Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Только на сайте

#Болотное дело

«Никаких массовых беспорядков не было» — независимый доклад по событиям 6 мая 2012 года

06.05.2013 | № 14-15 (283) от 22 апреля 2013

22 апреля общественная комиссия по «Болотному делу» представит свой доклад об итогах независимого расследования событий 6 мая 2012 года. The New Times публикует выдержки из документа, а также мнения авторов доклада и известного адвоката
24_01.jpg
Приказ на «подавление массовых беспорядков» полиция получила за час до начала столкновений


Общественная комиссия по расследованию событий 6 мая создана в конце прошлого года участниками «Круглого стола 12 декабря». За четыре месяца комиссия изучила свидетельства более 600 очевидцев, проанализировала общедоступные фото- и видеодокументы, а также материалы судебных слушаний. В итоговом докладе члены комиссии восстановили поминутную хронологию событий на Болотной площади и дали оценку действиям участников акции, сил правопорядка и органов власти разного уровня. Кроме того, в документе содержатся отдельные разделы, посвященные нарушениям в ходе официального следствия по «Болотному делу» и особенностям освещения этого дела в федеральных СМИ.


О прорыве оцепления

Практически все рассказы очевидцев подтвердили: в целом все было как и раньше на подобных акциях, никаких эксцессов, публика интеллигентная, абсолютно не склонная к насилию и провокациям… Некоторую настороженность вызывали молодые люди в масках, которые ни с кем не общались, держались особняком:

Рассказ очевидца № 193: «Справа по ходу колонны я увидела группу из 20–30 молодых людей, одетых в черное, некоторые были в масках и в руках держали целлофановые пакеты. У одного из них я заметила на кисти кастет. Группа своим видом выделялась из толпы, и мне стало тревожно. Я стала кричать полицейским, стоявшим по ходу колонны, что в толпе находятся подозрительные граждане с неразрешенными на митинге предметами. Внимание к себе я привлекла, но никаких действий от полицейских не последовало».

Рассказ очевидца № 280: «Мне показалось странным, что в самом начале колонны, в третьей-четвертой шеренге, я видел несколько молодых людей в масках. Они шли в середине колонны, за лидерами оппозиции, и совсем не были похожи на группу молодых анархистов!»

17:02–17:10. Основная «организованная» колонна подошла к оцеплению. Ширины оставленного оцеплением полиции прохода на набережную было крайне недостаточно, чтобы весь строй колонны с растянутыми транспарантами мог осуществить беспрепятственный поворот на Болотную набережную… Лидеры сели на асфальт посередине Малого Каменного моста в знак протеста против того, что шествие не пропускают на митинг, и для того, чтобы лишний раз подчеркнуть мирный, ненасильственный характер протеста…

Во время стояния и сидения на Малом Каменном мосту очень многие свидетели отмечают появление групп очевидных провокаторов, не имевших отношения к участникам шествия. Одна группа протиснулась по диагонали от к/т «Ударник» к выходу на Кадашевскую набережную, другие, напротив, агрессивно проталкивались вперед.

Со стороны к/т «Ударник» сквозь полицейское оцепление, по свидетельствам очевидцев, пропущена группа в темных куртках, активно перемещающаяся вдоль оцепления и провоцирующая участников шествия и полицейских на конфликт:
24_02.jpg
Мужчины спортивного телосложения призывали участников шествия дать отпор полиции, показать им свою силу и смелость

Рассказ очевидца № 194: «Потом со стороны «Ударника» пошли какие-то спортивные ребята в масках, скрывающих лица, прямо вдоль цепи оцепления. Я их не считал, но, по-моему, было человек 20–30. Вели себя нагло, вызывающе, громко матерясь и толкаясь. Потом, развернувшись, двое из них попытались, взяв меня под руки, мной прорвать цепь оцепления. После того как я локтями отбился от них, они, с удивлением посмотрев на меня и ругнувшись, пошли дальше».

17:58:30. Возникает не вполне понятное движение в колонне манифестантов на Малом Каменном мосту. В это время возникает «река в толпе», направленная в сторону угла Малого Каменного моста и Болотной набережной.

