Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Поэт и царь

#Путин

Поэтическая гонка

10.01.2013 | Кричевская Вера | № 43-44(269) от 24 декабря

"Перемен, мы не ждем перемен"

В начале 2012 года вслед за успехом проекта «Гражданин Поэт» Владимир Путин также начал обращаться к своей аудитории в рифму. 23 февраля на предвыборном митинге в Лужниках* он призвал своих единомышленников «умереть под Москвой». Авторская группа «Гражданина Поэта» слушала его в Таганроге 

*The New Times № 7 от 27 февраля 2012 г.

38-01.jpg

Владимир Путин, Лужники,
23 февраля 2012 года:

«Мы еще очень многое должны сделать для нашей России и для нашего народа. И мы будем делать это, опираясь на талант нашего народа, на нашу великую историю…

В этом году мы будем отмечать 200-летие со дня Бородинской битвы. И как не вспомнить Лермонтова и его чудо-богатырей. Мы помним эти слова еще с детства, со школы, помним этих чудо-богатырей, воинов, которые перед битвой за Москву клялись в верности Отечеству и мечтали умереть за него. Помните, как они говорили?.. И Есенина будем помнить, будем все помнить наше величие. Так вот, помним эти слова? «Умремте ж под Москвой, как наши братья умирали! И умереть мы обещали, и клятву верности сдержали мы в Бородинский бой». Битва за Россию продолжается. Победа будет за нами!»


За пару километров до Таганрога, справа и слева на обочинах ростовской трассы нас уже встречали красная галочка в синем квадрате и тревожно глядящее в даль лицо Владимира Путина на фоне триколора. Казалось, даже мороз рисовал на стеклах гастрольного старого «львовского» автобуса № 5 в избирательном бюллетене**. Российский «чес» «Гражданина Поэта» напоминал в те дни вылазку московских партизан в тылу объединенного Народного фронта. «Путинги» традиционно проходили на площадях перед местными ДК, а в ДК — «Гражданин Поэт», в Таганроге зрители на концерт будут идти через черный ход.

**Порядковый номер кандидата Путина В. В. в избирательном бюллетене

Мы намертво встали перед въездом на таганрогский променад: на набережной замерзшего Азовского моря начиналось главное городское мероприятие — забег, заезд и загул в поддержку кандидата от «Единой России». И все это в один день — день Всенародной Поддержки 23 февраля 2012 года. Водители московских автобусов подвозили иногородних поддерживающих Путина к Лужникам, а наш водитель Геннадий из Ростова-на-Дону стоял в пробке в центре Таганрога прямо под флагами «Единой России», плевался и агитировал Михаила Ефремова голосовать за Жириновского.

Мы включили трансляцию митинга в Лужниках на компьютере в местном ресторане. Выпили. Дмитрия Быкова не было. Миша гонял какие-то байки, Вася (Андрей Васильев) — официантов, фоном Владимир Путин в третий раз спрашивал Лужники: «Мы любим Россию?!» Все зевали, и тут из динамиков донеслось неожиданное! Владимир Путин буквально передавал привет нашему поэтическому «аншлагу». «Как тут не вспомнить Лермонтова?!» — спросил он у Лужников, и действительно, как не вспомнить! Андрей Васильев заорал: «ТИХО!!!» — а Владимир Путин добавил: «…и Есенина будем помнить…» — да-да, и «Калину желтую» о пропаже асфальта на трассе Чита—Хабаровск, любимое в народе произведение Есенина — Быкова. Пока Путин читал Лермонтова в Лужниках, тандем Васильев — Ефремов в таганрогском ресторане переживал в тишине: хуже читает, а зрителей больше, хрен с ним — кассы-то нет, это он нам или под нас? Писать Лермонтова к вечеру? Менять верстку? И тут Путин все это прерывает сталинским: «Победа будет за нами!» Вася делает один громкий хлопок в ладоши и орет на весь ресторан: «Все умрут, а я останусь!»

Стихотворение Быков написал ночью в поезде Ростов—Сочи. Цой звучал 4 февраля на Якиманке и Болотной. «Победа будет за нами!» Молотова–Сталина–Путина привели Быкова к тексту «Перемен!» Виктора Цоя. Премьера номера состоялась в Зимнем театре Сочи при полном аншлаге, Васильев репетировать номер на сцене не дал, боялся утечки. Концерт в Сочи уже однажды запретили.

Уже через десять дней после описываемых событий Владимир Путин сдержал свое поэтическое слово: в ночь с 4 на 5 марта 2012 года в своем избирательном штабе он прочел «немитингового совсем» (прямая цитата) Есенина, обещанного Лужникам: «Если скажет рать святая: «Брось ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, дайте родину мою». Наутро, 5 марта, «Гражданин Поэт» прекратил свое существование, Владимир Путин тоже больше стихов не читал.



Дмитрий Быков
(при участии Виктора Цоя),

24 февраля 2012 года:

«Все умрут, а я останусь»

До чего хороши Лужники в феврале, с этим шествием

в виде хвоста!

А в «Газпроме» синим баблом течет газ.

Населенье в зубах, Путин в Кремле — эта схема

проста,

В ней на месте Кавказ и ГЛОНАСС, она не для нас.

Лужники!

Такие вот, блин, пироги!

Мужики!

Все, кто не с нами, враги.

Мы поднялись с колен, опершись на кремлевский

двучлен.

Перемен?

Хрен вам перемен!

Рок-н-ролл уже мертв, а шансон еще жив, и «Любэ»

зажигает с толпой,

Перед нею последний герой сорвался на вой:

«Наши деды пошли умирать под Москвой, и погиб

под автобусом Цой,

А те, кто живет подо мной, умрет подо мной!»

Передел?

Слушай, какой передел?!

Перебздел,

Слушай, ты так перебздел!

И заценит Госдеп, что с усмешкой на это глядел:

— Вери велл!

— О’кей, вери велл!

В стадионную чашу залили компот, где Лубянка

и Нижний Тагил,

Где намешаны жажда плетей, и злость, и нужда.

Наши предки варились тут лет восемьсот,

от рожденья до самых могил,

А теперь они хочут детей. Скажите им «да»!

Полимер

вытеснил бронзу и медь.

Поимел —

всех, кого мог поиметь!

От Кремля, где привычно меняются редька и хрен,

Перемен,

Мы не ждем перемен!



фотография: РИА Новости







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.