Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Суд

#Болотное дело

Последнее слово Константина Лебедева: «В результате это вылилось в то, во что вылилось»

22.04.2013 | Чернухина Юлия

22 апреля Московский городской суд рассмотрел в особом порядке дело активиста «Левого фронта» Константина Лебедева, обвиняемого в организации массовых беспорядков 6 мая на Болотной площади. Оппозиционер полностью признал свою вину. Прокурор потребовал для подсудимого пять лет лишения свободы. Приговор будет оглашен 25 апреля 2013 года. О том, что происходило в зале суда — репортаж The New Times

IMG_1382.jpg
Константин Лебедев в Московском городском суде 22 апреля 2012 года

У входа в Мосгорсуд стоял всего один автозак, и не было ни одного пикетирующего с плакатами в поддержку обвиняемого. За 15 минут до начала процесса перед кабинетом №338, в котором должны были судить Константина Лебедева, стояли лишь несколько человек. Один из них – высокий седовласый и седобородый мужчина в сером шерстяном свитере и брюках в светлую полоску, в руках у него был прозрачный пакет, наполненный книгами. «Я хочу посмотреть ему в глаза», — сказал он корреспонденту The New Times, но для чего ему это нужно — объяснять отказался.
 
Константин Лебедев был арестован 18 октября 2012 года по подозрению в организации массовых беспорядков на Болотной площади. Более трех месяцев он находился в СИЗО, но в феврале 2013 года ему изменили меру пресечения — перевели под домашний арест: Лебедев пошел на сделку со следствием и полностью признал свою вину. Правда, как стало известно на суде, сделка эта состоялась еще в ноябре 2012 года. 

Связной


IMG_1350.jpg
Константин Лебедев (справа) со своим адвокатом Валерием Лавровым (слева) на суде
Конвойные провели Лебедева через общую дверь — он шел свободно, без наручников. У входа в зал обнялся со своим адвокатом, Валерием Лавровым. Он сильно изменился — отрастил волосы по плечи и бороду, так, что немногочисленная публика его не сразу узнала. «На Стеньку Разина похож», - переговаривались посетители. В руке Лебедев нес плотно набитую, желтую, клетчатую хозяйственную сумку. Как рассказала The New Times его девушка Полина Стародубцева, он был уверен, что его «закроют» сразу после суда.
Со стороны потерпевших на процессе были трое: представитель ЖКХ и благоустройства ЦАО Москвы Камила Махмудова –  крашеная блондинка в очках в тонкой оправе; представитель главного управления ГУ МВД по городу Москве Татьяна Колмакова — полная, белокожая женщина в синем платье и с длинными черными распущенными волосами; и один из двух гражданских потерпевших, указанных в деле: 74-летний Валентин Яструбинецкий (См. The New Times «Огонь прилипал к ладоням» от 26 ноября 2012 года). Ни один из 75-ти пострадавших полицейских на заседание не явился.
 
Лебедева посадили не в клетку, а за стол рядом с адвокатом. Он улыбался, сидел расслабленно, положив ногу на ногу, внимательно разглядывал входящих журналистов и барабанил пальцами по столу. 

Заседание началось ровно в двенадцать часов.

Судья Сергей Подопригоров — тот самый, что санкционировал арест и содержание под стражей Сергея Магнитского в 2008 году - удовлетворил техническое ходатайство о продлении домашнего ареста Лебедева до 8 октября 2013 года. После этого прокурор Михаил Резниченко начал зачитывать обвинительное заключение: «В период не позднее 2012 года у  председателя комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Таргамадзе и неустановленных лиц возник преступный умысел на неоднократную организацию массовых беспорядков на территории Москвы и регионов Российской Федерации в целях посягания на основы безопасности и стабильности в обществе». 

Из обвинения следовало, что Таргамадзе в начале 2012 года неоднократно связывался с  Лебедевым по интернету и предлагал «организовать на территории Москвы и регионов массовые беспорядки». Таргамадзе попросил Лебедева подыскать себе союзников из числа «оппозиционно настроенных лиц» и обещал «осуществлять руководство преступлением, содействовать советами, а также выделять деньги». 