В цепи полиции возникает своего рода «грыжа» на углу Болотной набережной. Полицейское оцепление делает те самые «два шага вперед», которые многократно упоминаются в свидетельствах в качестве причины прорыва (оцепления).

Эти два шага ОМОНа вперед уплотняют толпу, которая сама по себе уплотняется движением «реки» и, возможно, подталкиваниями провокаторов, сопровождавшимися провокационными призывами:

Рассказ очевидца № 171: «Через какое-то время те, кто был в цепи (ОМОН и служащие внутренних войск), начали выдавливать народ в ту сторону, с которой он пришел, то есть в сторону Якиманки. А оттуда еще шел и шел народ. Началась давка. Люди, которые стояли прямо перед цепью, вынуждены были пятиться назад. Возникла опасность подавить друг друга. Служащие ОМОНа и внутренних войск по команде «раз» делали шаг вперед и толкали людей в грудь. Люди были вынуждены пятиться».

Рассказ очевидца № 472: «Могу сообщить о двух мужчинах спортивного телосложения, которые призывали участников шествия дать отпор полиции, показать им свою силу и смелость. После того как участники шествия от их призывов отмежевались, эти двое подошли к оцеплению, показали «ксивы», и их пропустили. Уверен, что это были провокаторы».

18:00. Начало прорыва. Он возникает на «грыже» оцепления, а вовсе не слева у к/т «Ударник». Прорыв осуществляют странного вида люди уголовной внешности…

После так называемого прорыва давление в толпе мгновенно спало и никто больше попыток прохода со стороны Малого Каменного моста не предпринимал. Вытолкнутые на площадь люди отнюдь не бежали прорываться на Большой Каменный мост. Большая их часть остановилась сразу же за линией прорванного полицейского оцепления…

Практически всех оставшихся на площади полиция немедленно начала беспричинно задерживать и препровождать в подогнанные заранее автозаки, кроме того, выхватывая по одному из первых рядов демонстрантов, за линию оцепления не прорывавшихся (именно так был задержан находящийся под следствием по «Болотному делу» В. Акименков).

18:04. Усиленные цепи ОМОНа начали «утрамбовывать» оставшихся на Малом Каменном мосту, отодвигая фронт в сторону Кадашевской набережной, создавая критически опасную для жизни людей давку в толпе:

Рассказ очевидца № 24: «Люди передо мной начали падать, я упал, упали на меня, я стал задыхаться под весом навалившихся тел и протянул руку. Никто вокруг не помог, а руку подал и вытащил из свалки тел один омоновец, за что ему огромное спасибо. После этого я помог встать остальным людям и вышел с митинга через Лужков мост».

…Показания сотрудников полиции, имеющиеся в делах подсудимых, а также ряда дополнительных источников, побуждают сомневаться в спонтанном характере прорыва оцепления…

Согласно показаниям сотрудника полиции Крыжения, оглашенным на суде по делу М. Косенко, «в 15:45–15:50 поступила команда готовиться к задержанию». Как свидетельствует видео, такие группы действительно были сформированы и выдвинуты к оцеплению не позднее 17:10. Согласно показаниям сотрудников полиции, также уже оглашенным в судебном присутствии, они получили приказ на «подавление массовых беспорядков» в интервале 16:00–17:00, то есть не менее чем за час до «прорыва» и начала столкновений демонстрантов с полицией.



Официальная версия
Из постановления СК о привлечении в качестве обвиняемого

В период с 16 час. до 20 час. 06.05.2012 во время проведения согласованной в установленном порядке демонстрации неустановленные лица, грубо нарушая общественный порядок и правила проведения массовых мероприятий, игнорируя законные требования представителей власти о прекращении противоправных действий, стали призывать присутствующих лиц к движению за пределы согласованного места проведения митинга, неподчинению законным требованиям сотрудников полиции, применению насилия, а также своим примером противоправного поведения побуждать собравшихся к совершению вышеуказанных действий, что привело к возникновению массовых беспорядков, сопровождавшихся применением насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей, поджогами, повреждением и уничтожением имущества.



О столкновениях с ОМОНом

18:05. …Из середины толпы участников митинга была брошена бутылка прозрачного белого стекла с зажигательной смесью (единственная за весь день, а отнюдь не одна из многих, по словам представителей власти). Брошена она была вовсе не в цепь ОМОНа, а по навесной траектории примерно на 15–20 м за спину оцепления, где в этот момент находились только журналисты и отдельные участники марша, втянутые в прорыв.

