Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Военные учения у берегов Украины: зачем

31.03.2013 | Гольц Александр | № 11 (280) от 1 апреля 2013 года


28 марта в 4 утра министр обороны Сергей Шойгу получил президентский приказ — начать внезапные крупномасштабные учения в районе Черного моря — в Южном военном округе

Летя из далекого южноафриканского Дурбана, с саммита БРИКС, глава государства развлекал себя не разгадыванием кроссвордов, а игрой в небольшую войнушку. Согласно его приказу, в море вышли три десятка кораблей Черноморского флота, включая десантные суда с подразделениями бригады морской пехоты на борту. На полигоны Черноморского региона перебрасывают сухопутные соединения и части воздушно-десантных войск. В проверочных маневрах принимают участие чуть больше 7 тыс. военнослужащих.

На первый взгляд подобные учения — дело благое. Точно так же внезапно, без предупреждения, месяц назад министр обороны Сергей Шойгу поднял войска Центрального военного округа. Такие проверки дают возможность руководству страны реально оценивать боеготовность армии. Только теперь экзамен сдают войска, значительная часть которых расположена на территории иностранного государства — Украины. Тамошние власти уверяют, что Москва заблаговременно проинформировала о предстоящих маневрах (если так, то внезапность проверки представляется несколько сомнительной). Но даже в этом случае украинская оппозиция увидела в учениях повод для выражения недовольства Харьковскими соглашениями, закрепившими российское военное присутствие на Украине. И не без оснований — так или иначе фактом проведения внезапных маневров Москва напомнила Киеву: в любой момент она может начать боевые действия, не консультируясь с Украиной, а лишь «проинформировав» ее. И соседнее государство обречено будет против собственной воли косвенным образом участвовать в боевых действиях.

Совсем недавно представитель российского МИДа заклеймил проходящие сейчас американо-грузинские учения Agile Spirit 2013. По его словам, «любое зарубежное военное содействие Тбилиси, чем бы оно ни мотивировалось, осложняет перспективы укрепления мира и стабильности в регионе». Однако нельзя не обратить внимания на то, что в мероприятии, которое «осложняет укрепление мира», участвует раз в семь меньше военнослужащих, чем в российских маневрах. Между тем заместитель министра обороны Анатолий Антонов заявил: учения в Южном округе повышают боеготовность Черноморского флота, в которой «заинтересованы все прибрежные государства». Не уверен, что эти самые прибрежные государства разделяют подобную точку зрения.

Наконец, о главном — о военной составляющей. Некомплект личного состава в Российской армии составляет сегодня около 30 %, а среди тех, кто служит, половина находится в войсках меньше шести месяцев. Невозможно представить, что сухопутным частям удалось в течение нескольких часов начать выдвижение в указанные районы, а морской пехоте — погрузиться на корабли. Напомню, в 2008-м, во время войны с Грузией, предполагалось использовать морскую пехоту. Однако она грузилась на корабли все то время, пока шла война. Таким образом, вероятнее всего, президентская проверка представляет собой профанацию, дабы ублажить имперские комплексы Путина.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.