Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родина

#Только на сайте

#НКО

Охота на ведьм или маккартизм а-ля рюс — нападки на НКО

14.04.2013 | Камышев Дмитрий | № 13 (282) от 15 апреля 2013

Министерство юстиции РФ создает прецедент: обнаружив с помощью спецслужб первого «иностранного агента», ассоциацию «Голос», власти дают сигнал всем — достанем любого и каждого

10_01.jpg
На примере ассоциации «Голос» Минюст показал, как собирается затыкать рот правозащитникам

«Голос», если верить разъяснениям Минюста, поплатился за нежелание включаться в реестр «иностранных агентов». Теперь НКО грозит штраф в размере до 500 тыс. рублей, а ее исполнительному директору Лилии Шибановой — до 300 тыс. Вдобавок 11 апреля, едва стало известно о штрафных санкциях, НКО получила от арендодателей уведомление о досрочном расторжении договора и выселении из московского офиса.

«Невероятный международный скандал в связи с проверками НКО* оказался для Кремля совершенным сюрпризом и вылился, по сути дела, в издевательство над первым лицом государства в его европейском турне. Это требовало какой-то компенсации, и очень быстрой. Поэтому мне кажется, что «Голос» заказали из Амстердама» — так прокомментировал The New Times решение Минюста наказать «Голос» глава правозащитной ассоциации «Агора» и член президентского совета по развитию гражданского общества Павел Чиков.

Амстердам тут всплыл, конечно, не случайно: на прошлой неделе тамошнее гражданское общество не сказать чтобы приветливо встретило прибывшего из Германии с визитом Владимира Путина: впервые за 13 лет Европа встретила российского лидера в штыки. Так что сама собой всплыла тема мести. Но для российских НКО куда важнее само решение Минюста, которое может стать прецедентным. Наказывая «Голос», власти дают четкий сигнал и всем остальным общественникам, отклоняющимся от «руководящей линии» — достанем любого и каждого.

Охотники

В истории с так называемым зарубежным финансированием «Голоса» есть сразу три примечательных момента.

Во-первых, Минюст сослался на данные Федеральной службы по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг), тем самым «сдав» секретных путинских информаторов. Ведь после недавнего интервью Путина немецкой телекомпании ARD, где он заявил, что за четыре последних месяца 654 российских НКО получили из-за рубежа «почти миллиард долларов», многие гадали, откуда взялся этот миллиард, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков лишь расплывчато говорил о каких-то «специальных ведомствах». Теперь понятно, что это за ведомство: Росфинмониторинг, созданный под руководством Виктора Зубкова, человека из ближайшего окружения Путина еще с ранних питерских времен, а ныне возглавляемый Юрием Чиханчиным, отслужившим (вплоть до середины 1990-х) два десятка лет в КГБ в разных его инкарнациях — одна из самых современных и высокотехнологичных специальных служб в мире.

Правда, Павел Чиков из «Агоры» полагает, что обнародование списка НКО, получающих фантастические деньги от зарубежных спонсоров, может оказаться весьма полезным для гражданского общества: «Окажется, что главными получателями средств из-за рубежа являются вовсе не правозащитные организации, а разные дружественные властям фонды, получающие немалую часть денег из офшоров, — говорит он. И тут же добавляет: — Именно поэтому ни при каких обстоятельствах они этот список не опубликуют».

Во-вторых, иностранным финансированием в Минюсте сочли деньги, которые «Голос» даже не получил: присужденная Норвежским Хельсинкским комитетом премия Андрея Сахарова в размере €7728 была возвращена отправителям прямо с транзитного банковского счета именно в связи со вступлением в силу закона об «иностранных агентах». Для чиновников Минюста, по свидетельству заместителя исполнительного директора «Голоса» Григория Мельконьянца, факт возврата премии оказался сюрпризом. Но он проясняет технологию «отлова» зарубежных денег НКО: Росфинмониторинг фиксирует лишь перевод денег через границу, а вопрос о том, поступили ли средства на расчетный счет, его совершенно не волнует.

И в-третьих, если суд, рассматривая это дело, тоже посчитает неполученную премию реальным финансированием, то у властей и им сочувствующих появится широкое поле для провокаций. «Поймают, например, на улице таджика, дадут ему 100 рублей и попросят под камеру перевести их на счет какой-нибудь НКО, — говорит Мельконьянц. — А потом напишут в Минюст: вот эта организация не зарегистрировалась как иностранный агент, хотя получает деньги от зарубежных граждан. Пусть даже потом она от них отказалась, но факт-то поступления денег был!»
  

