Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Мир

#Только на сайте

Судьба Венесуэлы решается на Кубе

21.01.2013 | Бай Евгений | № 1(270) от 21 января 2013 года

Уго Чавес, которого еще 10 января должны были привести к присяге, находится при смерти. Что теперь будет с одной из самых богатых нефтью стран мира — выяснял The New Times

32_01.jpg

Сторонники Уго Чавеса во время «альтернативной инаугурации» в Каракасе 10 января

Пабло и Марина, венесуэльские друзья автора этих строк, — спасибо фейсбуку — выдают информацию о ситуации в стране быстрее любой газеты: «Чартерных спецрейсов Каракас–Гавана с начала года стало в два раза больше… Почти все высокие правительственные чиновники уже по нескольку раз посетили Гавану… Тон официальных заявлений настолько печальный, что сомнений почти не остается: венесуэльцам пора учиться жить без Чавеса… Борьба за жизнь президента длится уже полтора месяца — операция дала осложнения на дыхательные пути… Инаугурацию перенесли на неопределенный срок (в октябре 2012 г. Чавес в четвертый раз победил на президентских выборах. — The New Times), но впечатление такое, что власти теперь готовятся к похоронам…»

Но и газеты все же читать полезно. «Боливарианская республика Венесуэла. Столица — Гавана» — так назвал одну из своих статей колумнист венесуэльской Universal. В последние недели действительно создавалось впечатление, что венесуэльское правительство чуть ли не в полном составе переселилось в Гавану, где проводит бесконечные консультации о будущем страны. Вопрос — с кем?


Кто еще будет поставлять Кубе по 100 тыс. баррелей практически бесплатной нефти в день? Кто будет платить каждому из 40 тыс. кубинских медиков зарплату в $400 тыс. в год, которая сравнима с заработком президента США?



Цена отсрочки

Согласно данным, просочившимся в прессу, кубинские врачи поставили Чавесу аппарат искусственного дыхания — тот хотя и воспринимает чужую речь, способен беседовать с посетителями, лишь открывая и закрывая глаза. Так что консультации о будущем Венесуэлы ведутся теперь не иначе как с властями Кубы — для Чавеса и его окружения члены кубинского синклита были и остаются менторами. А к возможному уходу венесуэльского лидера в Гаване начали готовиться еще летом 2011 года, когда ему была сделана первая операция по удалению раковой опухоли. Конечно, в бой за его спасение были брошены лучшие медики страны, но состояние здоровья Чавеса продолжало ухудшаться. В августе 2012-го кубинские врачи вынесли вердикт: развязка может наступить когда угодно и нет никакой гарантии, что Чавес дотянет до намеченных на декабрь президентских выборов. Они как в воду глядели. Выборы перенесли на октябрь. Чавесу удалось их выиграть, а вскоре началось и предсказанное медиками резкое ухудшение его здоровья: для сохранения правящего режима в Венесуэле выигрыш в два месяца оказался решающим.

Впрочем, завеса секретности вокруг здоровья Уго Чавеса сохраняется до сих пор. Никто из простых венесуэльцев не знает, какой формой рака страдает их президент. Навещающие его правительственные чиновники уверяют сограждан, что лидер находится в сознании. Похоже, что это часть политической игры, разработанной в Гаване: создавать видимость того, что Чавес, возможно, еще вылечится, чтобы его возможные преемники не перегрызли раньше времени горло друг другу.

«Сохранение режима в Венесуэле — с Чавесом или с наиболее подходящим для Гаваны преемником — жизненно важно для кубинцев, — отмечает в разговоре с The New Times венесуэльский журналист Гильермо Диас. — Кто еще им будет поставлять по 100 тыс. баррелей практически бесплатной нефти в день? Кто будет платить каждому из 40 тыс. кубинских медиков зарплату в $400 тыс. в год, которая сравнима с заработком президента США?»

По подсчетам экспертов из университета Майами, Чавес расходует на Кубу $10 млрд в год — это в четыре раза превышает объем кубинских валютных поступлений от туризма. Без таких подпорок остров рискует вновь вернуться в эпоху хаоса, наступившую после прекращения субсидий Москвы.

