Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родина

Во имя детей

24.02.2013 | Давыдов Иван | № 6 (275) от 25 февраля 2013 года


О благодушном идиотизме новой депутатской идеологии

Я смотрел репортажи из Думы и не мог отделаться от странного впечатления: депутаты, казалось мне, рады известию о смерти Максима Кузьмина и с трудом свою радость, переходящую в ликование, скрывают. Очень вовремя погиб в Штатах ребенок из России, позволив авторам «закона подлецов» порассуждать под телекамеры о том, кто здесь «на самом деле подлецы». Ну и вообще, радостная минута молчания — это редкое зрелище. Позже, правда, выяснилось, что ликовать депутаты слегка поспешили…

Все это представление в Думе косвенным образом свидетельствует: «марш против подлецов» с портретами на плакатах парламентариев задел. Всерьез. Они, оказывается, ранимые. Нежные, трепетные души.

Мы наблюдаем удивительную картину сейчас: усилиями депутатов страна обретает-таки новую национальную идею, о необходимости которой так долго говорили самые разные люди. Идеологию ищут наугад, контуры ее обрисовываются наиболее странными и нелепыми из принятых в последнее время репрессивных законов. Россия постепенно превращается в заповедник консерватизма, но консерватизма особого — в версии абстрактного обывателя. Мещанина, которого порочила столетиями великая русская литература. Которого разоблачал журнал «Крокодил». И реальное существование которого все-таки под вопросом.

Они словно бы испугались, что за ними нет большинства. Поверили, что ли, остроумному плакатику из романтического декабря одиннадцатого года: «Вы нас даже не представляете». И начали посредством законов формировать идеологию большинства, в соответствии с собственными представлениями о характеристиках этого большинства.

Настаиваю: никакого плана за действиями законодателей нет. Это поиск. Это попытка угодить большинству, одновременно его конструируя. Кстати, интересный получается у них эксперимент. Что должен не любить обыватель, средний по всем показателям, что ругать, чем возмущаться, сидя за бутылкой водочки на кухне после трудового дня? Ясно — что. Пидарасов. Пиндосов. Вообще, иностранщину. Даже в речи. Бездельников, которые по улицам шляются с плакатами, вместо того, чтобы… чтобы что? Да какая разница. Как ни странно, в эту логику укладываются и курильщики, поскольку усредненный обыватель понимает, что курить вредно. Несмотря даже на то, что попивая водочку, сам смолит дешевое что-нибудь, стряхивая пепел в жестяную банку из-под килек. Это, примерно, как с «чувствами верующих». Гипотетический, а впрочем, и реальный обыватель в церковь если и ходит, то не чаще двух раз в год — на Рождество и на Пасху. Но он ведь знает, что Церковь — это святое. Чаще всего, это, пожалуй, единственное, что он достоверно знает о церкви и о собственной вере.

Кстати, водочка — это тоже святое. Водочку, что характерно, не тронули, обратите внимание. Хотя, казалось бы, тоже штука довольно вредная.

И чтобы уж совсем наверняка, чтобы не оставить противникам возможности критиковать, наиболее дикие законы принимаются во имя детей. Гомосексуалистов записывают в люди второго сорта не просто так, а ради защиты детей от пропаганды гомосексуализма. Курильщиков — значительная часть взрослого населения РФ, между прочим, — дискриминируют тоже не просто так, а чтобы спасти детей от табачного дыма. В первую очередь. В случае с «законом Димы Яковлева» комментариев, наверное, не требуется. Изоляционизм — это тоже во имя детей.

Риторический ход незамысловатый, но беспроигрышный. Борьба со всем плохим подкрепляется необходимостью защищать самое хорошее. Детишечки — они же ведь как ангелочки. Кто ж детей не любит? (О, известно кто не любит, не зря же недавно по запросу прокуратуры заблокировали страницу приверженцев чайлдфри в одной из социальных сетей). При всей своей наивности, аргумент «к ребенку» отменяет возможность дискуссии: вы против данного закона? То есть за то, чтобы американцы продолжали убивать наших детей? Чтобы дети травились табачным дымом? Чтобы всякие выродки их бог знает чему учили? Да вы чудовище.

Ход, кстати, не новый, он подробно описан в романе, который в обязательном порядке вставляют в любой из списков «ста главных книг». Их ведь модно теперь составлять, эти списки. Старгородский «Союз меча и орала» тоже собирался помогать детям. Время идет, ситуация усложняется. Орало орет в телекамеры на Охотном ряду, мечом придется махать правоохранителям.

Именно что придется. Их даже жалко немного. Это им ведь теперь правоприменять. Изображения радуги вымарывать из книжек для дошколят. Отгонять курильщиков на положенные десять метров от автобусных остановок. Не только с дубинкой, но, видимо, еще и с рулеткой. И вот когда благодушный идиотизм новой идеологии начнет прорываться в реальность, обыватель, неабстрактный, реально существующий обыватель может повести себя самым неожиданным образом.

И да, что касается заботы о детях. Вот это потрясающее ликование по поводу погибшего в Америке мальчика, — оно с невероятной наглядностью показывает, чем риторика заботы отличается от заботы самой по себе.



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.