Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Деньги

#Суд и тюрьма

Что посеешь, то и пожнешь

17.12.2007 | Блант Максим | № 45 от 17 декабря 2007 года

Национальные проекты — главный козырь кандидата в президенты Дмитрия Медведева

Что посеешь, то и пожнешь. Национальные проекты — главный козырь кандидата в президенты Дмитрия Медведева. The New Times решил разобраться в достижениях и неудачах пока еще первого вице-премьера правительства


С
читается, что именно Дмитрий Медведев, будучи еще главой кремлевской администрации, подал идею разработки «приоритетных национальных проектов» в социальной сфере, которая впервые была озвучена в послании президента Федеральному собранию 2004 года. Всего было выбрано четыре направления: «доступное жилье», «современное здравоохранение», «качественное образование» и, наконец, «эффективное сельское хозяйство». Уже в следующем, 2005 году были разработаны относительно подробные планы действий по каждому из этих направлений, в федеральный бюджет 2006 года заложены необходимые средства (138 млрд рублей, а с учетом средств внебюджетных фондов и предоставляемых госгарантий — около 180 млрд). Дмитрия Медведева перевели в правительство на должность первого вице-премьера — курировать национальные проекты. Более выигрышную позицию придумать сложно: щедрое финансирование и социальная направленность деятельности в случае успеха гарантировали народную любовь. Однако результаты оказались далеки от заявленных целей, несмотря на то что за два года реализации нацпроектов на них было выделено не 180, а уже более 430 млрд рублей (см. график 1).

Доступное жилье

Главная проблема этого проекта заключается в том, что изначально ставка при его реализации была сделана на развитие ипотечного кредитования, финансирование снижения ставок по ипотеке, субсидии на покупку жилья молодым семьям и льготным категориям граждан — иными словами, на меры, стимулирующие и без того высокий спрос на рынке недвижимости. При этом абсолютно ничего не было сделано ни для либерализации рынка земли, предназначенной для жилищной застройки, ни для разрушения сложившейся в большинстве российских регионов монопольно-коррупционной системы выделения землеотводов под жилищное строительство. Результат не заставил себя ждать: цены на недвижимость, которые и до того росли довольно приличными темпами, в прошлом году, по оценкам риелторов, поднялись на 85 —100%. Продолжился рост цен на жилье (хотя уже не такими темпами) и в этом году. Если до начала реализации нацпроекта в конце 2005 года среднестатистической российской семье из трех человек требовалось откладывать все заработанное в течение 4,3 года, чтобы купить стандартную квартиру общей площадью 54 кв. м, то к середине нынешнего года этот срок увеличился ровно на год (см. график 2). Дальше получилось еще интереснее. К концу 2006 года, когда стало очевидно, что нацпроект вот-вот с треском провалится, было решено направить деньги непосредственно на строительство так называемых пилотных проектов по комплексной жилищной застройке, для чего было отобрано 11 регионов. И этот опыт, как оказалось, привел к предсказуемым, но не очень ожидаемым руководителями нацпроекта последствиям. Бурный рост цен на жилье и без того стимулировал жилищное строительство, что вызвало уже в нынешнем году острый дефицит стройматериалов, и прежде всего цемента. За 11 месяцев 2007 года, по оценке председателя Ассоциации строителей России Николая Кошмана, стоимость цемента в среднем по стране выросла на 140%. И если реализаторы нацпроекта могут не особенно думать о своих тратах — они «осваивают» государственные деньги не ради прибыли, — то частные девелоперы столкнулись с резким скачком себестоимости строительства, а снижение цен на жилье, по крайней мере в условиях рынка, становится все менее реальным.

И даже с ипотекой в стране все обстоит не совсем так, как планировалось. По данным РБК, на конец ноября нынешнего года индекс рынка ипотечных ставок (ИРИС) составил по рублевым кредитам 12,56%, а по долларовым — 11,02%, что выше заявленной в нацпроекте цели на уровне 11%.

Современное здравоохранение

Это самый дорогостоящий и одновременно самый скандальный из национальных проектов. Уже в 2006 году по стране прокатилась серия коррупционных скандалов, связанных с проведением конкурсов по закупке оборудования и медицинских препаратов в рамках национального проекта. К ноябрю волна докатилась до Москвы, где было возбуждено уголовное дело по факту получения взяток в особо крупном размере в отношении всего руководства Фонда обязательного медицинского страхования, включая его директора Андрея Таранова. Этим дело не ограничилось. В марте нынешнего года новый скандал — на этот раз с участием руководства Минздравсоцразвития — из-за навязывания пациентам определенных лекарств и одновременного требования «откатов» с фармацевтических компаний. Шлейф коррупционных скандалов и уголовных дел тянется до сих пор. Буквально на прошлой неделе в московском представительстве компании Siemens были проведены обыски в рамках уголовного дела о незаконном присвоении бюджетных средств при поставках медицинского оборудования.

