Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Экономика

#Только на сайте

Страна в откате

27.01.2013 | Грозовский Борис | № 2 (271) от 28 января 2013 года

Итоги Всемирного экономического форума в Давосе

Мировая экономика далека от восстановления, но худшее позади: таков вывод Всемирного экономического форума в Давосе. Россия на горнолыжном курорте была представлена мощным десантом из 50 чиновников и бизнесменов. Но Давос они не убедили: у инвесторов Россия в аутсайдерах

36-39.jpeg
Русский круглый стол в Давосе: кроме премьера Дмитрия Медведева (второй слева) все остальные (слева направо после премьера РФ) — глава Сбербанка Герман Греф, ректор РЭШ Сергей Гуриев, бывший вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин и профессор Йельского университета Олег Цывинский — смотрят на будущее России весьма пессимистично


Гости Давоса в этот раз были настроены явно оптимистичнее, чем и год, и три года назад. Даже обманувшийся год назад в ожиданиях Нуриэль Рубини (глава Roubini Global Economics и один из самых пессимистичных прогнозистов) теперь не считает выход Греции из еврозоны неизбежным. Рынки недооценили способность европейских политиков противостоять негативным тенденциям, признает Рубини.

Европа перестала быть основной головной болью инвесторов: она находится на правильном пути, хоть и движется по нему слишком медленно, говорит Йозеф Аккерманн, экс-глава Deutsche Bank. Тот, кто, веря в Европу, купил ровно год назад греческие бонды (их стоимость стремилась к нулю), заработали за 12 месяцев 78 %, подсчитал Bank of America Merrill Lynch.

Евро с начала августа подорожал против доллара на 9%, и даже стоимость 10-летних испанских облигаций упала с 7,75% прошлым летом до 5,1%. Хотя страна находится в серьезной рецессии, режет бюджетные расходы, а безработица не снижается. На Intrade, одной из ведущих прогностических площадок мира, вероятность распада еврозоны оценивается в 12%, тогда как год назад — в 54%.

Европа перестала быть основной головной болью инвесторов: те, кто год назад купил греческие бонды, заработали за 12 месяцев 78%. Вероятность распада еврозоны оценивается в 12%, тогда как год назад — в 54% 

Риски никуда не делись, но правительства еврозоны, снизившие бюджетные расходы, и Европейский центробанк (ЕЦБ), помогший банкам и скупивший долги терпящих бедствие стран еврозоны, перенесли проблемы на будущее. «С финансовой точки зрения мы возвращаемся к нормальной ситуации», — говорит глава ЕЦБ Марио Драги. Острая часть кризиса позади, а с проблемами придется разбираться еще долго.

Впрочем, пессимисты тоже есть: Греция в любой момент может не справиться с сокращением расходов и выплатой долга и в течение ближайших двух лет все-таки с вероятностью 90% покинет еврозону, считает Citigroup. Усилия ЕЦБ окажутся напрасными, если европейские правительства так и не смогут сформировать настоящий бюджетный, банковский и политический союз, отмечает знаменитый гарвардский профессор Кенетт Рогофф. Период спокойствия едва ли будет долгим, согласен Барри Эйченгрин из университета в Беркли. Так же думает большинство инвесторов.

Куда пойдут деньги

Основные риски этого года связаны, кроме Европы, с опасностью замедления экономики США из-за бюджетного маневра и с постепенным затуханием роста в Китае. В восприятии 921 опрошенного Bloomberg инвестора риск замедления в США даже перевесил вероятность негативного развития событий в еврозоне. Но в целом они настроены оптимистично (за исключением еврозоны). Довольно позитивно смотрит на ситуацию в выпущенном к форуму обновленном мировом прогнозе и МВФ (см. таблицу).
--1.jpg

Ситуация на финансовых рынках лучше, чем в экономике. Опрошенные Bloomberg инвесторы ждут убытков на рынках еврозоны и Великобритании, но смотрят с оптимизмом на рынки акций Штатов, Китая и Бразилии. Риски в мировой экономике снижаются, и бонды уже не принесут приемлемой доходности, особенно учитывая, что центробанки США и еврозоны наводнили рынки ликвидностью. В целом управляющие инвестфондов планируют выводить деньги из «кэша» и облигаций (особенно американских), увеличивая покупку акций, в том числе развивающихся рынков. Однако приток инвестиций может обойти Россию стороной, как это было в последние два года.