Удивительным и заслуживающим специального внимания моментом оказывается то, что осколки этой бутылки не значатся среди вещественных доказательств, собранных следствием, как стало известно на слушаниях по делу М. Косенко, хотя зона падения бутылки все последующее время находилась за спиной полицейского оцепления и, следовательно, активно не затаптывалась…

18:21. ОМОН предпринял первую атаку на демонстрантов на Болотной набережной, однако потом отошел назад…

Со стороны манифестантов в сторону ОМОНа полетели куски асфальта… Есть свидетельства, позволяющие утверждать, что некоторая часть асфальта была разобрана еще накануне, при этом, вопреки правилам безопасности, куски асфальта остались неубранными, а лишь сгребенными в кучи:

Рассказ очевидца № 83: «Накануне ночью «Мосводоканал» отбойными молотками расхерачил мостовую, откуда спецмолодежь кидалась асфальтом».

Рассказ очевидца № 455: «Когда мы сворачивали с Малого Каменного моста направо, на Болотную, я заметил справа, прямо рядом вот с этим узким проходом, который потом окрестили «бутылочным горлышком», большую кучу камней и вскрытого асфальта… Ну, типа «дорожные работы». Вся эта куча была обнесена легкими металлическими ограждениями и строительной лентой. Еще тогда показалось странным: вокруг чистота и благолепие, ни окурочка на мостовой, и вдруг целая куча камней… И вроде ремонтировать там нечего — коммуникаций нет, с мостовой все в порядке».

…В ходе этой стадии столкновений очень активную роль играли молодые люди в масках, одетые в черное. Многие свидетельства заставляют предполагать, что среди них были провокаторы, выступавшие на стороне полиции и ОМОНа:

Рассказ очевидца № 96: «Видел больше десятка случаев, когда ребята в черных масках выбегали из-за строя ОМОНа, подбегали к передним рядам демонстрантов, разворачивались, кидали куски асфальта в ОМОН. И снова убегали ему за спину».

…Неадекватность применения силы со стороны ОМОНа носила едва ли не провокационный характер:

24_03.jpg
24_04.jpg
Несколько спортивных молодых людей отмечены на фотографиях и среди участников митинга (на фото вверху), и за спинами полицейского кордона (внизу)
Рассказ очевидца № 171: «Ряд действий лиц в форме ОМОНа носил целенаправленно провокационный характер. Одно лицо в форме вызывало на драку молодых людей из числа демонстрантов, размахивая дубинкой и приглашая подраться (как в уличных хулиганских потасовках). Другой случай — из толпы был выхвачен молодой парень, его проволокли несколько метров по асфальту, пиная ногами, остановились, парень уже не подавал признаков движения. Лицо в форме оглядело стоящих вокруг людей, которые находились на расстоянии около 10 метров и не пытались вмешиваться, после этого ударило ногой лежащего парня в пах, и опять оглядело людей, которые опять не полезли в драку, после чего парня уволокли».

Достоверность этого свидетельства подтверждается видеозаписью.

…При этом ситуации с воспрепятствованием гражданам покинуть Болотную набережную возникали неоднократно и на разных ее участках:

Рассказ очевидца № 77: «Рядом с нами стояла семья с маленьким ребенком лет семи. Ребенок плакал от страха, мать — от ужаса. Мы хотели уйти через Лужков мост, но цепь ОМОНа вдруг заблокировала выход к мосту и рамкам. Они стали сгонять народ по направлению к «Ударнику», и мы поняли, что мы просто в ловушке. <…> Я подошла к ограждению сквера на Болотной площади и спросила у полицейских, стоящих за ограждением, могут ли они выпустить нас или хотя бы людей с детьми, и получила ответ: «Нет».

Рассказ очевидца № 173: «На площади было много людей (в основном женщины), которые хотели покинуть митинг — выйти через Болотную улицу на Малый Москворецкий мост. Однако в течение двух часов полиция препятствовала этому. То есть через Каменный мост люди выйти не могли — там шли столкновения, а все другие пути были отрезаны. Фактически людей насильственно удерживали на митинге. Я наблюдал, как старушка умоляла выпустить ее, но ОМОН был непреклонен».



