Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Портрет

Кто вы, доктор Z?

20.02.2013 | Альбац Евгения | № 5 (274) от 18 февраля 2013 года

Единоросс Владимир Пехтин добровольно отказался от депутатского мандата. Это победа политика Алексея Навального и физика Андрея Заякина

The New Times рассказывает историю блогера, который поставил своей целью найти за пределами Отечества дома, виллы и квартирки тех, кто учит нас Родину любить. Его имя — Андрей Заякин: он впервые согласился себя назвать

10_01.jpg
Андрей Заякин дает интервью The New Times по скайпу из своего офиса в университете Сантьяго-де-Компостела в Испании

Выход из мира виртуального в мир реальный блогера doct-z стала сенсацией. И не только потому, что именно он обнаружил в Майами недвижимость известного члена Государственной думы от партии «Единая Россия» и еще неделю назад главы думского Комитета по этике Владимира Пехтина. Собственно, мы и так подозревали, что борцы за счастье народное свое будущее обустраивают как можно дальше от Москвы, и дальше не на Восток, а на Запад, который они ежеминутно объявляют исчадием зла. Важнее другое: человек, далекий от политики, чурающийся публичности, занимающийся абстрактной наукой и интересующийся религиоведением, тратит сотни часов и кучу своих денег на поиск информации, которая поможет другим таким же частным людям, как он, увидеть, что у власти находятся люди нечистые на руку, которые штампуют репрессивные законы с единственной целью: защитить свое право быть бесчестными. «Мне кажется, — пишет он в своем Живом журнале, — что пробуждение окружающих начинается не с общих рассуждений о конституционном строе, а с очень конкретных сюжетов, многих и частных. С чиновника в провинциальном городе, покупающего очередной «мерседес» за казенные деньги. С районной библиотеки, которую кто-то решил выселить, чтобы сподручнее было торговать казенными площадями. С подложенной честному человеку взятки».

Приватный человек

Собственно, самому Андрею Заякину, кандидату физико-математических наук (и Doctor rerum naturalium Мюнхенского университета), специалисту по моделям квантовой хромодинамики («В теории сильных взаимодействий мы рассматриваем модели, пришедшие из теории струн, когда мы с помощью взаимодействий в пятимерии моделируем четырехмерную систему с большой константой связи, которую мы не можем разложить по теории возмущения», — максимально доступно объясняет он автору), чья работа — думать о том, что для 99 % из нас кажется чистой абракадаброй или игрой ума, вся эта борьба и политика — нож острый, который разрезает его кабинетную реальность на «до» и «после». В «до» — все понятно, предсказуемо, размеренно и спокойно: мир формул, конференций, неспешного созерцания. В «после» — полная и пугающая его неизвестность, в которой отнюдь не абстрактные чекисты способны создать ему проблемы, а журналисты — ископать вкривь и вкось личную жизнь. Он так и пишет в своем ЖЖ: «Я многое бы отдал, чтобы снова уйти в тень приватной жизни — ходить на семинары, писать статьи по своей специальности, ездить на конференции, общаться с родственниками, кататься на лыжах — мало ли еще чего хорошего есть в жизни приватного человека. К несчастью, каждая порция утренних новостей из России провоцирует у меня острый приступ гастрита, а мой врач всегда говорит, что лечить надо причину, а не следствие. Поэтому обсудим меры лечения». И дальше — квалификация нынешнего режима в России и «Единой России», чье право на места в Государственной думе в 2000-х он признает, но сегодняшнее большинство полагает результатом воровства 11 млн голосов. «Это — самозванцы, исхитившие себе места в парламенте безо всяких на то оснований. В Православной церкви есть такое ругательное словцо — «самосвят» — простой мужик, нацепивший на себя рясу и крест. Такие же «самосвяты» и эти так называемые депутаты». Следом — как в докладе на конференции, изложение «технической части» — что и как нужно и возможно сделать для обычного человека с некоторым интеллектом, чтобы изобличить тех, кого он полагает «оккупационной силой» и несчастьем для страны. «Зло существует, чтоб с ним бороться, а не взвешивать в коромысле» — цитата, приведенная в его журнале.