«Окажется, что главными получателями средств из-за рубежа являются вовсе не правозащитные организации, а разные дружественные властям фонды, получающие немалую часть денег из офшоров»  

Идеологи

Помимо зарубежного финансирования, для включения НКО в реестр «иностранных агентов» необходимо еще одно условие — участие этой организации в политической деятельности. Правда, что конкретно имеется в виду под «политической деятельностью» — в законе толком не разъяснено, а значит, открывает чиновникам в погонах и без того широкое поле для фантазий. В истории с ассоциацией «Голос», которая занимается подготовкой наблюдателей на выборах, такой деятельностью был объявлен проект Избирательного кодекса, разработанного экспертами ассоциации еще пять лет назад. Как пояснили The New Times в Минюсте, «проводимые Ассоциацией публичные акции и мероприятия по продвижению проекта Избирательного кодекса имеют целью оказание воздействия на принимаемые государственными органами решения и формирование общественного мнения» и, таким образом, полностью соответствуют определению «политической деятельности», содержащемуся в Законе об НКО.

Павел Чиков из «Агоры» объясняет это так: «Судя по всему, на Минюст очень сильно, резко и внезапно надавили. Ведь письмо из Росфинмониторинга о премии Сахарова Минюст получил 8 апреля, а уже 9 апреля вручил «Голосу» протоколы об административном правонарушении. Все было очень быстро, и никакой возможности тщательно подготовиться у Минюста не было. Потому что главной его задачей была скорость».

Правда, проект продвижения Избирательного кодекса, по словам Мельконьянца, был завершен еще в 2010 году, и «Голос» никаких мероприятий на эту тему в последние месяцы не проводил. Но 13 февраля кодекс обсуждался в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина при участии Шибановой. И этот факт Минюст счел доказательством того, что ассоциация продолжает добиваться «изменения государственной политики».

Впрочем, для первой показательной порки «иностранных агентов» выбор Избирательного кодекса выглядит почти идеально. Ведь если бы «политической деятельностью» Минюст посчитал наблюдение за выборами, то большинство НКО вздохнули бы с облегчением, решив, что уж их-то это наверняка не коснется. Теперь же получается, что под подозрение может попасть кто угодно — от правозащитников, предлагающих реформировать полицию, до ученых, критикующих образовательные стандарты.

Исполнители

Наконец, неожиданно выглядит и тот факт, что «Голос» получил от Минюста не предупреждение, а сразу протокол об административном правонарушении. «Заместитель директора Департамента Минюста по делам НКО Татьяна Вагина неоднократно публично заявляла, что для «иностранных агентов» существуют три ступени: сначала предупреждаем, потом, если вы не регистрируетесь, административная ответственность, а если и после этого злостно уклоняетесь от регистрации — уголовная ответственность как крайняя форма, — недоумевает Григорий Мельконьянц. — Видимо, им там настучали откуда-то сверху по голове — дескать, пора уже срочно кого-то привлекать к ответственности».

Формально нарушения закона тут нет, ведь вынесение предупреждения — это право, а не обязанность Минюста. «Но с точки зрения общих принципов права непредсказуемость действий властей является нарушением принципа правовой определенности, — полагает Павел Чиков. — Субъекты правоотношений должны понимать, в каких ситуациях госорган поведет себя так, а в каких иначе». В пресс-службе Минюста на вопрос The New Times, почему «Голос» не был сначала предупрежден, ответить затруднились.

Кстати, генпрокурор Юрий Чайка на прошлой неделе тоже уверял комиссара Совета Европы по правам человека Нила Муйжниекса, что прокуратура «лишь выносит НКО предостережения о недопустимости нарушения закона». Но Минюст, похоже, решил перещеголять в строгости саму Генпрокуратуру. Хотя с точки зрения устрашения правозащитников это решение опять-таки выглядит вполне логично: пусть и другие дрожат, не зная, как с ними поступят — то ли предупредят, то ли сразу влепят 500 тыс. рублей штрафа.

***

Самое смешное в этой истории — хотя, конечно, это смех сквозь слезы — заключается в том, что, борясь с «зарубежными спонсорами» и «иностранными агентами», российские власти наследуют американскому опыту начала 50-х годов, когда с подачи сенатора Джозефа Маккарти по всей стране отлавливали людей с левыми взглядами, подозревая в них агентов Москвы. С тех пор ушла в прошлое та «Москва» и та страна, с Лубянки вынесли памятник основателю ВЧК–НКВД–КГБ Дзержинскому, в США многократно осудили и успели забыть Маккарти и маккартизм, наступил век глобализации и мир без границ, и в середине второго десятилетия XXI века Россия решила испробовать на себе практику охоты на ведьм. Хорошо хоть до костров пока не дошло. 


фотография: Геннадий Гуляев/Коммерсант





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.