Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Великая болгарская электрическая...

25.03.2013 | Чавдар Стефанов, София | № 10 (279) от 25 марта 2013 года

Правительство Болгарии заплатило по счетам

В Софии в результате массовых протестов произошла смена лиц. Но страна не успокоилась. 20 марта в поселке Ситово, в 340 км к северо-востоку от столицы, совершил самосожжение 41-летний Тодор Йовчев — уже пятый случай за последний месяц. Что происходит сегодня в болгарских городах и селах — выяснял The New Times

32-1.jpg

София. Полиция применяет дымовые шашки против манифестантов


«Бедный, он до конца надеялся… Ни работы, ни денег… А в марте еще пришел счет за электричество и отопление, и там опять такие цифры, что — могила», — рассказывает, утирая слезы, Иванка, односельчанка Йовчева. Зима в этом году выдалась в Болгарии теплая, снег стоял только в горах. Поэтому когда в январе пришли счета за электричество с суммами в два-три раза больше обычных, люди не поверили своим глазам. Начали выяснять в администрациях энергораспределительных компаний (их в Болгарии три: чешские CEZ и Еnergo-Prо и австрийская ЕVN), а им говорят: все правильно, теперь так. «Люди после этого молча сжали кулаки, — рассказывает 43-летний житель Софии по имени Любен. — Но когда один из чиновников на голубом глазу заявил, что, мол, тарифы повысили, так как надо было оплачивать длительный отпуск инкассаторам энергокомпаний, тут уже полстраны встало на дыбы».

«Вы понимаете, что такое получить счет на €150–200, когда у тебя зарплата 300! А к некоторым пришли счета и на все 300!» — возмущается другой житель столицы, 29-летний инженер Васил. А Цветана, 64-летняя жительница Пловдива, утверждает, что уже восемь лет живет с выключенным отоплением — вынуждена экономить. «Я — морж демократии», — иронизирует пенсионерка, чья пенсия — €120 в месяц (в среднем по стране €150).

Бунт

Первой взбунтовалась юго-западная Болгария. Жители Благоевграда, Сандански и Дупницы, выйдя на улицы, демонстративно сожгли квитанции на оплату электричества. Люди скандировали: «Нет монополиям!», «Нет энергомафии!» За несколько дней беспорядки охватили 30 городов. В Добриче и Бургасе офисы энергетических компаний забросали копеечными монетами, в Пловдиве жгли автомобили с маркировкой EVN, в Благоевграде требовали проведения всенародного референдума о целесообразности пребывания в Болгарии чешской CEZ. Поначалу люди требовали только национализации энергокомпаний. Но постепенно диапазон требований расширялся. Протестующие начали высказываться за роспуск всех политических партий, обвиняя их в коррупции и воровстве, потребовали гражданского контроля над парламентом. Крепко досталось судам — за «необъективные приговоры» и «подконтрольность лоббистским группам», и банкам — за «грабительские процентные ставки по кредитам».

В феврале протесты обрели общенациональный масштаб. 17 февраля сотни тысяч прошли маршем по Софии, забрасывая помидорами и яйцами офисы энергокомпаний: все закончилось массовой дракой между полицией и демонстрантами, которые перекрыли оживленный софийский перекресток Орлов мост. Итог потасовок: десятки раненых, телевидение показывает окровавленных людей. 3 марта, в день самого большого национального праздника — в этот день Болгария отметила 135-летие освобождения от Османского ига в ходе Русско-турецкой войны — улицы и площади Софии заполнены десятками тысяч демонстрантов: в этом людском море были и улыбки, и надежда, но куда больше — отчаяния.

За две недели до этого, 18 февраля, вся Болгария содрогнулась: в Велико Тырново совершил акт самосожжения 26-летний эколог Траян Маречков*. 

*По последним данным, два случая самосожжения были еще и в январе.

 Еще через два дня в Варне такой же метод протеста избрал 36-летний альпинист и фотограф Пламен Горанов — он сжег себя перед зданием мэрии. Горанова в маленькой Болгарии знали многие, именно его назвали «пламенем протеста», а также символом «болгарской весны» и «электрической революции». Врачи долго боролись за его жизнь — и за этой битвой следила вся страна. 3 марта Пламен умер. Узнав об этом, многие из тех, кто стоял на улицах и площадях Софии, плакали. Похоронили Горанова 6-го — испуганная власть объявила в этот день общенациональный траур.

