Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Экономика

Нефтеслияние: национализация нефтянки

29.12.2012 | Грозовский Борис | № 43-44(269) от 24 декабря

В провинции конкурентов у «Роснефти» нет

TASS_4069575.jpg

Автозаправочная станция на Алтае. В провинции конкурентов у «Роснефти» нет



«Роснефть» становится крупнейшей нефтяной компанией мира в результате покупки 100 % ТНК-BP у ее российских и британских акционеров*. Соглашение с британцами подписано в ноябре, с российскими владельцами акций ТНК-BP — в середине декабря. Сделка завершится в первой половине 2013 года

*The New Times № 35-36 от 29 октября 2012 г.


Стоимость «Роснефти» после покупки оценена в рамках этой сделки почти в $120 млрд — примерно вдвое дороже, чем ТНК-BP. Это совсем немало для компании, которой придется выложить за покупку ТНК-BP $45 млрд. Если бы уже в 2011 году «Роснефть» и ТНК-BP были объединены, их совокупная выручка достигла бы $152,2 млрд, а прибыль — $21,5 млрд (см. инфографику).

Поглощение

«Роснефть» поглощает хоть и сильного, но меньшего конкурента: по выручке она больше ТНК-BP примерно на 50%, по прибыли — на 39%, а по добыче — на 30%. Столь серьезное приобретение предполагает агрессивный рост долговой нагрузки и временное сокращение инвестиционной программы. Поэтому рейтинговые агентства оценили сделку неоднозначно. Непонятно, сумеет ли «Роснефть» за три–четыре года после сделки снизить долговую нагрузку. Но если это удастся, в результате возникнет крупнейшая в мире нефтяная компания. «Роснефть» собирается взять порядка $30 млрд у западных банков, еще $10 млрд она хочет получить у крупнейших нефтетрейдеров под залог будущих поставок нефти. Так она финансировала и покупку активов ЮКОСа.

Российские акционеры ТНК-BP из нефтянки уходят. За последний год в стране многократно выросли политические риски. И как бы ни развивалась ситуация дальше, это неблагоприятно для крупного бизнеса в сфере, которую государство считает стратегической. Возможностей развивать нефтяной бизнес в России осталось очень мало, неоднократно подчеркивали топ-менеджеры «Лукойла»: и в распределении недр, и налоговых льготах государство оказывает поддержку не национальным компаниям в противовес иностранным, а государственным (с кем бы в партнерстве они ни были) в противовес остальным.

Злые языки увлеченно обсуждают, какую часть суммы должны будут российские продавцы вернуть покупателям. Говорят, порядка 20–30%. Основание к этому — 50-процентная премия к рыночной цене, с учетом которой была оценена для сделки ТНК-BP. Если предположить, что в итоге российские продавцы получат за 50% ТНК-BP рыночную стоимость акций, без премии, то это будет 66,6% из официальных $28 млрд. Премия, часть которой, как говорят, может вернуться покупателям, составляет 33,3% этой суммы.

Угроза для бюджета

Главное, что тревожит аналитиков, — это вопрос, как «Роснефть» расплатится с гигантским долгом, который по завершении сделки составит порядка $69 млрд. Если выплаты будут растянуты на 10–15 лет, а банки одолжат «Роснефти» по гуманным ставкам, долговая нагрузка у госкомпании будет нешуточная. Занять под 4,95% (так разместил в июле очередной транш евробондов «Газпром») «Роснефти» явно не удастся. Скорее можно рассчитывать на 6–7%. Занимать придется не пару миллиардов долларов, а в 20 раз больше. После сделки, конечно, ТНК-BP внесет вклад в погашение взятых на ее покупку долгов. Но у нее есть и собственный долг в $6,7 млрд.

