Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

ПРО и контра

30.09.2009 | Коновалов Александр , Фридман Джордж, Аналитический центр Stratfor , Ивиньский Тадеуш | №34 от 28.09.09

Взгляд из России, США и Польши




Как же причудливо порой поворачивается история: ровно в год 70-летия начала Второй мировой войны Польша вновь оказалась между молотом и наковальней — на этот раз между США и Россией


Выступление Барака Обамы на сессии Генеральной Ассамблеи ООН не оставило сомнений: ядерная угроза со стороны Ирана вынуждает США искать поддержки России и Китая. Дмитрий Медведев, который еще пару недель назад говорил, что «не надо накатывать с санкциями», на прошлой неделе после встречи с президентом США в Нью-Йорке заявил нечто противоположное, а именно: «Санкции редко приводят к продуктивному варианту, но в отдельных случаях их использование является неизбежным». Изменит ли Россия в дальнейшем свою позицию относительно санкций, неизвестно: Владимир Путин санкции не поддерживает, а уж российский ВПК и подавно. Но отказ США от размещения системы ПРО в Европе многое меняет. Россия пока не отвергла протянутую руку. Поляки же, чье правительство сделало немало, дабы убедить нацию в необходимости размещения американской системы на своей территории, пребывают в полной растерянности: «Обама оставил нас один на один с Путиным». Итак, на что меняют ПРО американцы и кто от этого выиграет — The New Times выяснял по обе стороны океана.

Взгляд из России

Слухи, что американская администрация планирует отказаться от развертывания в Польше и Чехии системы ПРО, ходили все последние месяцы. Официальные лица США их упорно опровергали, но в ночь на 17 сентября Барак Обама позвонил в Прагу и Варшаву и уведомил руководителей этих стран о решении отказаться от строительства станции радиолокационного слежения в Чехии и базы ракет-перехватчиков в Польше.
Из последовавших затем заявлений министра обороны США Роберта Гейтса и заместителя председателя Объединенного комитета начальников штабов генерала Картрайта следовало, что отказ от развертывания системы ПРО в Европе связан с переоценкой на основе новых разведданных масштабов и характера ракетной угрозы, исходящей от Ирана. Эта страна не так далеко, как представлялось ранее, продвинулась по пути создания баллистических ракет большой дальности, и сегодня серьезную угрозу представляют лишь ее ракеты малой и средней дальности. Последняя завершенная иранская разработка, ракета «Шахаб-3», имеет дальность 1300 км.* * The New Times подробно писал об иранских ракетах в № 20 от 25 мая 2009 года. В соответствии с этими реальными, а не гипотетическими угрозами и следует строить систему ПРО.

От чего отказались США

Разрабатываемая в США глобальная система ПРО должна была обеспечить перехват боеголовок на любом из трех участков их траекторий (см. схему): активном (до отделения от ракеты), заатмосферном, когда боеголовки движутся в космосе по баллистическим траекториям, и подлетном. За активный участок отвечает высокоэнергетический химический лазер. Установленный на модифицированном самолете «Боинг-747», летящем на высоте 12 км, он способен достать взлетающую ракету (2) с расстояния 400–600 км.
Для перехвата боеголовки на самом длительном по времени заатмосферном участке разработана противоракета GBI (Ground Based Interceptor) с дальностью 4000 км. Боевая ее ступень уничтожает цель (6), летящую на высоте до 1500 км. Десять именно таких систем, рассчитанных на перехват боеголовок баллистических ракет большого радиуса действия, планировалось установить в Польше. На подлетном участке боеголовку, успешно миновавшую зоны действия двух других систем перехвата, планировалось уничтожать (7) с помощью достаточно маневренных одноступенчатых твердотопливных ракет комплекса THAAD (Theater High Altitude Area Defense).
Но в ситуации, когда наиболее вероятным объектом перехвата являются ракеты малого и среднего радиуса действия, перехватчик GBI выглядит не самым подходящим средством защиты. К тому же его двухступенчатый вариант, который предполагалось установить в Польше, недостаточно отработан. Поэтому решение Обамы выглядит не столько как уступка Москве, сколько как уступка здравому смыслу. США не отказались от разработки глобальной системы ПРО, а лишь изменили ее архитектуру в пользу более эффективной, дешевой и соответствующей реальным угрозам схемы. Как заявил Роберт Гейтс: «Мы укрепляем, а не сворачиваем нашу противоракетную оборону в Европе».