Официальная версия
Из постановления СК о привлечении в качестве обвиняемого

Неустановленные участники массовых беспорядков продолжили забрасывать сотрудников полиции и военнослужащих Внутренних войск МВД РФ пустыми бутылками, кусками асфальтного покрытия, выломанными в ходе массовых беспорядков с проезжей части, заранее приготовленными и принесенными дымовыми шашками, бутылками с зажигательной смесью и другими предметами, строить из барьеров защитного заграждения препятствия для передвижения сотрудников полиции и военнослужащих Внутренних войск МВД РФ, уничтожать и повреждать имущество, применять насилие в отношении представителей власти путем нанесения последним ударов руками, ногами, древками флагов и другими предметами по различным частям тела, срывать и уничтожать защитное снаряжение и средства связи.



О задержании участников

Первые задержания начались сразу после так называемого «прорыва», в котором не по своей воле, а под давлением масс, выдавивших их на площадь, оказались демонстранты. Задержания производились в грубой форме, людей клали лицом вниз. Тех, кто пытался объясниться, с размаху бросали на асфальт, а затем волокли по асфальту и заталкивали в автозак:

Рассказ очевидца № 396: «Меня задержали на площади у к/т «Ударник» примерно в 17:45. Я стоял отдельно от групп людей, ничего не выкрикивал, у меня не было никаких плакатов. Ко мне сзади подбежали два человека в форме, один из них крикнул: «Хватаем этого». Меня схватили за руки, заломили их за спину и поволокли к автозаку. На мои требования представиться, показать свои удостоверения личности и объяснить причину моего задержания мне ничего не ответили. Служебных жетонов на форме этих людей я не увидел».

…Методика захвата участников акции омоновцами была одна и та же: группа численностью от 5 до 15 омоновцев выстраивалась в форме клина. В шеренге по боковым сторонам клина каждый из сотрудников ОМОНа клал руку на плечо впереди стоящего, а во второй руке держал наготове резиновую дубинку.

Такой клин позволял легко внедряться в ряды демонстрантов, а по ходу движения наносить удары по манифестантам. Вторжение заканчивалось захватом одного или двух человек безо всякой мотивации и уж тем более объяснений, на каком основании человек задерживался. Молодым и немолодым людям и даже женщинам выкручивали руки, доводили в таком положении с руками на спине и буквально грузили в автозаки.

Люди не понимали, за что их задерживали. Те, кто хоть как-то пытался сопротивляться, подвергался серьезным избиениям. Их, как правило, за руки и ноги тащили по асфальту и при этом еще били:

Рассказ очевидца № 114: «На моих глазах полицейские сбили с ног женщину около 80 лет, мужчины, бросившиеся ее поднимать, получили удары дубинками, нескольких схватили и утащили в сторону «Ударника».

Рассказ очевидца № 120: «Мальчика какого-то хлипкого забирали. Он стоял в полутора метрах от меня и был похож на Гарри Поттера. Мальчику было страшно — это было хорошо заметно — но он почему-то оставался в первом ряду, пока его не стал крутить кто-то из омоновцев. Ничего этот хлопец не делал. Даже не кричал, хотя вокруг скандировали: «Убийцы!», «Фашисты!», «Россия без Путина!» Скрутили девчонку какую-то, ударили ее дубинкой по руке. Мальчишка какой-то (наверное, ее кавалер) выскочил, начал полицейских за руки хватать, чтобы не били ее: повалили на асфальт, заломили руки, потащили к автозакам вместе с его пассией».

…Задерживали не только по периметру разрешенной акции. Задерживали в переулках и даже спустя несколько часов, также не объясняя людям причину их задержания:

Рассказ очевидца № 77: «Я видела много задержаний, и не только на Болотной набережной, но и далее в переулках по ходу к метро. Омоновцы шли цепями, «загоняя» людей дубинками во дворы и переулки, выхватывая из толпы первых попавшихся людей и уводя или унося их в автозаки. Задерживали грубо, не представляясь, заламывая руки».