Впрочем, воровство и коррупция — далеко не главная проблема этого нацпроекта. В конце концов, оборудование — пусть и по завышенным, порой в разы, ценам — закупается, медицинский персонал, пусть не сразу, учится на нем работать. Зарплаты в медицинских учреждениях растут, а лекарства, пусть и не все из обещанных, распределяются. Проблема в том, что эти меры не могут подменить назревшую системную реформу здравоохранения, которое, несмотря на новое оборудование, является по сути своей морально устаревшим.

Образование и село

Образовательный нацпроект вызывает, пожалуй, наименьшее количество вопросов и нареканий, хотя непосредственного отношения к проводящейся в стране реформе образования он отношения не имеет. Одним из главных достижений этого проекта называются работы по тотальной компьютеризации российских школ. Это благое начинание заслуживает всемерной поддержки, несмотря на очевидные просчеты в разработке этой программы. Так, авторам проекта не пришло в голову сразу подумать о том, какое программное обеспечение будет устанавливаться на школьные компьютеры. На лицензионное денег изначально никто не выделял. Лишь после нескольких скандалов с контрафактными программами в августе этого года было принято решение о финансировании софта. Тогда Медведев заявил: «Принято решение о том, что лицензионное программное обеспечение заменит тот безобразный пиратский контент, которым пользуются в наших школах. У нас всего 62 тысячи школ, и, по разным данным, от 70 до 90% оперативных систем, которые стоят там, — это ворованные операционные системы». Вопрос, откуда школам — бюджетным организациям — было брать не «безобразный пиратский контент», а политкорректный лицензионный, если в бюджете на его покупку денег заложено не было, первый вице-премьер, похоже, себе не задавал.

Наконец, последний — сельскохозяйственный нацпроект. Логика выбора именно сельского хозяйства в качестве приоритетной отрасли экономики весьма туманна. В конце концов, никто не заявлял цели превратить Россию в аграрную державу. Впрочем, с формальной точки зрения именно по этому нацпроекту страна оказалась ближе всего к достижению заявленной в названии цели. Сельскохозяйственное производство становится с каждым годом все эффективнее. Впрочем, вклад в этот процесс самого «маленького» с финансовой точки зрения национального проекта переоценивать не стоит. Попытка сделать ставку на субсидирование кредитов для сельхозпроизводителей — выстрел мимо цели. В стране все большую долю рынка занимают крупные агрохолдинги, которые вполне успешно работают с коммерческими банками. Что же касается мелких и средних производителей, то для них нередко гораздо актуальнее отсутствие нормальной сбытовой инфраструктуры.

Анатолий Квашнин, полпред президента в Сибирском федеральном округе: «В 2007 году резко возросли объемы финансирования приоритетных национальных проектов. В связи с этим возросло и количество выявляемых нарушений законодательства при расходовании средств. Так, прокурорами в субъектах Федерации округа за весь 2006 год было выявлено 5,5 тысячи нарушений законодательства. А только за шесть месяцев 2007 года — уже 5,8 тысячи».

Евгений Гонтмахер, руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН: «В социальной сфере устойчивый эффект, даже в случае безошибочной политики, может быть констатирован лишь через несколько лет. А уж в здравоохранении, которое так и осталось в стороне от давно назревших реформ, и подавно. Можно сколько угодно говорить о том, что набор не взаимоувязанных сиюминутных мер и есть начало этих реформ. Но азы менеджмента диктуют: перед тем как приступить к такого рода крупномасштабному проекту, надо выстроить детальную, рассчитанную не на один год программу действий и обязательно параллельно запустить независимый мониторинг того, что происходит (вот где как воздух нужна научная и экспертная общественность). Но что-то не видно хотя бы среднесрочной программы лечения больного российского здравоохранения».

Объем финансирования по национальным проектам за 2006—2007 годы (млрд рублей)
По данным президиума Совета при президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике
Индекс доступности жилья
Индекс доступности жилья рассчитывается как отношение средней рыночной стоимости стандартной квартиры (общей площадью 54 кв. м) к среднему годовому доходу семьи (3 человека). Он показывает время, за которое семья может накопить средства для приобретения квартиры, откладывая все свои доходы. Данный показатель не учитывает возможности приобретения жилья с помощью ипотечных кредитов и отражает лишь фактически сложившееся соотношение между средними ценами на жилье и средними доходами.
Начиная с 2003 г. при расчете квартальных значений индекса доступности жилья годовой доход домохозяйства определяется на основе средних за соответствующий квартал доходов.
Источник: Институт экономики города

×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.