Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Политика

Коррупция — архимедова «точка опоры», в которую упирается вертикаль власти

10.12.2007 | Ермолин Анатолий | № 44 от 10 декабря 2007 года

Более того, не будь в России коррупции, построение «инновационной» модели вертикали власти а-ля Путин было бы невозможно

Коррупция — архимедова «точка опоры», в которую упирается вертикаль власти. Более того, не будь в России коррупции, построение «инновационной» модели вертикали власти а-ля Путин было бы невозможно

Анатолий Ермолин
подполковник ФСБ в отставке, депутат Государственной думы четвертого созыва

Не знаю, как выглядит структура «ДНК российского авторитаризма», упомянутая всуе Джорджем Бушем-младшим, но вертикаль власти, выстроенная нашим всенародно любимым президентом, вовсе не так примитивна, как столб.

Скрутка из тросов

Система государственного управления, построенная ВВП и его командой, уникальна, инновационна и лежит в русле новейших достижений авторитарного государственного менеджмента. Она проста до примитивизма и потому сногсшибательно эффективна. Кто бы мог подумать, что за каких-то восемь лет можно построить по линейке всех российских губернаторов, «убедить» крупный бизнес отказаться от кровных олигархических капиталов, упразднить свободу слова и независимые СМИ. А главное — убедить рядового обывателя в том, что «как у людей» у нас все равно никогда не будет, так уж лучше с Путиным и «Единой Россией».

Как же устроена и работает система вертикального управления страной, сконструированная политтехнологами в серых шинелях? В качестве модели путинской вертикали власти предложу образ скрутки из стальных тросов, каждый из которых является реальной ветвью власти.

Первый «трос» — это наша официальная государственная структура, свободные общественные организации, независимые СМИ, такие же независимые суды и т.п. Сказать, что это чистой воды бутафория, нельзя. По крайней мере до тех пор, пока в России жив хоть один честный журналист, неподкупный судья, объективный следователь, благородный офицер, оперуполномоченный ФСБ, пришедший в органы служить Родине, а не зарабатывать на жизнь «ксивой» и полномочиями. Власть, осуществляемая в корпоративистском государстве горсткой вполне реальных, неглупых и небедных людей, легко уходит в этот бе-лый — публичный «трос», приобретая, когда ей это надо, облик истинного служителя Отечества. Белый «трос» обеспечивает легитимацию власти, между тем служба в белом «тросе» носит скорее представительский характер. Тотальная вертикаль власти, реально управляющая страной, спрятана глубоко в тени.

Тут мы выходим на второй, реально несущий «трос» вертикали власти в современной России. Здесь нет Конституции. «Возить наверх» и «делать, как велено» — вот главные команды, на которые натаскивают сегодня «сторожевых псов» суверенной демократии. Негласные бойцы «черной вертикали» (имеющиеся, как правило, у каждого губернатора), усмирители непонятливых и сборщики дани «наверх», сладко пьют, властвуют над людьми, пока верно служат Верхнему, и не парятся насчет того, надо или нет разорять процветающие хозяйства с помощью рейдерских захватов. Элитные камикадзе, обслуживающие клан Верхних, умны и беспощадны, находчивы и отчаянны. Они живут одним днем, зная, что заочно приговорены. Они на свободе, пока «крыша», работающая в «белой вертикали», довольна.

А теперь посмотрим на третий «трос», сплетающий два предшествующих в единую слаженно работающую систему. У ФСБ, как правило, вагоны нереализованных дел на каждого из таких камикадзе. Почему Федеральная служба безопасности не дает хода делам о коррупции, если это входит в прямые должностные обязанности службы? Кого на самом деле контролирует Кремль в отдельно взятом субъекте Российской Федерации?

Управление компроматом

Мне не раз приходилось слышать от коллег по чекистскому цеху о том, какими круглыми идиотами они себя ощущают в ситуации, когда, выявив с помощью оперативных сил и средств крупные государственные преступления, криминальные связи и коррупционные схемы, не имеют никакой возможности дать ход раскрытым делам. Мне жаль своих добросовестных коллег: они так и не поняли, что теперь их функция — не бороться с коррупцией, а управлять ею в интересах правящих кремлевских начальников. Управлять с помощью накопления, предоставления «наверх» и трансформации в реальные уголовные дела компрометирующей информации, позволяющей контролировать любое мало-мальски значимое в федеральной политике лицо.

Гениальность путинского управления страной заключается в том, что главную слабость российского государственного менеджмента — коррупцию — президент и его команда превратили в собственную силу.

Путин не борется с коррупцией. Он ее подмял под себя и с ее помощью контролирует страну. И в этом смысле слова Черкесова о том, что чекисты стали «тем крюком, на котором сохранилась прежняя российская государственность », недалеки от правды.

Мне известен российский регион, где в преддверии выборов число заместителей у председателя областного заксобрания увеличилось с одного до четырех. Все трое — крупные полубандитские авторитеты, до сих пор жестко контролирующие основные районы области. Где они окажутся после думских выборов? Правильно — в Государственной думе.

По мнению некоторых депутатов от «Единой России», в ряде региональных избирательных списков самой главной партии страны до 80 процентов — люди с «замятой для ясности» криминальной биографией. Зато это люди, надежно контролирующие вверенные им территории. Кто же составляет оставшиеся 20 процентов? Контролеры тех, кто контролирует территории.

Эксперт по российским элитам Ольга Крыштановская недавно сказала, что Путин не контролирует в должной мере страну, потому что в ней слишком много коррупции. Я думаю, что все обстоит с точностью до наоборот: Путин надежно контролирует страну только потому, что вся она насквозь коррумпирована. Коррупция — архимедова «точка опоры», в которую упирается вертикаль власти. Более того, не будь в России коррупции, построение «инновационной» модели вертикали власти а-ля Путин было бы невозможно. «Крюку» не за что было бы зацепиться. Говоря профессиональным языком спецслужб — невозможно завербовать человека при отсутствии у него основы для вербовки.

В управленческих элитах России установился странный, на первый взгляд, консенсус, своего рода «общественный договор» между региональными чиновниками и федеральным центром: лояльность путинской вертикали в обмен на то, что им ничего не будет. Элитному камикадзе ничего не будет даже за то, что из пяти рейдерских захватов три он заказал исключительно для себя. Пожурят, конечно, но не накажут и не посадят, пока он им на выборах такую лояльность населения обеспечивает, какую заказывают политтехнологи из кремлевских башен.

А он обеспечит. Он надежный и исполнительный. Надо морду набить — набьют. Надо мэра строптивого посадить — посадят. Надо детей некоторых особо сознательных личностей на героин подсадить — подсадят. Но план по валу доверия населения к любимому Национальному Лидеру будет перевыполнен всегда. Иначе — тюрьма.

И что самое удивительное — ни президент, ни губернатор, ни высокие ответственные лица в Москве здесь абсолютно ни при чем. Им и знать об этом не надо.

Умно устроена вертикаль власти в стране победившей «суверенной демократии». Только есть один «маленький» минус: такой метод управления страной — это политика национального самоуничтожения.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.