Новая архитектура ПРО

Из первоначальной триады — лазер, GBI, THAAD — в новой системе будут задействованы лишь хорошо отработанные (из 39 испытаний 31 было успешным) перехватчики THAAD. Основная же ставка сделана на противоракеты SM-3 (Standard Missile) морского базирования. Эти ракеты значительно меньше GBI, примерно в десять раз дешевле, а главное, разработаны для перехвата боеголовок баллистических ракет радиуса действия от 1000 до 2000 км, то есть как раз таких, какими в обозримом будущем будет располагать Иран. Размещаются SM-3 на эсминцах и крейсерах, которые легко могут быть сконцентрированы в регионе, где возникла угроза применения баллистических ракет.

Ответные шаги

От Москвы Запад ждет, что она поддержит более жесткие санкции против Ирана, если очередные переговоры с ним стран «шестерки» закончатся провалом, и что теперь Москва откажется от передачи Ирану, несмотря на подписанный контракт, ракетных комплексов С-300. Но одного Обама уже добился: убрано главное препятствие на пути достижения нового Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений.

...из США. Польское поражение и российская победа

Польша и Чехия расценили отказ США от размещения на их территории элементов ПРО как предательство. Россия же выразила полное удовлетворение этим решением и объявила, что не будет устанавливать в Калининграде баллистические ракеты малой дальности «Искандер».
Реакцию Польши (а Варшаву решение США огорчило намного больше, чем Прагу) легко объяснить, если рассматривать ситуацию в глобальном контексте.
Сама по себе система ПРО, которую планировалось развернуть, никак не влияла на безопасность Польши. Как, впрочем, и на безопасность России: ее возможность нанести удар как по США, так и по Польше ничуть оттого не снижалась, а разрушить американскую систему можно было несколькими ракетами. В этом смысле перемещение ракет из Польши на корабли для Москвы ничего не меняет.
Для Варшавы главным была не сама ПРО, а факт размещения ее в Польше. Во-первых, таким образом Польша становилась одним из главных союзников США в Европе; во-вторых, США сделали бы все возможное, чтобы защитить систему от любых угроз, а защитить систему, не защищая Польшу, невозможно.
Русских по большому счету тоже не слишком беспокоила система, они не хотели ровно того, чего хотели поляки, — стратегического присутствия США в Центральной Европе.
Россия, накачав в последние годы мускулы, стремится утвердить свое влияние на постсоветском пространстве, а также обезопасить собственные границы. На Западе же ее реакцию на ПРО расценили как невротическую — мол, просто хочет, чтобы ее уважали. Между тем в последние несколько столетий именно через Польшу осуществлялась агрессия против России: по логике русских, если у США нет намерений нападать на их страну, то и Польша им ни к чему.
Россия хочет оставаться ключевой силой на территории бывшего Советского Союза. Польша в представлении Москвы должна служить нейтральной, буферной зоной между Россией и Германией, с которой в прошлом столетии Россия вела две войны.

Иран — идефикс США

Наращивание Ираном ядерного потенциала Америка расценивает как угрозу ее национальным интересам. Силового решения проблемы Обаме очень бы хотелось избежать. Во-первых, уничтожить ядерный потенциал Ирана одним ударом невозможно. Сначала придется нейтрализовать иранские военно-воздушные силы и флот, противовоздушную оборону, и лишь тогда, обеспечив полный контроль в воздушном пространстве, можно наносить удары по ядерным объектам. Делать это наверняка придется не один раз, поскольку эти объекты хорошо защищены и разбросаны по всей стране. То есть такая операция — дело очень непростое.
Во-вторых, ответ Ирана наверняка будет весьма болезненным. За ударом последуют террористические атаки по всему миру, организованные «Хезбалах». Но самое неприятное — блокирование Ормузского пролива с помощью противокорабельных ракет и мин, что приведет к значительному падению экспорта нефти, а это в условиях кризиса может разрушить мировую экономику.  

