Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Пьеса

БерлусПутин (L’anomalo bicefalo)

26.12.2012 | Дарио Фо | № 43-44(269) от 24 декабря


На Чистопрудном бульваре у памятника Абаю Театр.doc играл свой самый ядовитый политический спектакль* о друзьях-политиках Путине и Берлускони

*Рецензия на спектакль — в The New Times № 6 от 20 февраля 2012 г.
**От спектакля к спектаклю пьеса обновляется, в нее добавляются актуальные сюжеты.
(Отрывки от 11 декабря 2012 г.)**

Большая комната, оборудованная под телестудию: телекамера, софиты, отражатели. В глубине сцены — большой экран, стулья. Свет приглушен. Актриса Жанна и Режиссер выходят на сцену.
…………………………………………

ЖАННА: Да. Знаете, я не дождусь начала репетиций. Скажите, о чем сценарий? В чем там суть?

РЕЖИССЕР: В общем, в основе истории лежит трагедия, впрочем, как в любой достойной сатире. Главные герои — Путин и Берлускони. /…/ Эти два персонажа в определенный момент меняются мозгами…

ЖАННА: В каком смысле — мозгами?

РЕЖИССЕР: В смысле из двух делается один.
…………………………………………

РЕЖИССЕР: Берлускони искренне считал, что Путин доверял ему больше, чем любому другому европейскому лидеру. Берлускони нравится имидж Путина-мачо и его авторитарный стиль правления. Берлускони даже полагал, что сам похож на Путина. Путин тоже демонстрировал необычайную привязанность к своему итальянскому другу.

ЖАННА: Да-да, понятно. А что дальше? И при чем тут мозг, обмен?

РЕЖИССЕР: Сейчас объясню. Старый верный друг Берлускони наведывается к Путину на знаменитую дачу в Сочи. Вы, кстати, видели дачу Путина в Сочи? Это шикарный дворец в итальянском стиле, строительство которого стоило нашим налогоплательщикам 1 миллиард долларов. Берлускони размещают в очень красивой комнате с замечательным альковом для него и одной из его нимфеток. Цель его визита, как всегда, держится в тайне от прессы. На ночь, это немного странно, он надевает не пижаму, а кимоно для дзюдо…

ЖАННА: Кимоно? Почему?

РЕЖИССЕР: Потому что Путин мастер спорта по дзюдо, и Берлускони это дико нравится. Он давно уже без кимоно не может ни спать, ни заниматься любовью. И вот ночью на даче происходит трагедия: в комнату Берлускони врываются несколько человек в масках. (Они, естественно, хотели убить Путина, но перепутали комнаты!) Берлускони моментально выпрыгивает из постели и встает в боевую стойку дзюдо (в его воображении — образ боевого российского президента, а террористы в темноте не смогли отличить одного от другого!), но тут замечает, что эти люди вооружены, и заявляет: «Минутку, давайте поговорим. Разговор — единственная альтернатива насилию. Если вы имеете что-то против меня, обсудим, и возможно, мы найдем решение». А террористы: «Обязательно! Вот наше решение!» — и па-па-па, открывают шквальный огонь. В это время Путин, который спал в соседней комнате, услышав выстрелы, бежит в комнату Берлускони. На нем тоже вместо пижамы кимоно. Он мгновенно встает в боевую стойку, но тут замечает оружие в руках террористов и делает неожиданный психологический маневр: «С чего начинается родина? Я могу спеть, могу прочесть стишок «Тандем в России больше, чем тандем…» А террористы: «Ефремов читает лучше! А поешь ты так, что уши в трубочку!» — паф! Они стреляют ему прямо в лоб, он падает. И тут же начинает орать сирена! По счастью, среди гостей виллы оказалась целая делегация итальянских хирургов, они приехали на конгресс хирургов-трансплантологов. Они приходят на помощь умирающим, а затем везут их в больницу. По дороге Берлускони умирает, а Путин на волосок от смерти, но надежда еще есть. В больнице врачи решаются на пересадку мозга: неповрежденное полушарие Берлускони пересаживают Путину вместо одного из его полушарий — размозженного и потому уже непригодного. Операция очень сложная, но хирурги настроены оптимистично: «Будет как новенький максимум через неделю». И действительно, через семь дней Путин приходит в себя, удивленно осматривается, ощупывает забинтованную голову и говорит: «Где это я? Что случилось?» Итальянский врач отвечает: «Ничего страшного, у вас небольшая травма, вы были в коме, совсем недолго». — «Сколько?» — «Семь дней». — «Черт возьми! И это вы называете — недолго. Я не могу здесь больше оставаться, у меня куча дел!» — «Может быть, связать вас с кем-то из ваших помощников, с каким-нибудь министром…» — «Какие еще министры?! Мне срочно нужна Моника Белуччи, Шарон Стоун и Жерар Депардье! У меня выступление в концертном зале «Барвиха Лакшери вилладж»! Я буду петь: «Отчего так в России березы шумят?»! Кто мне будет аплодировать?» И здесь заканчивается пролог. Что скажете?
…………………………………………

61-01.jpg
У памятника Абаю пели, читали стихи

ЖАННА: Скажите, а как себя чувствует некогда властный президент с двумя разными полушариями мозга — итальянским и русским? Мне кажется, после такой операции он должен быть почти что дебилом…

РЕЖИССЕР (перебивая): Ошибаетесь!