В ответ на просьбу назвать один-два рынка, которые в этом году дадут инвесторам лучшую возможность заработать, 38% выбрали США (худшим рынком считают Штаты 13%, баланс оценок — 25%). На Китай оптимистично смотрит 31% инвесторов, пессимистично — 14%. Это два фаворита. Бразилию в числе лучших рынков называют 20%, а худших — 9%, для Индии оценки примерно одинаковы. А вот у России баланс оценок отрицательный — одним из лучших рынков-2013 называют нашу страну 9% инвесторов, а одним из худших — 15%. Хуже это соотношение только у еврозоны и Британии. Негативные планы инвесторов относительно России особенно обидны на фоне объективной дешевизны акций: по соотношению цена/прибыль российский рынок сейчас самый дешевый из 21 развивающейся страны, для которых этот показатель рассчитывает Bloomberg.

Не идти на развивающиеся рынки инвесторы не могут. Только чтобы соответствовать ожиданиям, заложенным в котировки акций, 1200 крупнейших глобальных компаний должны ежегодно увеличивать объем продаж на $5 трлн, отметил на форуме руководитель департамента стратегии Accenture Марк Спелман. Это предполагает рост продаж, на 1/3 превосходящий темпы роста экономик. В последние три года это удавалось только 60% компаний из 1200. Между тем лишь 36% глав компаний, опрошенных к форуму PricewaterhouseCoopers, уверены в росте продаж в течение ближайшего года. Развитые рынки особых возможностей для роста предоставить не могут, и глобальные корпорации вынуждены рассчитывать на рост среднего класса в развивающихся странах.

Россия: пасмурно

Казалось бы, на таком фоне доказать инвесторам привлекательность России для инвестиций — задача не самая тяжелая. Нужно продемонстрировать хорошие возможности для роста и благоприятный деловой климат. «Россия — несмотря на то, что говорят люди, — это место, куда можно инвестировать», — начал артподготовку первый вице-премьер Игорь Шувалов за неделю до форума. Инвесторы нужны: в этом году правительство планирует продать госсобственности на рекордные $10 млрд. Правда, почти наполовину этот план может быть выполнен за счет продажи 5,7% «Роснефти» BP в рамках поглощения госмонополией ТНК-BP, договоренность о чем уже достигнута.

Правительство, однако, считает, что климат и так не плох, а проблема лишь в имидже. Аргумент: иностранные компании, которые уже работают в России, оценивают условия работы в стране лучше, чем те, кто еще не пришел. Однако у инвесторов этот аргумент не проходит. Их оценки: высокий уровень коррупции, откровенные откаты на госзакупках и, добавляет Citigroup, растущая зависимость от нефти и газа, которая стимулирует усиление авторитаризма и извлечение чиновниками ренты — это более чем серьезные риски. Когда деньги буквально качаются из земли, а цены на энергоресурсы растут, стимулов улучшать деловой и инвестиционный климат нет никаких.

Улучшений, даже минимальных, в ситуации с коррупцией за последние годы в России не произошло. Инвестиционному климату сильно вредит так и не расследованное более чем за три года дело Магнитского, обвинявшего госчиновников в воровстве $230 млн причитающегося государству НДС, говорит Роланд Нэш, инвестиционный стратег Verno Capital. Доля государства в экономике увеличилась с 38% в 2006 году и 42% в 2008-м примерно до 50%, подсчитал BNP Paribas. И это не считая $55-миллиардной сделки по поглощению ТНК-BP «Роснефтью».