Не исключено, что помогут старые друзья «Роснефти» и главы правления компании Игоря Сечина — китайские нефтекомпании и госбанки, кредитовавшие ее перед покупкой активов ЮКОСа. Придется напрячься и российским госбанкам, которые сейчас, несомненно, получат сигнал не барышничать и обеспечить получение «Роснефтью» денег по приемлемой стоимости. Если же госкомпания не справится с долговой нагрузкой, на помощь ей через госбанки придется прийти государству — бюджетными деньгами. Так, как оно помогло крупнейшим должникам в 2008–2009 годах. Так что в сделке «Роснефти» потенциально таится угроза не только для нее самой, но и для бюджета.

Вопрос с прибылью — более тонкий. 75,2% акций «Роснефти» принадлежат не напрямую государству, а государственному холдингу «Роснефтегаз», возглавляемому, как и сама компания, Сечиным. Получение от возглавляемых им госкомпаний дивидендов — задача крайне сложная. В этом году правительству после многомесячных баталий удалось получить от «Роснефтегаза» лишь 50,2 млрд рублей из накопленных им 130 млрд. Да и те идут через бюджет транзитом — на докапитализацию генерирующей компании «Русгидро».

Дивидендов не будет

Любимый лозунг незадачливых финансистов всего мира «Приватизация прибылей, обобществление убытков». Другими словами, прибыль — моя, а потери — общие. С амбициями «Роснефти» государство рискует попасть как раз в такую ситуацию. Весь рынок рассчитывает, что госкомпаниям, которые не могут расплатиться с долгами, государство обязательно поможет.

Дополнительная нагрузка на бюджет — всевозможные льготы «Роснефти», которые теперь потребуются госкомпании еще сильнее, чем прежде. Мягкие налоговые условия освоения шельфа, постепенный рост нагрузки при разработке новых месторождений, внеконкурсная передача госкомпании права на разработку месторождений… Почти накануне сделки правительству по требованию президента пришлось резко ускориться в передаче «Роснефти» шельфовых запасов. Госкомпания хотела бы получить 75% российских участков на шельфе. Но денег на их исследование у нее в ближайшее время не будет, а «Лукойл» готов заплатить за участки больше. За экспансионистскую политику «Роснефти» госбюджет заплатит снижением доходов. А экономика — полным разрушением конкурентной среды.

Еще одна потеря госбюджета: из-за высокого уровня госдолга у нее долгие годы может не быть прибыли. С такими долгами госкомпания вряд ли сможет выплачивать в бюджет значительные суммы, посетовал президент РСПП Александр Шохин при обсуждении пенсионной реформы, отметив нелогичность: одной рукой государство одобряет невыгодный для будущих пенсионеров вариант пенсионной реформы, мотивируя это необходимостью сократить дефицит бюджета Пенсионного фонда, а другой — само же надолго лишает себя доходов, одобряя экспансию «Роснефти».

Купить, чтобы продать?

Все более интересным в свете покупки ТНК-BP становится вопрос, будет ли теперь и в какой степени «Роснефть» приватизирована. Министр экономразвития Андрей Белоусов специально подчеркнул, что покупка ТНК-BP не скажется на планах правительства приватизировать «Роснефть». Пока планируется продать около 6% акций, но как раз такой пакет должна будет выкупить у государства за $4,8 млрд BP. А вот полная приватизация «Роснефти» теперь, похоже, вопрос далекого будущего. Крупнейшую нефтекомпанию мира Сечин, прошедший много раундов переговоров и различных конфигураций сделки с российскими и британскими акционерами ТНК-BP, создавал совсем не для того, чтобы сразу расстаться с контролем над ней.



Показатели
по итогам 2011 года
($ млрд)

«Роснефть» / ТНК-BP

Выручка

92,0 / 52,8

Чистая прибыль

12,45 / 38,30

Ebitda

22,0 / 50,7

Чистый долг

15,9 / 137,3

Добыча

тыс. барр. нефтяного

эквивалента в сутки

2586 / 30,1

Переработка

тыс. барр. нефтяного

эквивалента в сутки

1105 / 47,9

Доказанные запасы

тыс. барр. нефтяного

эквивалента

23,3 / 156,6


Источник: Отчеты компаний



фотография: ИТАР-ТАСС



 


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.