ЖАННА: Ну как ошибаюсь? Вы же сами только что сказали, что он ведет себя как чокнутый! И что, он в таком состоянии появится в парламенте, начнет работать, вести заседания?

РЕЖИССЕР: Вы точно подметили! Все в мире и без того уже сомневаются в его адекватности, а тут так некстати — казус! И пока он, как бы это сказать… немного не в себе, ситуация в стране и вовсе может полететь в тартарары! Оппозиция поднимет голову, в Кремле будут петь «Пусси Райот», снова выроют бассейн «Москва», освободят Ходорковского, устроят досрочные настоящие выборы и — пиши пропало. Чтобы не допустить этого, глава ФСБ пресекает распространение нежелательной информации. Никто — ни один депутат, министр или простой гражданин — не должен узнать о трагедии на даче и операции по пересадке мозга.
…………………………………………

ЖАННА: Начало интригующее. А что дальше?

РЕЖИССЕР: К сожалению, для постановки нужны еще два-три актера кроме вас.

ЖАННА: А их нет?

РЕЖИССЕР: Да нет, есть. Я нашел двух замечательных актеров, как раз на сегодняшние сцены, но вчера я прочитал им сценарий…

ЖАННА: И он им не понравился?

РЕЖИССЕР: Нет, наоборот, эти придурки тут восхищались, охали, ахали: «Какая идея! Какой сюжет! Сколько юмора, гротеска!» Один вообще сказал: «Это так грандиозно, что я бы играл даже бесплатно!» А потом в один голос: «Жаль только, я сейчас занят, уже подписал контракт. Может быть, в следующий раз. До свидания» — и вжих… испарились.

ЖАННА: Наложили в штаны!

РЕЖИССЕР: Точно. Я узнал, что оба они члены партии «Единая Россия». Один из них даже был доверенным лицом Путина на выборах! А мы же разносим главного героя в пух и прах…

ЖАННА: Путина? А вам не кажется, что их можно понять? Даже если вы твердо уверены, что вашу печень не размажут по асфальту, а после еще не оштрафуют на миллион, то зачем раскачивать лодку?

РЕЖИССЕР: Жанна! У вас устаревшая риторика! Если раньше говорили: «Не раскачивайте лодку», то теперь просят «не злить раненого зверя». Еще немного, и будут умолять «не обижать старого больного человека».

ЖАННА: Ну а если серьезно! Кто может заменить Путина? Немцов, что ли? Или Миша — два процента? Или этот представитель партии «Сморщенное яблоко» Явлинский? Нет у нас другой кандидатуры на роль национального лидера!

РЕЖИССЕР: Вы сейчас очень похожи на Катю Андрееву! Вы цитируете пропагандистские клише Первого канала! Я думал, что им верят только мужики из Нижнего Тагила! (Актриса поднимается со стула.) В чем дело? Вы тоже уходите? Вы тоже единоросс?

ЖАННА: Нет-нет, я только хотела поправить прическу, сравнить себя с Катей Андреевой. (Мим выносит зеркало, актриса смотрится в него.) Будьте спокойны, я не уйду! Вы знаете… А я обожаю сатиру. Хотя, знаете, сатира сатире рознь. Я ненавижу политическую сатиру, которая вместо голого короля норовит подсунуть короля в трусах!

61-02.jpg
Пьесу играли ночью под открытым небом

РЕЖИССЕР: О, нет, мы не будем довольствоваться королем в трусах! В трусах-то он и сам часто показывается, демонстрируя всем свой стареющий торс. Нет! Мы разденем его по самое «не могу»!

ЖАННА: Отлично! Санкция у вас на это есть?

РЕЖИССЕР: Жанночка! Ну какая может быть санкция на креатив?!

ЖАННА: Ну не знаю… Я бы поостереглась на вашем месте смеяться над президентом без санкции! Сегодня он уже не такой, каким пришел в политику 12 лет назад, с виляющим хвостиком и заискивающей улыбкой.

РЕЖИССЕР: Да! Теперь он сама лоснящаяся наглость! Само хамство!

ЖАННА: А как иначе, когда в его руках вся власть, армия, полиция, когда он контролирует нефтяные и газовые компании, средства массовой информации. Он наш царь фактически! И если захочет, он может убрать любого неугодного инакомыслящего.
………………………………………… 


Материал подготовлен при участии Франки Раме
перевод: Паоло Грузовин, Светлана Белова
автор адаптации: Варвара Фаэр

фотографии: Денис Вышинский/Коммерсант, РИА Новости








×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.