Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Взгляд

#Суд/Тюрьма

#Только на сайте

#Суд

Аксана Панова и Евгений Ройзман: "Женщина страдает за свою любовь"

15.04.2013 | Романова Ольга | № 13 (282) от 15 апреля 2013

В ближайшее время в Екатеринбурге начнется громкий судебный процесс по делу бывшего директора и главного редактора портала Ura.ru Аксаны Пановой. Известную журналистку обвиняют сразу по трем статьям УК, срок по которым тянет на 15 лет 
14_01.jpg
Глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман и Аксана Панова

*Панову обвиняют по ст. 159 ч. 4 («мошенничество в особо крупном размере»), ст. 163 ч. 3 («вымогательство»), ст. 201 («злоупотребление полномочиями».

**Антон Баков — миллионер, депутат Госдумы в 2003–2007 гг., лидер Монархической партии России.
«У меня к Пановой и Ройзману отношение сложное. Я не верю в этой истории ни одним, ни другим. Но у Аксаны, конечно, железные яйца», — такую оценку ситуации вокруг «дела Аксаны Пановой»* пришлось услышать от местных журналистов и гражданских активистов. Так говорят те, кто с симпатией относится к истории уральских «Бонни и Клайда», как их почему-то зовут в Ебурге. Те, кто без симпатии, выражаются эмоциональнее, но смысл тот же.

Запретная любовь

Рассказать о том, что случилось с Аксаной и Евгением, в двух словах невозможно. История делится по крайней мере на три пласта: это история запретной любви, история запретной политики и история запретного бизнеса. Возьму быка за рога и начну с любви.
  

Женщина страдает за свою любовь. Влюбилась не в то время и не в того. Вот посетила женщину такая любовь, что она все потеряла   

До своего бурного романа оба имели большой жизненный опыт, в том числе семейный. Жена Евгения Ройзмана, Юля, работает вместе со своим знаменитым супругом, и, конечно, в курсе многих важных событий. Не могу сказать, что она не в курсе или что она одобряет открытый роман своего мужа с Аксаной Пановой — женщиной, славной не только бизнес-хваткой, но и громкими романами с известными деятелями уральского небосклона — например, Аксане приписывают давний роман с Антоном Баковым**. Кстати, здесь, в Екатеринбурге, у людей… э-э-э… стоящих по разные стороны любовных фронтов, принято быть в друзьях друг у друга в соцсетях и постить в открытом доступе фото и откровения самого деликатного свойства. У Аксаны и Евгения минувшей осенью должен был родиться ребенок, но он погиб — и сильно похоже, что прямая вина за трагедию лежит на следственных органах. Вот что об этой истории говорят коллеги Аксаны, которые видели, что я записываю их слова, но это никого не смутило: «Женщина страдает за свою любовь. Влюбилась не в то время и не в того. Вот посетила женщину такая любовь, что она все потеряла. Она сядет, а Ройзман будет в шоколаде, пить с нами кофе, укреплять свой миф и громко страдать, мол, отпустите Аксану, изверги». Ой, не любят Ройзмана суровые уральские парни.

Запретный бизнес

С Ройзманом понятно, а на деньги я реагирую молниеносно. «Что потеряла Аксана?» Мне ответили — четко, ясно, со ссылками и раскладкой: «Потеряла бизнес, перспективы и €5 млн». Ага, то есть это часть вторая Марлезонского балета — история бизнеса. Ну-ка, ну-ка, подробности в студию. «Аксану Панову сажают менты и энергетики», — говорят нам знатоки предмета. «Аксана при всей своей неоднозначности — самый талантливый главред Ебурга. Она сломала нам весь рынок», — говорят о ней коллеги, явно имея в виду не столько редакторские, сколько менеджерские таланты.
  

Аксана Панова — это такая уральская Юлия Тимошенко, они даже внешне похожи. Очевидно, что дело — политически мотивированное  
 
С ментами более или менее понятно: где идет отъем бизнеса, там ищи мента. Но вот энергетики при каких делах? Оказывается, Аксана Панова умудрилась продать за €5 млн 50% своего портала Ура.ру господину Артему Бикову, известному бизнесмену, который не так давно возглавлял «Тюменьэнерго», и сей господин оказался не очень доволен сделкой, хотя от обратного выкупа акций вроде как отказался по причине его невыгодности.