Гаванский пакт

Но задача сохранения чавистского режима без Чавеса непроста. В Венесуэле могут сцепиться в борьбе за власть несколько различных властных группировок. Одну из них возглавляет объявленный самим Чавесом преемник — 50-летний вице-президент Николас Мадуро, экс-глава МИДа. Он — наиболее подходящий для Гаваны кандидат. Бывший глава венесуэльского МИДа, Мадуро считается политиком разумным, осторожным, а главное, у него репутация человека дисциплинированного, безгранично преданного своему боссу. Мадуро, уверены в Гаване, примет как должное моральное и идеологическое превосходство кубинцев.

Другой претендент на власть — председатель венесуэльской Национальной ассамблеи 49-летний Диосдадо Кабельо. Выходец из армейской среды, Кабельо — еще больший «ястреб», чем Мадуро, но одновременно больший националист. Вот он-то и может оказаться проблемой для Гаваны. Тесно связанный с военными, которые в течение 14 лет правления Чавеса стригли купоны на крайне выгодных сделках с правительством, Кабельо в случае прихода к власти может спросить своих подданных: «А зачем нам кубинцы, когда мы — хозяева в своей стране». Причем кубинцам придется считаться с фигурой Кабельо — так просто от главы венесуэльского парламента они не избавятся. По Конституции, именно Кабельо в случае смерти президента должен временно взять на себя верховную власть, а затем созвать новые выборы.

В результате, по данным источников The Nеw Times, при непосредственном участии Рауля Кастро в Гаване было принято соломоново решение: если Чавес умирает, Кабельо действительно берет на себя бремя власти, но на выборы кандидатом от правящей партии идет Мадуро. Параллельно в Венесуэле будет сформировано целое политбюро. В него войдут брат Чавеса и губернатор штата Баринас Адан Чавес, бывший министр обороны и губернатор штата Трухильо Хенри Ранхель Сильва, бывший вице-президент Элиас Хауа (только что он назначен главой МИД взамен Мадуро, совмещавшего этот пост с вице-президентским), а также министр нефтяной промышленности Рафаэль Рамирес. Только так, по убеждению стратегов в Гаване, может быть достигнут некий баланс между различными политическими группировками в Венесуэле.

Однако, как заметил в разговоре с The New Times известный кубинский оппозиционный лидер Карлос Альберто Монтанер, «без Чавеса, столь любимого братьями Кастро, управление другой страной может оказаться неблагодарной задачей». «Мир еще не видел такого дисбаланса, — продолжает Монтанер, — бедный остров с парализованной экономикой и архаичными политическими структурами контролирует власти нефтяной страны, которая в шесть раз больше его по территории и в два раза — по населению». Будущий преемник Чавеса, полагает кубинский оппозиционер, неизбежно будет вынужден пересмотреть безумное расточительство нынешнего лидера и резко ограничить экономическую помощь Кубе.


В том, что уже в ближайшее время скорпионы в Каракасе начнут кусать друг друга, сомнений ни у кого нет


Бразильский призыв

10 января, когда должен был быть приведен к присяге Уго Чавес, венесуэльские власти провели в Каракасе массовый митинг в поддержку своего больного лидера — «альтернативную инаугурацию». Самому же Чавесу разрешили принять присягу позднее, и не в парламенте, а перед членами Верховного суда — те в случае необходимости могут в полном составе отправиться на торжественную церемонию и в гаванский госпиталь. Лидер оппозиции Энрике Каприлес, с достойным счетом проигравший Чавесу на октябрьских выборах (44,13% голосов против 55,26% у Чавеса), назвал массовую акцию в Каракасе «позорным шоу», а решение отложить настоящую инаугурацию — «вопиющим нарушением Конституции». Однако он предостерег своих сторонников от уличных шествий и митингов протеста. Каприлес занял выжидательную позицию — дабы не спровоцировать военных на вмешательство: он полагает, и не без оснований, что в случае новых выборов у него есть все шансы победить Николаса Мадуро, не столь популярного и харизматичного, как Чавес.

Отдельный вопрос — как реагируют на политическую турбулентность в Венесуэле лидеры латиноамериканских государств. Некоторые из них — главы Боливии, Никарагуа, Уругвая — приехали в Каракас на митинг. Одни — боливиец Эво Моралес и никарагуанец Даниэль Ортега — потому что их экономика сильно зависит, хотя и не в такой степени, как кубинская, от экономической помощи Венесуэлы. Другие, как Хосе Мухика, президент Уругвая, исключительно из-за дружеского расположения к больному венесуэльскому лидеру.