Рассказ очевидца № 187: «Когда ее (Болотную набережную. — Ред.) полностью зачистили, нас вытеснили на другую сторону реки, оттуда колонны пошли по переулкам к метро. Там ОМОН продолжал бить и грубо швырять оставшихся митингующих. У станции метро «Новокузнецкая» снова начались задержания, в автозак закидывали всех молодых людей, кто был на улице».



Официальная версия
Из постановления СК о привлечении в качестве обвиняемого

В результате противоправных действий неустановленных организаторов и участников массовых беспорядков были причинены телесные повреждения различной степени тяжести не менее 53 сотрудникам полиции и военнослужащим Внутренних войск МВД РФ и гражданским лицам; сотрудниками ГУ МВД России по г. Москве было утрачено 27 шлемов противоударных «Джета», поврежден один шлем противоударный «Джета», утрачено 14 бронежилетов «Кора-Кулон», 29 резиновых палок (изделие ПР-73М), семь изделий для защиты конечностей «Щиток», три изделия «Пояс», 12 изделий БР, 19 изделий ГП-8В, четыре изделия кошма асбестовая, два электромегафона, восемь радиостанций, чем причинен ущерб ГУ МВД России по г. Москве на общую сумму 371 132,62 рубля...



Выводы комиссии

Собрав и проанализировав большой массив свидетельских показаний, сопоставив их с многочисленными видеоматериалами, сопоставив собранные факты с Конституцией, международными правовыми актами и российскими законами, комиссия единодушно и ответственно пришла к приводящимся ниже ответам на вопросы, поставленные перед ней в решении «Круглого стола 12 декабря».

Вопрос 1: Имел ли место сам факт массовых беспорядков, а также факт организации массовых беспорядков до начала массового публичного мероприятия 6 мая 2012 года или в его ходе?

Ответ: Нет, во время проведения акции 6 мая 2012 года никаких массовых беспорядков не было, а имели место отдельные акты самозащиты со стороны некоторых участников акции в отношении сотрудников полиции, которые следует квалифицировать как необходимую оборону, спровоцированную незаконным посягательством полиции на конституционное право граждан на участие в мирном собрании, на агрессивные, немотивированные, противозаконные действия представителей власти, опасные для здоровья участников акции;

Вопрос 2: Какова роль правоохранительных органов в возникновении инцидентов, имевших место 6 мая 2012 года в Москве?

Ответ: Собранные факты неопровержимо свидетельствуют, что столкновения демонстрантов с силами правопорядка вызваны массовыми целенаправленными действиями представителей власти.

Вопрос 3: Каковы причины перерастания мирного шествия в столкновения полиции и демонстрантов?

Ответ: Первоначальной причиной стало одностороннее и несогласованное с организаторами публичной акции изменение городской властью и полицейскими силами ранее согласованной схемы проведения публичной акции 6 мая, выразившееся в перекрытии части пространства согласованного места ее проведения силами ОМОНа, ВВ МВД и полиции, а также установления дополнительных «рамок» пропуска участников публичной акции в зоне прохода на митинг, что создало препятствия для осуществления гражданами их конституционных прав…

…События 6 мая 2012 года следует квалифицировать как заранее спланированное, осознанное, целенаправленное, с особой жестокостью и цинизмом массовое нарушение российской Конституции и российских законов. Комиссия полагает, что такие события стали возможны с санкции и под нажимом высшего политического руководства страны.

Комиссия не рассматривает свою версию как доказанную, полагая, что ответ должны дать следствие и суд, когда и если это будут профессиональное следствие и объективный суд.

О том, как готовился доклад и как его можно использовать

Константин Мерзликин, член федерального политсовета РПР-ПАРНАС:

Всего над расследованием работали три большие группы. Первая — это собственно свидетели и очевидцы, люди, которые откликнулись на просьбу предоставить информацию о произошедшем. Их оказалось более 600. Основным инструментом был сайт «Комитета 6 мая», где была вывешена анкета с большим количеством вопросов. Этим людям предоставлялись различные опции, кто-то мог отвечать анонимно, но 90 % свидетелей выразили готовность участвовать в суде, более того, порядка 150 человек физически появились в офисе и письменно предоставили свидетельства. Все имена свидетелей известны членам рабочей группы, но в докладе имена не присутствуют — только номера. Если потом потребуется этих людей найти — никаких проблем, эта возможность есть как для адвокатов, так и для журналистов.

