Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Дело техники

28.09.2009 | Митяев Александр | №34 от 28.09.09

Госдума отправляет адвокатов в прошлое




Дело техники.
Госдума приняла в первом чтении законопроект, запрещающий адвокатам проносить в СИЗО на встречи со своими подзащитными технические средства связи: компьютеры, кино-, фото-, аудио-, видеоаппаратуру без разрешения руководства изолятора. Новый законопроект напрямую противоречит принятым ранее решениям Верховного суда, но законодателей это не останавливает. Более того: избирательно запрет уже применяется. Защитникам Михаила Ходорковского запрещают проносить ноутбуки в Матросскую Тишину. Как государство борется с адвокатурой — выяснял The New Times

Нам запретили использовать ноутбуки только после переезда Михаила Ходорковского из Читы в Матросскую Тишину. Для нас это стало новостью, в Чите мы готовились к заседаниям с компьютерами, — рассказала The New Times адвокат Елена Липцер. — Когда мы указали начальнику тюрьмы Фикрету Тагиеву на незаконность его действий, он ответил: «Я знаю, но пускать с техникой вас все равно не буду!» Тогда мы подали жалобу на действия Тагиева в Преображенский суд». Жалоба в Преображенском суде лежит уже полгода, но воз и ныне там.

Колониальные войны

По словам адвоката, начальник Матросской Тишины каждый раз придумывает новую причину, чтобы оттянуть рассмотрение дела. «Сначала попросили уточнить требования, хотя все было прописано яснее ясного, — говорит Липцер. — Ладно, мы уточнили. Затем на заседание не явился представитель следственного изолятора, якобы он в отпуске по семейным обстоятельствам. В третий раз опять никто не пришел с их стороны, на этот раз в факсе говорилось, что у них нет юриста, поэтому некому представлять их интересы. Потом судья ушла в отпуск почти на два месяца». Дошло до абсурда: у Липцер поинтересовались, почему Федор Плевако и Анатолий Кони могли обойтись без мобильных, а она не может. Тогда Липцер послала жалобу начальнику Управления Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России по Моск­ве Владимиру Давыдову, который ответил: «Нет оснований не пускать с компьютерами». Но и от этого ничего не изменилось, на входе в СИЗО технику у адвокатов Ходорковского продолжают изымать.
28 сентября Преображенский суд в очередной раз попробует рассмотреть жалобу адвокатов Ходорковского, но если и на этот раз ее рассмотрение будет отложено, то вскоре жалоба может оказаться в мусорном ведре. 18 сентяб­ря Госдума приняла в первом чтении законопроект, который запрещает адвокатам при посещении СИЗО приносить с собой техническое оборудование. В пояснительной запис­ке к законопроекту отмечается, что «штатная численность дежурных смен следственных изоляторов уголовно-исполнительной сис­темы не всегда позволяет обеспечить постоянное наблюдение за ходом проведения свидания подозреваемых и обвиняемых с их защитниками, так как такие свидания проводятся без ограничения их числа и продолжительности». Авторами законопроекта стали «единороссы» Михаил Гришанков, Алексей Розуван, Валентин Бобырев и Андрей Луговой.

Скоротечные успехи

Борьбу за право нормально работать адвокаты ведут давно. Вплоть до 2001 года Правила внутреннего распорядка СИЗО запрещали встречи с подзащитными, если на то не было высокого разрешения начальника изолятора. Лишь 25 октября 2001 года Конституционный суд признал не соответствующим Конс­титуции положение закона «О содержании под стражей...», допускающее регулирование конституционного права на помощь адвоката не законом, а ведомственными нормативными актами. КС резонно рассудил, что адвокату достаточно предъявить ордер юридической консультации и свое личное профессиональное удостоверение, после чего никто не вправе ограничивать его доступ к подзащитному.
После этого через суды юристы пробивали право пользоваться техникой. В 2008 году на входе в ту же Матросскую Тишину у адвоката Валерия Шухардина отобрали телефон и диктофон. «Техника мне нужна для работы, почему я ее должен отдавать?» — возмутился Шухардин и подал иск в Пресненский суд, затем в Верховный, посчитав, что подобные меры нарушают его права. Шухардин требовал отменить пункт 146 Правил внутреннего распорядка СИЗО, по которому при свидании защитнику запрещено приносить с собой и пользоваться диктофоном и мобильным телефоном без разрешения тюремного начальства. «Винить адвоката в том, что он, к примеру, дал позвонить своему клиенту и помешал таким образом следствию, просто смешно. Во-первых, в кабинетах ведется видеонаблюдение, поэтому всегда можно отследить факт передачи телефона. Во-вторых, почти во всех изоляторах у осужденных есть доступ к мобильной связи, вопрос в цене», — рассказал в интервью The New Times Валерий Шухардин. К удивлению всего адвокатского сообщества, суд прислушался к доводам Шухардина, хотя против выступали представители Генпрокуратуры и Минюста. На этом, впрочем, адвокатская удача закончилась. Как сообщил источник The New Times во ФСИН, «скоро все вернется на круги своя, и принятие Госдумой нового закона о запрете использования в СИЗО техники — дело времени».

Назад в прошлое 

«Этот законопроект напрямую противоречит решению Верховного суда, который в обосновании своего решения объяснил, почему запрет на пронос техники ограничивает реализацию конституционного права граждан на защиту», — говорит адвокат Дмитрий Аграновский. Так что неудивительно, что решение депутатов вызвало возмущение в адвокатской среде. Выигравший в свое время войну с ФСИН Валерий Шухардин считает, что препоны создаются для того, чтобы ненужная информация не выходила наружу. «Если обвиняемого избили, адвокат больше не сможет зафиксировать следы побоев на фотоаппарат», — говорит он. 
Президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Резник называет принимаемый Госдумой законопроект анахронизмом. «Как мне представляется, адвокатам необходимо было бы разрешить пользоваться компьютером и фотоаппаратом, ведь досье мы ведем в элект­ронном виде. Что же теперь, с собой сто томов в СИЗО таскать? Вообще-то мы живем в XXI веке», — сказал Резник The New Times. «Теперь моим коллегам, работающим по делу Ходорковского—Лебедева, придется нанимать несколько грузчиков, если они захотят попасть к своим подзащитным», — горько констатирует Аграновский. 
Депутат Луговой, в свою очередь, считает, что речь идет о «техническом вопросе» и зря, мол, адвокаты волнуются. Как рассказал The New Times источник во ФСИН, законопроект попал в Думу именно благодаря этому ведомству, и лоббируют его силовики. О чем можно было догадаться, ознакомившись с биографиями авторов законопроекта: депутаты Луговой и Гришанков — выходцы из КГБ, Алексей Розуван — генерал-лейтенант милиции, депутат Бобырев — также выходец из структур МВД. Силовики будут и дальше закручивать гайки, уверены адвокаты. Единственное, что их может остановить, — решение Верховного суда. Как депутаты будут его обходить, никто из адвокатов не понимает. По их мнению, не будь дела Ходорковского, законопроект мог бы и провалиться, но теперь «дожать» его — для силовых структур дело принципа.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.