Я многое бы отдал, чтобы снова уйти в тень приватной жизни — ходить на семинары, писать статьи по своей специальности, ездить на конференции 

Начало

Родом Заякин из Якутска, рос в среде ученых Якутского научного центра, мама всю жизнь проработала в академической сфере — по сию пору занимается, как рассказал, рентгено-структурными методами анализа в минералогии. Любопытно, что первое его соприкосновение с реальной политикой произошло еще в десятилетнем возрасте, хотя упомянул об этом вскользь — говоря о том, в каком страшном состоянии были подъезды домов 20 лет назад и в таком же остались сейчас. Про «сейчас» он знает, потому что прошлым летом был в Якутске и «с 7 до 9 утра ходил по соседним домам и разбрасывал там листовки — так, в порядке повышения адреналина в крови». Листовки «Доброй машины правды» — одного из интернет-ресурсов Алексея Навального, которого Андрей полагает лидером, способным возглавить страну. Так вот, про подъезды: «Дело в том, что я по этому же маршруту ходил 20 лет назад с листовками за Ельцина, когда мне было десять лет. У меня было дикое чувство дежавю. Знаете, что изменилось единственное во всех этих грязных обшарпанных подъездах? Домофоны появились! А все остальное осталось прежним. Те же обшарпанные подъезды, та же самая эта совковая сине-белая расцветка, те же самые погнутые почтовые ящики».

После школы — физфак МГУ, куда поступил в 1998 году. Если кто не помнит, это была осень дефолта, кризиса, взорвавшихся цен, обанкротившихся банков и полной безнадеги. Учиться фундаментальным наукам тогда шли либо «ботаники», заранее обозначившие себя как людей не способных и не готовых ни к чему практическому, либо гении, с малолетства живущие в мире формул и математических абстракций. Андрей свое стремление учиться на факультете, после которого то ли с протянутой рукой на паперти, то ли в западные университеты, объясняет так: «Я никогда не был лишен какого-то идеализма. Для меня идеализм — это слово, которое несет определенную философскую нагрузку, но в житейском смысле. Ну а я считал, что быть ученым — это здорово, это правильно». После университета он пошел в весьма престижный Институт теоретической и экспериментальной физики — тогда он был еще в системе Росатома, а теперь стал частью научного центра им. Курчатова, которым руководит один из членов кооператива «Озеро» Михаил Ковальчук. В 2007-м Андрей уехал в аспирантуру университета Мюнхена: «К тому времени все продвинутые и правильные люди с моего курса на физфаке уехали делать диссертации за рубеж. Я довольно долго колебался, но потом все-таки решил уехать». В какой мере на это решение повлияла политическая ситуация в Отечестве — сказать трудно. Сам Андрей пишет в своем блоге, что до середины 2011 года он был «глубоко инертен в отношении происходящего в стране», правда, в интервью подробно рассказывал, что ходил в Хамовнический суд на вынесение приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву по их второму делу.

«Происходящее в стране мне нравилось все меньше,— пишет он в блоге,— но оно все же было не настолько ужасающим, чтобы побудить меня к активным действиям. Да, сменили наш гимн свободной России на совковую мерзость, под которую я ничего другого, кроме «Партия Ленина — сила народная», в своем сознании не слышал и не услышу (ни разу в жизни под этот гимн не стоял и не встану, даже если мне будут угрожать оружием). Да, посадили без вины моего коллегу Данилова. Да, отменили выборы губернаторов. Да, лишили субъекты Федерации значительных финансовых полномочий. Да, повысили барьер по выборам в Думу. Да, отменили одномандатные округа. Да, сделали Совет Федерации сборищем назначенцев одного человека. Но весь этот бесовский шабаш в конституционном праве все же происходил при полном соблюдении российского закона, который, к сожалению, оказался полностью незащищенным от диктаторских поползновений одного-единственного человека».