Так где Аксана так быстро растеряла столь серьезные деньги?
14_02.jpg
Аксана Панова с коллегами по порталу Ura.ru

Запретная политика

*1 июля 2011 г. в поселке Сагра, в 40 км от Екатеринбурга, произошло массовое столкновение, со стрельбой, между местными жителями и приехавшей из Екатеринбурга бандой. В результате перестрелки погиб один из нападавших — 28-летний уроженец Грузии азербайджанской национальности Фаиг Мусаев. Общественное внимание к событию было привлечено благодаря фонду «Город без наркотиков», возглавляемому Евгением Ройзманом.
Вот здесь натыкаемся на третью историю — политическую. Предвыборная ситуация 2011 года, Евгений Ройзман примыкает к Михаилу Прохорову, а Аксана Панова в этот момент борется с коррупцией и разными другими нехорошими явлениями в полиции Екатеринбурга, то есть у нее возникает серьезный конфликт с начальником ГУ МВД по Свердловской области, генерал-лейтенантом полиции Михаилом Бородиным. Наши собеседники особо отмечают, что Ройзман всегда умел находить общий язык с милицией-полицией, а Аксана как бы сбила его с этого пути (на котором ее невозможно, кстати, не поддержать). И все было бы хорошо или по крайней мере не так плохо, не попади тогдашний свердловский губернатор по фамилии Мишарин в автомобильную аварию, причем в самый что ни на есть ответственный предвыборный период. Власть резко ослабла, и ее полностью подмяли под себя милицейские генералы. И никто не посмел трогать главмента. Тут коротко и ясно излагают друзья-коллеги Ройзмана и Пановой: «Вот сразу после Сагры они и закусились. На Сагре закусились. Если бы не Ройзман, о Сагре никто ничего не узнал бы*. Их занесло туда, куда никогда никого не заносило. Ну и началось: дело Тани Казанцевой, эксгумация, визги-писки-беготня». То есть начались повальные проверки Ройзмана, жалобы родственников наркоманов, экспертизы по делу погибшей пациентки Казанцевой.

И в этот момент полиция задерживает одну из сотрудниц редакции Ура.ру, бухгалтера. В этот момент Аксана и Женя были за границей, в Баку. Никто в Екатеринбурге не ожидал, что она вернется. С тяжелой беременностью, на последнем сроке, перенеся две операции на сердце. И имея деньги. Но она вернулась — чтобы трагически потерять ребенка и попасть под букет уголовных статей: мошенничество, вымогательство, злоупотребление полномочиями — да, лет на 15 этот букет потянет. Кто не попадал под такой танк, тому бесполезно объяснять, как это дорого — обороняться. Так что забудем про то, что у Аксаны Пановой были деньги — с этим все.

Я то и дело спрашиваю у коллег Аксаны: «То, что вы не поддерживаете Аксану, за то бог вам судья, но почему вы не осуждаете главу областного ТВ Стуликова, который написал на Аксану донос, на основании которого ее и сажают? Почему медиа-сообщество вычеркнуло эту проблему из повестки?» — «А потому что Аксана сменила окраску: она была лояльна к власти и работала с ней, а потом переменилась. Ей не могут простить предательства», — отвечают мне.

О боги, боги, где вы? Не дают ответа.

После всех этих разговоров я вдруг понимаю, кого мне напоминает преследуемая в Ебурге журналистка. Аксана Панова — это такая уральская Юлия Тимошенко, они даже внешне похожи. Совершенно очевидно, что дело — политически мотивированное, но простить красивой женщине самостоятельность, жесткость и участие в таком чисто мужском деле, как политические интриги, никто не способен ни здесь, ни там. Не хочет борщ варить — пусть посидит, охланется.…Густопсовость и общая пурга, в том числе на улице, переполняет чашу впечатлений. И мы принимаем решение провести день в собственном социологическом опросе и начинаем немедленно. Мы спрашиваем сначала обслуживающий персонал отеля «Онегин», а потом и прохожих на улице: кто такая Аксана Панова? Кто такой Алексей Навальный? Кто такой Евгений Ройзман? Как зовут вашего губернатора?

Про первых двух никто ничего не слышал. Ближе к концу дня в центре города на пикете около резиденции президента России (да-да, именно так) обнаруживаем случайного молодого прохожего, который слышал о Навальном. Впрочем, горожане — почти все — слышали о Ройзмане, но не могут вспомнить, кто это. Зато все опрошенные уверенно ответили на вопрос о губернаторе: это Эдуард Россель. Мы не стали расстраивать екатеринбуржцев сообщением, что Эдуард Эргардович с 2009 года не губернатор, а их назначенный варяг носит фамилию Куйвашев, и тонкие знатоки политических процессов, естественно, сокращают его фамилию до трех букв. Впрочем, доброе лицо старого губернатора Росселя смотрит на горожан с рекламных щитов и из телевизора: он ныне телеведущий на канале «Малина»… Кроме немногочисленных гражданских активистов, в теме оказался только усатый майор полиции, охранявший один из пикетов. «Это наш ангел-хранитель», — вполне серьезно и по-доброму представили его нам. Да и правда — хороший дядька, любознательный и совестливый. Очень хотелось с ним пообщаться, хоть он и на службе — но мы торопились к Ройзману, у нас была назначена встреча. «А его срочно вызвал Миша, и он улетел к нему в Москву»,— внезапно сообщили нам.

Ну и ладно. Вряд ли Прохоров выйдет на пикет. Ну и ладно. Все равно мы за вас, ребята.

Эх, ребята. 


фотографии: РИА Новости




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.