Прогнозы и рейтинги

Практически любой рейтинг, находящийся в поле зрения иностранного инвестора, свидетельствует: дела в России далеки от идеальных. И никакие увещевания премьера Медведева, который в Давосе обещал, что негативного развития событий в экономике страны точно не будет, улучшить инвестиционный климат не помогут. Это все слова, статистика говорит ровно об обратном. Согласно последнему рейтингу конкурентоспособности, представленному в специальном докладе Всемирного экономического форума, посвященном РФ, Россия занимает 67-е место из 144. При этом в середину вытягивают нас лишь хорошая макроэкономическая ситуация (22-е место) и размер рынка (7-е). С остальным значительно хуже — с качеством государственных институтов (133-е место), инновационным потенциалом (85-е). Неэффективны товарные рынки (134-е место), рынок труда (84-е), финансовый рынок (130-е). Довершают эту картину слабое развитие конкуренции (136-е место), неэффективная антимонопольная политика (124-е), ограничения для иностранных инвесторов и недоверие к финансовой системе (134-е), а также низкий уровень внедрения новых технологий (137-е место в мировом рейтинге).
--2.jpg

Ни один из трех нарисованных экспертами Всемирного экономического форума сценариев развития не предполагает активного реформирования властью институтов, которые ректор РЭШ Сергей Гуриев охарактеризовал в Давосе как «отсталые», а следовательно, нечего ждать и по части делового климата. Если цена нефти и газа останется высокой, реформы совсем застынут, неравенство и коррупция вырастут, в элитах начнется раскол. Это первый сценарий. Второй: цена сырья падает, влияние государства в экономике усиливается, реформы сворачиваются. И лишь в третьем идут осторожные реформы: из-за постепенного снижения сырьевых цен власти приходится разрешить бороться за финансовые ресурсы регионам, и те в меру сил начинают менять ситуацию на своем уровне. Участники сессии в Давосе, где была представлена эта конструкция, сочли наиболее вероятным третий вариант. Правда, они еще не знали, что Госдума в очередной раз решила отменить выборы губернаторов, то есть ответственность глав субъектов РФ перед населением за положение дел в своих областях и краях.

Только премьеру Медведеву все три предложенные ВЭФ варианты показались нереалистичными: он демонстрировал оптимизм. Похоже, он один. Правила игры и вхождения на рынок в России непредсказуемы для иностранных инвесторов, цитируют «Ведомости» присутствовавшего на сессии Рубена Варданяна, главу «Сбербанка CIB»: «Непонятно, в какой ситуации тебя накажут, а в какой — нет». А в таких условиях нынешние 3,5% роста экономики при стабильных ценах на сырье — это практически идеальный вариант. Между тем только за счет инвестиций — а России, по расчетам McKinsey, до 2030 года нужно вложить в инфраструктуру $1,5 трлн — можно увеличить темпы роста до 5–6%.

Но деньги придут, только если будут гарантии, что их не отнимут. Пока же практически любой инфраструктурный проект для российских чиновников — в первую очередь средство личного обогащения. Только за счет тщательного отбора инвестпроектов для финансирования государством Чили и Корея сумели сэкономить 15–20% инвестиций, подсчитала McKinsey, а сметы в среднем могут быть сокращены на 40%.

А в России, как показала история в городке Шарья (Костромская область), экономия может быть и 96%. В начале этого года интернет облетела новость о том, как бизнесмены этого городка самостоятельно отремонтировали мост, решив не дожидаться, пока это сделают чиновники. Мост был отремонтирован за 0,3 млн рублей, не считая материалов и предоставленной добровольцами техники. Полная стоимость восстановления рухнувшего моста, по оценке организатора ремонта Сергея Захарова, владельца кузнечного цеха, — не более 0,6 млн рублей. Власти планировали потратить на это 13,5 млн рублей, в том числе только на проектную документацию — 1,5 млн. Захаров получил грамоту от местной администрации. Правда, наблюдатели опасаются, что дорожные службы найдут к чему придраться, не примут мост в эксплуатацию и решат сносить и строить новый мост.


фотография: ИТАР-ТАСС




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.