ТИМ, Будда и другие

На месте своей гибели Пламен Горанов оставил плакат с требованием отставки мэра Варны Кирила Йорданова и всего муниципального совета, которые, по его мнению, «пеклись не о благе избирателей, а об интересах ТИМ». За этими тремя буквами стоит одна из самых влиятельных в стране бизнес-структур, созданная в Варне в 90-х годах тремя бывшими морскими пехотинцами из спецподразделения «Тихина» — Тихомиром Митевым, Иво Каменовым и Маʹрином Митевым. Сегодня в собственности ТИМ — страховые компании, Центральный кооперативный банк, национальная авиакомпания, гостиницы, медиаактивы… Всего структуры бизнес-группы производят 5% болгарского ВВП. Кстати, финансовым советником Центрального коопбанка является Дмитрий Трутнев, сын Юрия Трутнева, экс-министра природных ресурсов РФ, а ныне — советника президента РФ. В Болгарии вообще-то давно известно о теплых отношениях Трутнева-отца с боссами ТИМ. Говорят, дружба эта крепко сцементирована совместным увлечением боевыми искусствами: Юрий Трутнев и Иво Каменов — соучредители Всемирного союза Кёкусинкай-каратэ. Правда, в одной из диптелеграмм, опубликованных на сайте Викиликс, экс-посол США в Болгарии Джеймс Пэрдью намекал на возможные связи верхушки ТИМ с российской организованной преступностью — мол, в Варне, где находится штаб-квартира группы, постоянно проживает несколько тысяч русских. Также Пэрдью утверждал, что Иво Каменов — старинный деловой партнер экс-премьера Бойко Борисова, им якобы принадлежала фирма «Тео Интернэшнл», контролировавшая фабрику контрабандных сигарет в Крайморие, на побережье Черного моря — эту аферу полиция раскрыла еще в 1995 году.

В последние годы группа ТИМ, немало потрудившаяся над созданием имиджа солидной, финансово и юридически прозрачной структуры, демонстративно держалась подальше от СМИ, но нарастающие протесты, а главное — самосожжение Горанова вновь привлекли к ней общественное внимание. Многие, например, вспомнили о недавнем конфликте ТИМ с экологами вокруг планов застройки части территории национального парка «Морской сад» в Варне. Не удалось отсидеться в сторонке и Бойко Борисову. Появилась информация о том, что в 90-е годы тот был завербован спецслужбами, которые заинтересовались его обширными связями среди организованной преступности, и получил агентурную кличку Будда. Сам Борисов эти сведения решительно опроверг, но дыма без огня, как известно, не бывает.

Правда, прошлое бывшего премьера не стало темой номер один в охваченной протестами стране. Болгары уже успели привыкнуть к скандалам вокруг биографий политиков и прочих известных личностей — процесс люстрации в стране развернулся в полную силу лишь в нулевые годы, а не в начале 90-х годов, как в большинстве других стран бывшего «восточного блока». Например, выяснилось, что Райко Николов, отец нынешнего премьера и по совместительству главы МИДа Мáрина Райкова, в коммунистические времена в болгарских и советских спецслужбах был известен как агент «Виноградов» — это он завербовал для КГБ в 1953 году молодого французского офицера Шарля Эрню, ставшего впоследствии министром обороны (при президенте Франсуа Миттеране. — The New Times).

42-2.jpg
«В этом году счетчики как будто взбесились», — говорит Ц. Тодорова, жительница пригорода Софии

Уроки популизма

Пик протестов пришелся на начало марта. Политические партии принялись обвинять друг друга в бедах болгар. Правящая — «Граждане за европейский выбор Болгарии» (ГЕРБ) — занялась перестановками в кабинете: мол, во всем виноваты проштрафившиеся министры. Только на десятый день демонстраций в Софии премьер Борисов дал наконец пресс-конференцию, в ходе которой заявил: в отставку он не уйдет. И буквально на следующий день — новость о его отставке. «Власть нам дали люди, и сегодня мы ее им же и возвращаем», — пафосно заявил Борисов. И добавил: «Не хочу и не могу смотреть на то, как болгарский полицейский бьет болгарского гражданина, на кровь на болгарских улицах, на парламент, который перекрыли заграждениями от народа».

«Премьерство Борисова оказалось плачевным для страны, — анализирует ситуацию в разговоре с The New Times социолог Мира Радева. — Борисов пытался быть популистом, проводил в жизнь лозунг «Пусть меня не любит бизнес — зато полюбят люди». В результате под давлением масс ему и пришлось уйти».

**Бойко Борисов был избран премьером Болгарии 27 июля 2009 г.

В первый год премьерства Борисова** резко сузили расходные статьи бюджета (дабы не перекрывать требуемые Брюсселем 3% дефицита) и придавили налогами крупный бизнес. В ответ тот взвинтил тарифы и цены. На второй год начал роптать средний класс: работодатели заморозили либо снизили зарплаты. На третий — уже все остальные. «Борисов возглавил кабинет, дав обещание «по справедливости возместить людям потери от двадцатилетнего несправедливого переходного периода, — продолжает Мира Радева. — В его благих намерениях никто не сомневается — не случайно далеко не все из манифестантов требовали его отставки. Но он не знал, как это сделать. А у людей возобладало чувство: мы с каждым годом все беднее, просвета не видно».