Но одновременно, как сообщает агентство Reuters, крупнейшая региональная держава, Бразилия, призвала венесуэльское правительство «как можно скорее провести новые выборы». Бразилия, как и другие страны региона, крайне обеспокоена тем, что политическая нестабильность в Венесуэле может спровоцировать напряжение в ее отношениях с соседями. Ранее об этом же прямо заявил президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос. Два года назад Венесуэла и Колумбия оказались на грани войны из-за попустительства, которое режим Чавеса оказывал колумбийским левым повстанцам из группировки FARC (Революционные вооруженные силы Колумбии): начало боевых действий в джунглях удалось предотвратить лишь в последний момент.

Кроме того, Бразилия, в прошлом уже игравшая роль главного посредника в регионе, опасается, что серьезные беспорядки в Венесуэле могут вызвать волну паники на латиноамериканских биржах и спровоцировать региональный экономический кризис. А это Бразилии, находящейся на подъеме, нужно меньше всего.

Секретные переговоры

Пока Чавес лежит в гаванской клинике, Николас Мадуро уже начал предпринимать попытки нормализовать отношения с США, поведал The Nеw Times, ссылаясь на конфиденциальные источники, известный американский журналист Андрес Оппенхаймер, публикующий колонки во влиятельной американской испаноязычной газете El Nuevo Herald. По информации Оппенхаймера, у Мадуро состоялся продолжительный телефонный разговор с директором латиноамериканского отдела Госдепартамента США Робертой Джекобсон. Речь шла о восстановлении в полном объеме дипломатических отношений между двумя странами, которые были понижены в результате острого дипломатического конфликта в 2010 году: Венесуэла тогда отозвала своего посла из Вашингтона, а США — главу дипмиссии из Каракаса.

По словам Оппенхаймера, Мадуро решил пойти на такой смелый шаг, дабы показать Соединенным Штатам: он — хозяин в доме. Однако эта тактика хороша, пока внутренние распри в Венесуэле не вылезли наружу. А ждать их долго не придется, уверен Оппенхаймер: «В том, что уже в ближайшее время скорпионы в Каракасе начнут кусать друг друга, сомнений ни у кого нет».


Уго Рафаэль Чавес Фриас родился в городе Сабанета 28 июля 1954 года

1975 — окончил Военную академию Венесуэлы, после чего служил в воздушно-десантных войсках

1992 — возглавил неудавшийся переворот, вынужден был сдаться и провел два года в тюрьме

1998 — победил на президентских выборах, набрав 55% голосов

2002 — арестован и вывезен в неизвестном направлении генералами-заговорщиками. Благодаря массовым выступлениям в его защиту, а также поддержке армии возвращается во дворец «Мирафлорес» в Каракасе

2006 — в противовес американской «Оси зла» создает свою «Ось добра» — союз Венесуэлы, Кубы и Боливии, к которому впоследствии присоединяются Никарагуа и Эквадор

2007 — объявляет о национализации предприятия энергетического сектора (американские нефтяные компании Exxon Mobil и Conoco Philipps вынуждены покинуть страну), а также предприятия в сфере телекоммуникаций и металлургии

2011 — впервые появилась информация о болезни Чавеса и прохождении им лечения на Кубе


Америко Мартин, венесуэльский публицист и политолог:

«Уго Чавес — один из мировых лидеров по числу антиамериканских заявлений. Но это, как справедливо заметил недавно журнал Foreigh Affairs, не мешает Венесуэле стабильно поставлять нефть в Соединенные Штаты. Все знают, что колоссальные суммы, которыми он финансировал многочисленные социальные проекты, Чавесу достались от продажи нефти. Но куда, кому? Как оказалось — главному врагу. Львиную долю выручки Чавесу давал экспорт нефти и нефтепродуктов в США. Этим, кстати, занимались и его предшественники. Другое дело, что в период с 1999 года, когда Чавес пришел к власти, по 2011 год объем сырьевых поставок составил $341 млрд — огромная сумма для страны с населением 29,2 млн человек.

Сейчас благополучие режима в Венесуэле в той же степени зависит от продажи нефти в США, что и до прихода Чавеса. И если он скоро умрет, о нем будут вспоминать как о надежном нефтяном партнере Америки, как об ultimate seller — основном продавце. Что станут делать его наследники? Особого выбора у них нет. Поскольку существуют ограничения на поставки нефти в Китай, сохранение американского рынка останется главной задачей боливарианской революции».


фотографии: Reuters






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.