Далее, по версии следствия, в конце февраля 2012 года Лебедев, Таргамадзе и «неустановленные лица» провели семинар в литовском городе Тракай, в ходе которого обучали оппозиционных активистов «методике организации массовых беспорядков». Именно на семинаре они предложили сотрудничество Леониду Развозжаеву. Он согласился. 

В марте 2012 года Лебедев и Развозжаев пригласили Удальцова в трактир «Елки-палки» в Москве на Новом Арбате. Там они поведали лидеру «Левого фронта» свой план, и он, по версии следствия, также «согласился  участвовать в массовых беспорядках». 

«Лебедев, Удальцов и Развозжаев хотели добиться перевыборов в Госдуму и как результат — своего вхождения во властные структуры», -  объяснил прокурор цель всех этих встреч.

В апреле 2012 оппозиционеры посетили ряд городов: Тверь, Иваново, Тулу, Ярославль, где «для исполнения своего преступного умысла» агитировали население и раздавали «соответствующую литературу». 

Деньги

Как следует из обвинения, с 1 апреля по 5 мая 2012 года Лебедев получил от Таргамадзе $30 тысяч и «организовал их распределение». Из этих денег сам Лебедев, а так же Удальцов и Развозжаев лично получали по 50 тыс руб. в месяц каждый. Остальное было потрачено на подготовку к митингу 6 мая: на изготовление агитационных листовок и приобретение палаток, которые планировалось установить на Болотной площади, потратили 150 тысяч рублей, на «увеличение числа участников мероприятия»  — 80 тыс руб.  Палатки были приобретены 4-5 мая в торговом центре «Экстрим» на улице Смольная. 

Кроме того,  Лебедев сделал массовую рассылку СМС-сообщений по московским номерам с призывом явиться на митинг.
По мнению следствия, на шествии и митинге 6 мая Удальцов, находясь рядом с полицейским оцеплением, призывал участников к долгосрочной сидячей забастовке, «осознавая, что это приведет к массовым беспорядкам». Развозжаев, «командуя группой неустановленных лиц», организовал прорыв оцепления. Лебедев же должен был «контролировать ход и результаты массовых беспорядков» для дальнейшего отчета перед Гиви Таргамадзе. 

После событий на Болотной площади Лебедев продолжил сотрудничать с Таргамадзе.

С 10 по 20 мая у дома №6 по улице Рождественская Лебедев получил от грузинского политика «через неустановленных лиц» не менее $20 тыс., «то есть 603 тысячи 586 рублей для организации массовых беспорядков на территории Российской Федерации». 

Деньги снова поделили — по 50 тыс руб в месяц каждому, а остальное — на аренду конспиративной квартиры. 

23 мая Лебедев попросил  Таргамадзе увеличить объем финансирования, и в июне 2012 года четвертый фигурант фильма «Анатомия протеста-2» Юрий Аймалетдинов, «не будучи осведомленным о преступном характере действий», передал от Таргамадзе Лебедеву еще $90 тыс. На эти деньги были куплены автомобили: Audi А6 за 600 тыс. руб. — для Развозжаева и Opel Vectra  за 300 тыс. руб. — для Удальцова.

Именно на Audi А6 в период с 20 по 30 июня все трое прибыли в Минск, где состоялась та самая встреча с Гиви Таргамадзе, скрытая съемка которой была показана в фильме «Анатомия протеста-2».

«Зачем строить из себя героя?»

По мере того как прокурор зачитывал обвинение, Лебедев склонял голову все ниже, потом он и вовсе откинулся на спинку стула и стал смотреть в пол. Потерпевший Яструбинецкий сидел, повернувшись в сторону прокурора и оттопырив левое ухо рукой, чтобы было лучше слышно, а представители потерпевших от МВД и префектуры ЦАО внимательно перечитывали бумаги. Судья Подопригоров с отсутствующим видом смотрел в пространство перед собой. 