Второй коллектив — это так называемая рабочая группа, которая была инициативно сформирована РПР-ПАРНАС и «Комитетом 6 мая». Эти люди взвалили на себя огромный труд по организации работы с очевидцами и сбору фактического материала (фото, видео и т. д.). Когда критическая масса таких фактов была собрана, информация была передана в комиссию. Комиссия — это третья группа, которая всю собранную информацию анализировала и непосредственно формировала доклад.

Георгий Сатаров, политолог:

Мы преследовали несколько целей. Первая связана с тем, что власть монополизировала право на правду, точнее, право на ложь, и этому нужно было противопоставить правду относительно того, что там происходило. Вторая задача — собрать большое число неопровержимых свидетельств, и они были собраны. Более 600 человек дали свои показания, причем не анонимно, под запись и с готовностью выступить на суде, что очень важно и свидетельствует о том, что запугать людей не удалось. Плюс огромное количество разоблачительных видеосвидетельств, которые наличествуют в нашей коллекции. Наконец, нужно было это все структурировать, обобщить и сделать выводы, что, собственно, комиссия и сделала.

Особо хочу отметить список законов, международных актов, главу Конституции, которые в совокупности массовым образом были нарушены — в докладе этому посвящен отдельный раздел. Это довольно впечатляющая вещь. Многие вещи, о которых мы пишем, были известны, просто мы это собрали и подтвердили большим числом свидетельств.

Кроме этого, мы отмечаем странное освещение всего этого дела в СМИ и необъективность и ангажированность официального расследования. Однако полноценный анализ расследования властей еще впереди, пока в основном это материалы систематических слушаний о продлении мер пресечения и заключении под стражу.

Мы намерены начать процессуальные действия в связи с результатами нашего расследования: обратиться в Следственный комитет и Генпрокуратуру по факту массового нарушения законов. Отмахнуться от всего, что мы собрали, невозможно. Это будет слишком цинично и откровенно, кроме того, нам это сразу дает возможность обращения в суд — достаточно отказа одного из органов. То есть нам даже выгодно, если они откажутся.

Мы также будем продвигать доклад в различные международные организации и информировать о немотивированном, заранее запланированном применении насилия. Сможет ли возможный шум повлиять на власть? Я бы сказал так: международному сообществу стоит посмотреть на кадры, которыми мы располагаем. Вроде того, где лежит человек на земле, его придерживают четыре «правоохранителя», мимо вразвалочку идет другой, подходит, бьет с размаху ногой и просто идет дальше. На это и многое другое надо полюбоваться как международной, так и российской общественности.

Вадим Клювгант, адвокат:

Все, что содержательно и имеет отношение к событиям 6 мая, конечно, поможет в защите, но для этого нужно увидеть эти материалы, и наверняка там все неодинаково полезно. Но у меня нет сомнений в том, что там есть действительно ценные материалы, свидетельства людей, очевидцев, и такие материалы, конечно, мы будем использовать.

Собственно, сам факт таких общественных слушаний — это уже, несомненно, помощь и поддержка. Потому что это такой общественный контроль, индикатор, который показывает, что со стороны власти есть одностороннее и тем более лживое представление событий — это я уже могу говорить, поскольку ознакомился с материалами уголовного дела, которое закончено по отношению к 12 людям, и скоро, наверное, пойдет в суд. А версия комиссии объективная, всесторонне рассматривает то, что произошло, и опирается на факты, а не на выученные «свидетельства» людей в погонах. 

Записал Макар Козырев



В докладе общественной комиссии по «Болотному делу» не представлена точка зрения представителей правоохранительных органов. The New Times уже публиковал мнения сотрудников ОМОНа, которые указаны как пострадавшие на Болотной площади в №39 от 26 ноября 2012 года:

Евгений Медведев (боец 3-й роты 4-го оперативного батальона (ОБ)ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Если честно, я сейчас немного занят и не особо могу говорить. Часов в шесть позвоните» (больше телефон не взял).

Из материалов дела: «Гематома на веке левого глаза, гематома в области левого плечевого сустава».