Короче, в Мюнхене он защитил диссертацию — получил звание доктора естественных наук, одновременно вторую, по совокупности работ, в Москве — «чтобы не заниматься ужасной процедурой нострификации», то есть не доказывать в ВАКе (это было еще до вступления в силу Болонского договора), что его мюнхенская степень стоит российской. Дальше — работа в университете Перуджи в Италии («находясь по-прежнему в тематике теории струн, стал больше смещаться в сторону интегрированных систем, дуальности между струнами и калибровочными процессами»), потом и по сию пору — университет Сантьяго-де-Компостела в Испании.

Мотивы

Как сам говорит, первый звоночек, что не замечать того, что происходит в стране, больше нельзя, для Андрея прозвенел в декабре 2010 года — когда оказался на пикете в поддержку МБХ возле Хамовнического суда. Потом начал следить за новой для него фамилией — Навальный, нашел его блог: понравился. Записался наблюдателем на парламентских выборах — на участке, располагавшемся в российском посольстве в Стокгольме: «У меня победило «Яблоко» — оно набрало процентов 30–35, «Единая Россия» — 20%». Пришел на митинг на Сахарова. На президентских выборах в марте 2012-го наблюдал за голосованием в Риме: «Там картина была не такая лирическая, как в Стокгольме, — нас, наблюдателей, сначала приняли не очень ласково». Впрочем, к этому времени он уже пребывал в состоянии тихого бешенства, которое, впрочем, выражалось в привычной для него, физика-теоретика, форме: он начал работать с базами данных, выясняя, как воруют деньги на государственных закупках. «Вижу: пять очень похожих фирм в пяти разных регионах России покупают одинаковые томографы. На этом материале я научился работать со справками и выстраивать аффилиацию одних фирм к другим». «Пытался выяснить, как фирма А аффилирована с B, а B с С, чтобы доказать, что эти пять или десять конкурсов явно выиграл один и тот же человек или что в конкурсе участвовали явные мартышки, а не независимые фирмы».

А дальше была история районной детской библиотеки № 86 Москвы. Приведу рассказ полностью — он стоит того.

Победы

«Мой товарищ, однокурсник, рассказал мне о том, как совершенно замордовали его мать, которая работала заведующей 86-й библиотекой в Москве на Таганке. А замордовали в связи с тем, что ее непосредственное начальство, то есть централизованная библиотечная система № 7, дает какие-то совершенно странные указания — уничтожать книжный фонд, преобразовать детскую библиотеку в общественно-информационный центр префекта с юридическими консультациями, комнатами отдыха, какими-то бесплатными мероприятиями для пенсионеров, что-то типа обучения компьютерным программам — в общем, какая-то ахинея. Я начал смотреть, выяснилось, что персонажи из этой самой централизованной библиотечной системы № 7 на адрес своего головного офиса зарегистрировали 180 разных фирм и фирмочек. Я внимательно смотрел и по реестрам, и по google-maps высылал гонца на местность смотреть, что это за дом. Пришел к выводу, что других строений, кроме библиотеки, там нет. У меня осталась единственная гипотеза, что те самые люди, которые пытаются выжить со своих площадей районную детскую библиотеку № 86, уже неплохо заработали на регистрации этих контор. Вручную пробил через базы данных эти 180 контор: выяснилось, что некоторые из этих фирм оказались парадоксальным образом аффилированными с директором централизованной библиотечной системы — мадам Татьяной Царенко, которая была главным инициатором гонений на заведующую 86-й библиотекой. Гонения там были разные: и просто мат-перемат, и всякие странные люди, которые подходят на улице и говорят: «Вот, мол, посмотрите, как бы там с вашим сыном ничего не случилось. Вы за себя не боитесь, за свою семью не боитесь?» Разные были истории. Дальше написал большую серию жалоб в разные инстанции: в прокуратуру, в Комитет имущества Москвы, в Управление культуры. В итоге Царенко сместили с должности директора, лишился своего кабинета и один из инициаторов разгрома библиотеки Р.Р. Крылов—Иодко. По дороге выяснилось, что некоторое число фирм было зарегистрировано на некоего Андрея Юрьевича Трегера — это ее муж и крайне любопытный человек, у которого есть гражданство Токелау — это территория Новой Зеландии. Причем если верить тому, что пишут в интернете, то у него дипломатический паспорт. Написал Верховному вождю островов Токелау запрос: есть ли у вас гражданин Андрей Юрьевич Трегер? Верховный вождь, как это ни парадоксально, мне ответил: таких у них отродясь не водилось. После этого я написал в Королевское Министерство иностранных дел Новой Зеландии про господина Трегера, но на это письмо я ответа уже не получил. А потом последовала длинная и муторная переписка с прокуратурой, Следственным комитетом, мэрией. Такой пинг-понг разными заявлениями, результатом которой стало то, что радикальные меры по искоренению просвещения и грамотности, ну и конкретно по уничтожению 86-й библиотеки были вроде как остановлены. Табличка про информационный центр префекта куда-то исчезла. От заведующей Татьяны Васильевны Антиповой более-менее отцепились».