Мораль стара как мир, но актуальности своей не теряет: популизм и реформы несовместимы. Впрочем, некоторые эксперты причины болгарского кризиса зимы-весны 2013 года трактуют совсем по-другому, в русле «теории заговора». «Из-за чего начался бунт? Три формально никак не связанные друг с другом региональные энергокомпании вдруг скоординированно удваивают-утраивают тарифы на ЖКХ — уже один этот факт предполагает некую организованную деятельность, — замечает в разговоре с The New Times политолог Огнян Минчев. — Цель была очевидна — спровоцировать массовый протест». Но для чего? В чьих интересах?

«В болгарском ТЭКе, — поясняет Минчев, отказываясь при этом называть фамилии, — существует мощная олигархическая группировка, тесно связанная с российской сырьевой олигархией. Она была очень недовольна отказом кабинета Борисова от проекта строительства АЭС «Белене» при помощи России***. После этого наши олигархи сделали все, чтобы свалить кабинет ГЕРБ». 

***О своем отказе София официально уведомила Москву в конце марта 2012 г. А в начале этого года Болгария вышла еще из одного проекта с РФ — строительства нефтепровода «Бургас–Александропулис».


 

Но факты упрямее домыслов: вопреки официальной риторике партии ГЕРБ про «европейский выбор», премьер Борисов успел сосредоточить в своих руках чрезмерную власть, предпочитая единолично решать абсолютно все вопросы — от реализации программ ЕС до расстановки кадров на низовых уровнях. На выходе общество получало скандалы. Например, 28-летняя Калина Илиева, поставленная руководить госфондом «Земледелие», как выяснилось, придумала себе и высшее образование в Германии, и диплом, оказавшийся фальшивкой.

Но главное — Борисов так и не провел судебную реформу. А ведь это было его первым обещанием Брюсселю, недовольному темпами борьбы с коррупцией и оргпреступностью в Болгарии. В итоге вступление Болгарии в Шенгенскую зону, ожидавшееся еще в прошлом году, оказалось надолго отсроченным, и неизвестно, когда это вообще случится.

Не протест, а процесс

Сейчас в Болгарии манифестанты ушли с улиц. Полиция сняла ограждение перед парламентом: охранять сейчас вообще-то некого, парламент из-за неспособности (или нежелания?) основных партий сформировать новый полномочный кабинет министров распущен до внеочередных выборов, которые состоятся 12 мая. Зато в рядах протестующих обозначились неформальные лидеры. В основном молодые гражданские активисты, представляющие группы по интересам: Ангел Славчев, Янко Петров, Дончо Дудев, Марианна Христова, Тома Белев. Молодые ученые, экологи, блогеры… Они говорят теперь голосом улицы, требуя обнародовать все контракты в энергетическом секторе, включая долгосрочные договоры с тепловыми электростанциями, провести публичный аудит Национальной электрической компании (НЭК) и т.д. Во исполнение некоторых из этих требований уже назначены налоговые и прокурорские проверки в государственных монополиях — «Булгаргаз», Болгарский энергохолдинг, НЭК и т.д.

И еще одна деталь: объявляя 13 марта о назначении временного кабинета, президент Росен Плевнелиев отдельно подчеркнул, что это — правительство технократов, кадры из бывших коммунистических спецслужб в нем не присутствуют. Кабинету Мáрина Райкова дано поручение подготовить пакет предложений по либерализации энергосектора. Пока из всех внешнеэкономических партнеров Болгарии только «Газпром» негативно отозвался о предлагаемых мерах.

Некоторые аналитики убеждены: массовый протест в Болгарии еще не сошел на нет, и до майских выборов люди еще вернутся на улицы. Тем более что налогоплательщики все еще продолжают получать сумасшедшие счета на оплату электричества и газа. Согласно недавнему опросу Gallup, 76% болгар — за продолжение акций протеста в том или ином виде. При этом 74% — против актов насилия и вандализма в отношении субъектов госвласти.

И хотя большинство молодых лидеров протеста не будет участвовать в майских выборах, те пройдут иначе, не так, как прежде, уверена социолог Марианна Христова: «Все уровни власти на этапе выборов окажутся под пристальным гражданским контролем. Ведь как говорит улица про нынешние события: «Это не протест, это — процесс».




фотографии: Reuters





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.