Алексей Троерин (боец 3-й роты 4-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Нет, по телефону я не буду общаться на эту тему! Через пресс-центр ГУВД, пожалуйста!»

Из материалов дела: «Закрытая черепно-мозговая травма — сотрясение головного мозга, ссадины лобной области, которые образовались от ударно-скользящих воздействий тупого твердого предмета».

Кирилл Кувшинников (командир взвода 3-й роты 4-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД РФ по г. Москве):

«Все комментарии, по поводу всего этого, обращайтесь официально в пресс-центр ГУВД, и вам там все расскажут».

Из материалов дела: «Гематомы в области правой кисти и правой голени».

Игорь Беловодский (командир 1-го батальона 2-го оперативного полка ГУ МВД России по г. Москве):

«Я вообще немножко далековато нахожусь. Нам интервью можно давать только с разрешения нашего руководства. А я сейчас в отпуске, вне Москвы, так что смотрите, сейчас у вас там денежек немножко съест. Чтобы дать интервью, нужно выйти на руководство и потом после согласования… Сейчас, вы знаете, закон о полиции ограничивает возможность давать свободно интервью сотрудникам. Поэтому выходите на руководство, и если они скажут «да», тогда в декабре я буду в Москве. Если будет еще интересно, смогу прокомментировать».

Из материалов дела: «Данных о физических повреждениях нет» (с него сорвали левый погон и порвали рукав).

Олег Бадмаев (боец 1-й роты 2-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Нет, ничего не могу вам сказать» (бросает трубку).

Из материалов дела: «Ссадины по наружной поверхности правого локтевого сустава».

Максим Овечкин (командир отделения 1-й роты 1-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Это надо в отряд вам обратиться, и там вам встречу назначат, и все. По телефону? Нет, конечно, вы что».

Из материалов дела: «Гематома на тыльной поверхности левой кисти».

Алексей Зелянин (боец 3-й роты 2-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Мне прилетел камень в левое плечо, размером примерно с кулак. Я был в бронежилете и в каске. У меня был ушиб и гематома левого плеча. Недели полторы на больничном сидел: руку поднимать было тяжело и больно».

Из материалов дела: «Подкожная гематома по передней поверхности левого плеча».

Владимир Каюмов (боец 3-й роты 2-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Нет, к сожалению, я не могу давать комментариев. Извините, не могу».

Из материалов дела: «Подкожная гематома и ссадина (по другим данным, рана) лба».

Владимир Филиппов (боец 3-й роты 2-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Ой , это все вопросы к нашим, этим… по СМИ. У них там есть все интервью, все, что мы там рассказывали. С ними связывайтесь, они вам все дадут».

Из материалов дела: «Гематома и ссадины мягких тканей теменной области, гематома в нижней трети правого предплечья, ссадины нижней трети правой голени».

Максим Полканов (командир отделения 3-го взвода 1-й роты 4-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Ну да, и что? Нет, не могу».

Из материалов дела: «Ссадины и гематомы мягких тканей лобной области, правой кисти».

Денис Куватов (боец 3-й роты 4-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Я не могу разговаривать, я сейчас на службе. До часу ночи работаю. И завтра тоже».

Из материалов дела: «Закрытый перелом средней фаланги 2-го пальца правой кисти (с наличием подкожной гематомы на уровне перелома — как «натечного» кровоизлияния)».

Дмитрий Буданцев (боец 2-й роты 3-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«Нет, спасибо, я комментарии никакие не давал никогда и не собираюсь давать. У меня все хорошо, просто я с прессой не любитель общаться. Вы меня извините, просто такой я сам по себе человек».

Из материалов дела: «Гематома и ссадины».

Антон Деркач (боец 3-й роты 2-го ОБ ОМОН ЦСН ГУ МВД России по г. Москве):

«У меня тут немножко шумно… Кто-кто еще раз? «Нью таймс»? Щас, секунду… Палыч, тут «Нью таймс» беспокоит, спрашивает, могу я рассказать, что было шестого? Нет, не могу, до свидания».

Из материалов дела: «Закрытая черепно-мозговая травма: сотрясение головного мозга».


фотографии: из материалов комиссии по общественному расследованию событий 6 мая




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.