На вопрос, почему так долго себя не обнаруживал, предлагая журналистам называть его «док» или «Доктор Z», он отвечает вполне бесхитростно: «Я всю жизнь был непубличным человеком»

Цели

Окрыленный первыми удачами — а Заякин много занимался и диссертационным плагиатом, и не без успеха, наш физик-теоретик начал изучать кадастры и регистрационные документы на собственность в разных вкусных регионах мира. В Европе с этим оказалось трудновато, но базы данных США его своей открытостью поразили. И тогда он составил себе списки фамилий — тех, кто входит в «список Магнитского» сенатора Кардина, членов Государственной думы, сенаторов, руководителей силовых ведомств — гражданских он пока числит по разряду честных людей. Прошерстил кучу бесплатных и платных поисковиков. Результатом была триумфальная экспозиция собственности в США депутата-единоросса Пехтина и его сына: к расследованию подключился Навальный со своими ребятами, Андрей тогда еще предпочитал находиться в тени, за кулисами. Документы, обнародованные в блоге Навального, буквально взорвали все более впадающие в депрессию социальные сети, а затем и конвенциональные СМИ. А физик из университетского городка в Испании предложил «поохотиться за чиновниками-коррупционерами» всем, кто готов бороться: написал методичку и опубликовал в своем блоге (см. стр. 15). На вопрос, почему Андрей так долго себя не обнаруживал, предлагая журналистам называть его «док» или «Доктор Z», он отвечает вполне бесхитростно: «Я всю жизнь был непубличным человеком. Мне нужно время, чтобы сжиться с образом самого себя в качестве медийного персонажа. Мне это очень тяжело психологически». На вопрос, не опасается ли мести со стороны тех, кого вывел на чистую воду, да и со стороны специальных российских служб, ответил: «В любом случае так, как было с моим дедом (он в 1930-х был председателем райисполкома в Молотовской области — ныне Пермская. — The New Times), со мной не будет. Деда энкавэдэшники спросили: «Сразу расстрелять или сначала помучить?» Дед выжил».
10_03.jpg
Поместье Пехтиных, как утверждает Заякин, стоимостью около $700 тыс. в штате Флорида, США

На расследования он собирается выделять 2–3 часа в день: «Полностью забывать, за что тебе платят деньги, нельзя, — объясняет. — Мне нужно больше правильного тайм-менеджмента». А что будет с теорией интегрируемых систем? «Я заметил, что когда я начал активно заниматься гражданской деятельностью, то это активизировало и мою деятельность научную: за прошлый год я опубликовал пять статей, что для меня является внутренним рекордом. Причем это работы, которые мне по своему качеству больше нравятся, чем все то, что я писал ранее. И я считаю, что причиной этого стало некое воодушевление, повышенный адреналин в крови, который мне обеспечивает активная гражданская деятельность».

Семья? «Семьи нет, кроме мамы. Но есть «большая семья», рассеянная от Кавказа до Камчатки, — мои двоюродные братья и сестры, племянники и племянницы, с ними со всеми дружу и общаюсь». Увлечения? «Изредка в свободное время пишу на религиозную тематику». Одна из его статей называется «Эволюция без истерики, или Может ли православный произойти от обезьяны?» Другая: «Иеремия: невежливый пророк» — о тяжести нравственного выбора. И о последствиях, которыми за этот выбор приходится платить.

