lord &Tailor на сумму $1624 — ее поймали за руку в июне 2012 года. Суд был назначен на октябрь прошлого года, однако Зубейдат к тому времени была уже в Махачкале. «Что же это за радикальная мусульманка, которая ворует одежду?» — усмехается бостонский чеченец Руслан.

EN_01079984_1631_bw.jpg

Анзор и Зубейдат Царнаевы на пресс-конференции в Махачкале 25 апреля 2013 г.

Бесы ислама

Во время первых допросов Джохар Царнаев признался, что он и его брат были поклонниками Анвара аль-Авлаки, радикального исламиста американского происхождения (он родился в Калифорнии), третьего человека в «Аль-Каиде», убитого в Йемене в 2011 году. Лекции аль-Авлаки о «святом джихаде» против евреев и крестоносцев можно до сих пор найти в интернете. В плейлисте Тамерлана на YouTube можно обнаружить выступление и другого радикального исламиста — австралийца Феиза Мохаммеда, распространявшего в свое время записи с призывами убивать неверных и воззваниями к родителям-мусульманам воспитывать из детей воинов джихада. Читали братья и финансируемый «Аль-Каидой» интернет-журнал Inspire (to inspire — вдохновлять). В начале мая материалы из Inspire были найдены и в компьютере Кэтрин Рассел, жены Тамерлана: непонятно, впрочем, загрузила она их сама или это сделал муж.

Интернет — главное оружие «Аль-Каиды», на которое тратятся миллиарды долларов, объяснил The New Times профессор-арабист Георгий Мирский, именно с его помощью исламистам удается привлекать молодых бунтарей по всему миру. «По американским данным, с 2001 года по сегодняшний день в Штатах зарегистрировано более 1000 попыток совершить теракты и 2/3 причастных к ним родились в Америке, — сказал ученый корреспонденту The New Times. — В 30-е годы радикальная молодежь шла или в коммунисты, или в фашисты, еще раньше в России — в эсеры. «Прямое действие» во Франции, «Красные бригады» в Италии, «Фракция Красной армии» в Германии — это все похожие истории». Чеченцы, палестинцы, иракцы, пакистанцы… — у исламистов нет национальности, все они принадлежат одной общности — мусульманской умме, избранному народу Аллаха. Безбожная Америка со своими феминистками, гомосексуалистами и распущенностью — враг номер один с точки зрения радикалов. «Это великий Сатана, который стоит за крошечным Израилем, поставившим на колени арабский мир, — поясняет Георгий Мирский. — Выхода для молодых воинов ислама два: или ехать в Сирию, Афганистан, Сомали, тот же Дагестан, чтобы воевать с неверными, или совершать какие-то акции у себя на родине». Царнаевы, очевидно, выбрали второй вариант.

AP823170995012_bw.jpg

С января по июль 2012 г. Тамерлан Царнаев был в Дагестане и Чечне. По некоторым данным, там он встречался с активистом дагестанского подполья, принявшим ислам канадцем Вильямом Плотниковым (на снимке слева)

Чем дальше в лес

Впрочем, интернет стал не только источником религиозной мысли, но и средством общения. «Для привлечения исполнителей терактов и их последующей мобилизации в разных странах часто используются одни и те же технологии, — объяснил The New Times главный редактор «Кавказского узла» Григорий Шведов. — В социальных сетях успешны не только открытые площадки, но и закрытые сообщества, основанные на общей идеологии. Внутри них происходит пропаганда радикальных идей, способствуя геттоизации участников и в реальной жизни. Это — первый этап в формировании базы сторонников. Рано или поздно наступает второй этап, связанный с визитом в регион. В это время проходит обучение потенциальных террористов, как правило, сборке взрывных устройств, иногда стрельбе. Бывает, что доходит и до планирования конкретных терактов».

Кто знает, возможно, именно во время поездки в Дагестан в январе-июле 2012 года у Тамерлана созрел план теракта. На этот счет достоверных сведений нет до сих пор.

*«Новая газета» № 47 от 29 апреля 2013 г.

Так, по сообщениям «Новой газеты»* и «Кавказского узла», сославшихся на Центр по борьбе с экстремизмом Республики Дагестан (ЦЭПЭ), во время своего визита в Россию в 2012 году Тамерлан Царнаев не только находился под постоянным наблюдением силовиков, но и вошел в контакт с активистами дагестанского подполья Махмудом Нидалем (18-летним палестинцем) и Вильямом Плотниковым (21-летним канадцем русского происхождения). После того как 19 мая 2012 года в ходе спецоперации был убит Нидаль, Тамерлан переехал от родителей к родственникам и без лишней надобности из квартиры не выходил. А когда 14 июля 2012 года в ходе другой спецоперации был застрелен Плотников, он спешно уехал в Грозный, а оттуда вернулся через Москву в США, так и не дождавшись российского паспорта, ради получения которого якобы и приезжал в Дагестан.

Однако заместитель начальника Отдела информации и общественных связей МВД по Республике Дагестан Фатина Убайдатова в разговоре с The New Times фактически опровергла эти данные: по ее словам, законов Тамерлан Царнаев не нарушал, вел себя как добропорядочный гражданин и в поле зрения полиции не попадал. «Я читала эти материалы в прессе, там все очень путанно и непонятно. Что такое этот ЦЭПЭ? У нас есть Центр по борьбе с экстремизмом и уголовным терроризмом МВД по Республике Дагестан, у ФСБ — другая структура (Управление по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом. — The New Times), они, наверное, получили откуда-то информацию, не знаю, откуда, и решили сделать сборную солянку, чтобы там черт ногу сломал».

Впрочем, даже если у ФСБ и были подозрения о связи Царнаева с бандформированиями, почему ему спокойно позволили передвигаться по территории республики, отпустили в Грозный, а потом выпустили из страны? «Органы правопорядка на Северном Кавказе похищают, убивают без суда и следствия людей, даже если они имеют лишь опосредованное отношение к террористическому подполью, — говорит главный редактор кавказского журнала «Дош» Абдулла Дудуев. — Тамерлана даже не допросили». Как бы то ни было, кажется очевидным: полгода, проведенные Тамерланом Царнаевым в Дагестане и Чечне, знакомство с исламистским дагестанским подпольем если и не подвигли, то укрепили его в том, что с «неверными» надо бороться силой оружия у них же дома, то есть в США. А то, что среди этих самых неверных, которых надо взрывать, могут оказаться соседи и знакомые — ну что поделаешь, «лес рубят — щепки летят» — ровно на этой несложной мантре была построена и идеология Советского Союза, который на протяжении десятилетий финансировал террористов в разных частях света, и идеология ЦРУ, взрастившего «Талибан» и «Аль-Каиду». Так холодная война спустя десятилетия бумерангом вернулась в Бостон, Нью-Йорк и Москву.


фотографии: AP Photo, AFP/East News, Reuters




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.