Фактор Израиля  

Иранцы не скрывают, что свой ядерный потенциал намерены использовать против Израиля. В этих условиях еврейское государство может начать операцию против Ирана самостоятельно, и США неизбежно окажутся в нее втянутыми. Но тогда уж придется идти до конца, и чего это будет стоить, одному богу известно. Поэтому Обама, как и до него Буш, стремится обуздать Иран методами дипломатии.
Администрация Обамы, по-видимому, обещала Израилю в обмен на отказ от односторонних действий добиться введения «критически жестких» санкций против Ирана. На апрельской встрече G8 Иран предупредили, что, если до следующей встречи «восьмерки», 24–25 сентября, он не пойдет на серьезные уступки, санкций ему не избежать.
Под критически жесткими санкциями, скорее всего, понимается прекращение поставок топлива, которым Иран, несмотря на то что является основным экспортером сырья, обеспечивает себя лишь на 60%. Но если Россия, которая способна покрыть все нужды Ирана в топливе, не присоединится к санкциям, вся затея обречена на провал.
На грядущих переговорах с Ираном, которые должны начаться 1 октября, главное, что будет заботить США, — это позиция Израиля. Именно от него в значительной мере зависит, быть или нет войне с Ираном. В условиях когда дипломатические методы явно не дают результата, Израиль вполне может решиться на односторонние действия, и тогда все дипломатические усилия США будут напрасны.
Избежать этого сегодня можно только с помощью России. Вашингтон просигнализировал Москве, что он готов к сотрудничеству. И одним из первых его шагов стал перенос системы ПРО из Польши и Чехии на корабли.

Карибский кризис-2?

Но чтобы заручиться согласием России присоединиться к санкциям против Ирана, этого явно недостаточно. Москва хочет, чтобы Запад признал ее право доминировать на постсоветском пространстве. Но дать такие гарантии, не нарушив многочисленные договоры, заключенные с Польшей, Обама не может. США, например, уже завершили поставку Польше 48 модифицированных F-16C/D.* * Многофункциональный легкий ист­ребитель, извест­ный как Fighting Falcon. Для безопасности Польши они значат гораздо больше, чем ПРО.
Маловероятно, что американцы, ради того чтобы избежать войны с Ираном, пойдут на перекраивание карты Европы. Поэтому жест США в отношении Москвы не столько значим, сколько символичен. Он сделан в расчете на удовлетворение самолюбия русских. Но этого может оказаться недостаточно.
Со своей стороны, русские рассчитывают на то, что американцы без них проблему Ирана решить не смогут и Обама в конце концов даст слабину. Но Хрущев в свое время думал так же о Кеннеди, когда отправлял ракеты на Кубу. Все помнят, чем это закончилось.  
Печатается с сокращениями Перевод с английского Анны Макаровой, The New Times

 ...из Польши

Отказ США от размещения элементов системы противоракетной обороны на территории Польши большинством польских политиков встречено с большим разочарованием. Однако в данном случае такую реакцию нельзя считать оправданной.
С самого начала было видно, что концепция ПРО имеет два существенных порока. Во-первых, если угроза глобальна, то и ответ должен быть глобальный. Но к проекту были «допущены» только Соединенные Штаты, Чехия и Польша, да еще в какой-то степени Великобритания с радаром. Другие европейские члены НАТО, например Франция и Германия, в нем не участвовали, как не участвовали Россия и Китай. Во-вторых, этот план стоил слишком дорого и не был безупречен технологически.
Но было еще и третье обстоятельство. Представители Демократической партии США жестко критиковали и возражали против концепции Буша, поэтому Польше не следовало подписывать с американцами договор о размещении противоракет в преддверии президентских выборов в США. Я уж не говорю о том, что это было сделано почти сразу после российско-грузинской войны, что поневоле придавало этому договору антироссийский привкус. Мы, фракция «Левица», говорили, что надо подождать итогов выборов, поскольку велика вероятность, что проект не будет реализован. Но оппозиционная партия «Право и справедливость» (ПиС) соревновалась с правящей «Гражданской платформой» (ГП) — кто первый, кто быстрее, кто больше наберет политических очков.
Решение Обамы для Польши по большому счету — это хорошее известие. Конечно, десять противоракет не представляли угрозы для России. Но Россия заявила, что в ответ разместит в Калининградской области новые оперативно-тактические комплексы «Искандер». А это грозило новой гонкой вооружений.
Согласно всем опросам, значительная часть поляков поддерживает отказ от размещения на польской территории американской базы. Размещение радара в Брдах под Прагой и десяти противоракет в Редзикове под Слупском никак не укрепляло безопасность Польши. Даже делало ее более уязвимой. В свое время президент США Джон Кеннеди говорил, что «лучше неприятная правда, чем приятная иллюзия». А неприятная правда такова: американский противоракетный щит Польше сегодня не нужен.

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.