10_02.jpg
Нажмите, чтобы увеличить картинку

Свидетельство о собственности на кондоминиум в доме на Flamingo South Beach, Флорида, США, выданное Алексею Пехтину и Владимиру Пехтину. Рыночная цена квартиры $238,636



Методические указания от doct_z

/…/Только в том случае, когда каждый из нас будет бдителен и самостоятельно будет отыскивать агентов во всей нашей стране, мы сможем выкорчевать их полностью.

В большинстве стран презренного Запада (и не менее загнивающего Востока) есть доступные в интернете (платно или бесплатно) публичные реестры двух типов: реестры юридических лиц и кадастры недвижимости. Кроме того, существуют реестры зарегистрированных сделок разного типа, в первую очередь в такие реестры попадают, разумеется, сделки с недвижимостью.

В США эта система отличается большим разнообразием. Именно реестры юрлиц ведутся на уровне штата, а реестры сделок с недвижимостью и кадастры могут вестись как на уровне штата, так и на уровне округа (county). В реестрах сделок, как правило, доступен поиск по покупателям и продавцам, а в реестре собственности обычно есть поиск по адресу и по кадастровому номеру, и в редких случаях — также по фамилии владельца недвижимости.

Итак, у нас есть список лиц (ФИО и дата рождения), которые вызывают подозрения. Проверять их всех по 3033 округам на предмет заключения ими сделок с недвижимостью? Ни в коем случае. Сначала идем на дурацкий сайт www.intelius.com/people-search.html, где производим первичный поиск. Этот сайт выдаст нам по фамилии и имени (подумайте о правильной транскрипции!) потенциального жулика и вора список людей с похожими именами и фамилиями, укажет их места проживания (с точностью до города) и иногда сообщит вам возраст этих людей. Отбрасываем тех, кто явно живет в «некрутых» местах (например, какой-нибудь штат Кентукки, где до сих пор действует сухой закон) — шанс найти там ЖиВ крайне мал. Приглядитесь к тем, кто остался, — есть ли кто-то похожий на вашего клиента? Если да, НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ не пытайтесь заказать платную справку на этом сайте! Будете потом всю жизнь бегать по американским судам и доказывать, что вы заказывали всего одну справку, а не тысячу. Разоритесь, серьезно говорю. Что нужно делать вместо этого? Нужно взять город и штат, в котором человек живет, и пробить в гугле — выяснить, к какому county он принадлежит. Выяснили? Теперь идем на www.publicrecords.onlinesearches.com и выясняем, какие реестры доступны нам по этому штату и этому округу (county) бесплатно. Обычно вам нужны следующие ресурсы:

Recorded Documents — поиск по зарегистрированным сделкам (купчие, закладные, ипотека…)

Property Search & Mapping — поиск по земельному кадастру

Corporations — поиск по зарегистрированным фирмам.

Самый надежный поиск, который, как правило, есть всюду — поиск по зарегистрированным сделкам. Вбейте для начала туда какую-нибудь распространенную американскую фамилию, например, Ivanov, чтобы проверить, что у вас вообще все работает. Вывалились какие-то данные — отлично, вбиваем туда вашего клиента. Есть по нему что-то — смотрим, доступны ли в инете исходники или их можно заказать за деньги в бумажном виде. Иногда может повезти с кадастром — если в нем есть поиск по фамилиям, но такая продвинутая система в Штатах мало где есть.

Помимо этих казенных реестров, есть чудный сайт, который каким-то образом мониторит недавние покупки/продажи недвижимости в очень ограниченном наборе округов, но среди них есть очень важные (то есть популярные у жуликов):

www.blockshopper.com

Очень его рекомендую, так как он содержит информацию по реальным ценам сделок и всю историю за последние годы.

Нашли жулика? Скачиваем подтверждающие документы, убеждаемся, что это действительно он (сличаем дату рождения, подписи) — и выкладываем в интернет. Ну и в Генпрокуратуру пишем.


фотографии: Ольга Осипова/The New Times, из жж doct_z, из жж navalny







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.