Примерно в два часа началась закрытая часть заседания: так как дело рассматривалось в особом порядке, ту часть процесса, на которой зачитывались признательные показания Лебедев, по условиям досудебного соглашения сделали закрытой. Закрытая часть заседания длилась около 20 минут. Потом журналистов снова пустили. 

Прокурор потребовал для Лебедева пять лет лишения свободы в колонии общего режима. 

Обвиняемый, путаясь в словах, произнес свое последнее слово: «Я полностью признал свою вину в совершенном преступлении. Конечно же, в наших планах не было столь серьезных последствий — мы не предполагали их изначально. Наша вина в том, что мы не смогли правильно оценить последствия, допустили множество ошибок — в результате это вылилось в то, во что вылилось: в насилие над сотрудниками полиции. Я сам лично всегда был убежден, что силовые столкновения с органами правопорядка — это тупиковый путь. Прошу учесть мое искренне раскаяние». 
Судья назначил оглашение приговора на 12 часов 25 апреля. 
После окончания процесса Лебедев вышел из зала и пошел к лифту. Там его обступили журналисты и немногочисленные активисты. Подсудимый моргал от вспышек камер и стоял, глядя в пол. «Дайте я посмотрю ему в глаза!» — громко кричал седобородый мужчина, тряся пакетом с книгами. Наконец приехал лифт, Лебедев вошел в кабину. «Не будет он комментировать. И так уже наговорил на один приговор, хватит», — крикнул журналистам какой-то мужчина, зашедший в лифт с Лебедевым. 

«То, что Костя сидел на грантах, — это все знали,  это называется фандрайзинг. Но то, что он проворачивал такое, не посоветовавшись с остальными членами партии, — для нас новость. Претензии ко всем троим», — прокомментировал обвинительное заключение член Российского социалистического движения Александр Иванов, знавший Лебедева более трех лет. Партия РСД исключила Лебедева из своих рядов после того, как стало известно, что тот пошел на сделку со следствием. 

«Если при наличии вины и доказательств занимать позицию «мы не виноваты, это все происки кровавого режима», то после суда о такой позиции можно пожалеть», - сказал корреспонденту The New Times адвокат Валерий Лавров. Он пояснил, что сделка со следствием состоялась еще в ноябре 2012 года, когда Леонид Развозжаев написал явку с повинной (от которой потом отказался, ссылаясь на давление со стороны следствия). «Отрицать то, что знает следствие, и то, что подтвердили соратники — бессмысленно. Мы решили выйти из ситуации с минимальными потерями», - сказал Лавров.  На вопрос, смягчит ли участь его подзащитного эта сделка,  адвокат ответил, что Лебедев обвиняется по двум тяжелым статьям (часть 1 статьи  212 УК - «организация массовых беспорядков», и часть 1 статьи 30 УК - «приготовление к преступлению»), наказание по каждой из которых - до 10 лет лишения свободы: «Таким образом, он мог бы получить до 15 лет. Но прокурор попросил всего пять. Сработало ли здесь досудебное соглашение? Я думаю — да», - рассуждал Лавров. Он также добавил, что признательные показания Лебедева повлияют лишь на судьбу Удальцова и Развозжаева, но никак не затронут остальных обвиняемых по Болотному делу.

«Признательные показания Лебедева — это один из кирпичиков в стенке, которую сложило обвинение», — резюмировал адвокат. 

«Серьезный кирпичик!» — крикнул кто-то из активистов. 

«Я выслушала его позицию, поняла, что он не врет. Зачем сидеть 10 лет за то, чтобы строить из себя якобы героя? Чтобы сотни две активистов считали тебя иконой? Он действительно эти вещи совершал, и вместе с ним это совершали и Удальцов, и Развозжаев, —сказала The New Times Полина Стародубцева, девушка Константина Лебедева. — Он, по сути, не признал тот факт, что заставлял людей кидать камни на Болотной. Он признал только, что подготовил почву для беспорядков, но такого исхода не желал. Он вообще хотел устроить Майдан».


фотографии: Евгений Фельдман





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.