Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

#Только на сайте

Счастливый день начальника тюрьмы

24.03.2013 | Светова Зоя | № 10 (279) от 25 марта 2013 года

19 марта СК РФ прекратил расследование по факту смерти Сергея Магнитского в СИЗО «Матросская Тишина». Расследование прекращено за отсутствием события преступления

Во вторник 19 марта Фикрет Гамдулаевич Тагиев, начальник СИЗО «Матросская Тишина», в очередной раз принимал в своем кабинете правозащитников. Они пришли, чтобы встретиться с Леонидом Развозжаевым, которого после трех месяцев скитаний по сибирским СИЗО вернули в Москву. Фикрет Тагиев — хозяин в «Матросской Тишине» с 2003 года. У него сидели фигуранты громких дел, так что прибытие Развозжаева его не сильно напрягает. У начальника СИЗО совсем другие заботы. «У нас человек умирает в городской больнице, — говорит Тагиев. — У него ВИЧ, туберкулез, отек мозга. Он к нам поступил 28 февраля, и вот неделю назад мы его в гражданскую больницу перевезли, конвой выставили. Сегодня пришли бумаги от врачей, что его нужно срочно освобождать, а судья Пашевич из Зеленоградского суда не хочет в больницу ехать. Вот я звоню сейчас Ольге Александровне Егоровой, чтобы она ситуацию решила. Он не сегодня-завтра умрет. Надо освободить».

Спрашиваем: «Почему раньше не освободили?»

«Так он еще не был достаточно тяжелый», — отвечает Тагиев и продолжает звонить в Мосгорсуд. Наконец дозванивается — вроде бы судья Егорова уже дала указание судье Пашевичу и тот готов освободить тяжелобольного из-под стражи.

«Освободить домой?» — спрашиваем. «Да нет, куда домой? Он умирает — в больнице останется».

И тут до меня доходит, почему начальник СИЗО в таком хорошем настроении: судья освободит умирающего из-под стражи и он умрет в больнице, а не в СИЗО. Значит, одним «жмуриком» в тюремной статистике будет меньше. Строго говоря, Фикрет Тагиев не виноват в том, что люди на волю, как правило, уходят «вперед ногами». По закону на свободу тяжелобольные подследственные могут выйти, только если страдают смертельными болезнями.

Последний пример: 25-летнюю Маргариту Чарыкову на днях выписали из той же больницы «Матросской Тишины» в обычный СИЗО. У нее с рождения ужасный диагноз — ректовагинальный свищ и атрезия, то есть отсутствие прямой кишки, и в условиях СИЗО ее лечить невозможно. Но мало того, что тюремные врачи ее толком не лечили, они, несмотря на ее многочисленные просьбы, отказались вызвать к ней проктолога.

«По правительственному постановлению она не проходит, — объясняет Тагиев. — Меняйте постановление!»

«А ваши тюремные врачи почему в правительство не обратятся? Почему не напишут, что список болезней, указанных в правительственном постановлении об освобождении подследственных, нужно расширять: нельзя освобождать людей умирать, нужно их освобождать, чтобы они лечились в больницах, а не в тюрьме. Как же клятва Гиппократа?» — горячится правозащитница из московской ОНК.

Фикрет Тагиев оставляет ее вопрос без ответа. Каждый раз, когда ему задают вопрос, почему у него в тюремной больнице умирают люди, он отвечает: «Это больница, в больницах люди умирают».

А как же быть с Сергеем Магнитским, Верой Трифоновой, умершими в «Матросской Тишине» при странных обстоятельствах? Ничего криминального в их гибели в СИЗО не нашли ни следователи, ни суд.

Напомню, единственным обвиняемым в смерти Магнитского был признан врач Бутырской (!) тюрьмы Дмитрий Кратов, впоследствии оправданный судом. А врач-хирург «Матросской Тишины» Александра Гаус, которая бросила Магнитского умирать на сборном отделении СИЗО, а сама ушла в тюремную больницу и вернулась к пациенту, только когда ей сообщили, что он скончался, проходила по делу лишь свидетелем. В смерти Веры Трифоновой в СИЗО «Матросская Тишина» обвинили гражданского врача Александру Артамонову, которая лечила ее за несколько недель до смерти.

Были и другие случаи странных смертей в этом СИЗО. Но все это считается нормальным порядком вещей. На мой вопрос, почему за гибель заключенных в тюрьме никогда не отвечают ни врачи, ни начальники СИЗО, Василий Алексанян, который в той же «Матросской Тишине» настрадался по полной программе, ответил очень просто: «Если бы после моего случая были какие-то радикальные изменения, то и Сергей Магнитский был бы жив. Тюремщики день и ночь думают, как бы им от ответственности уйти. Бумажки лепят».

От ответственности они уходят очень успешно.

Начальник «Матросской Тишины», похоже, оказался человеком настолько могущественным, что, несмотря на все скандалы, журналистские расследования, адвокатские запросы, доклады государственных правозащитников, он по-прежнему на своем месте.

Кстати, и в «список Магнитского» он почему-то не попал. Бывают же везунчики.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.