Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Суд

Первый пошел

16.12.2012 | Светова Зоя | № 42(268) от 17 декабря 2012

На 11 лет осужден один из организаторов убийства Анны Политковской

На 11 лет осужден один из организаторов убийства Анны Политковской

01.jpg
Гособвинитель Гульчехра Ибрагимова (слева) и Дмитрий Павлюченков (справа), организатор убийства Анны Политковской, в зале заседаний Мосгорсуда 12 декабря 2012 г.

«Хочу принести извинения семье Анны Степановны за те деяния, которые по моей ли вине, не по моей ли вине… произошли» — так хриплым голосом, медленно и монотонно начал свое последнее слово на суде Дмитрий Павлюченков, бывший начальник 2-го отделения 4-го отдела оперативно-поискового управления ГУВД по г. Москве, один из организаторов убийства Анны Политковской. Процесс по его делу проходил в самом большом зале нового здания Мосгорсуда: светло-зеленые стены, портреты знаменитых юристов и философов: Цицерон, Монтескье, Кони, Плевако. Две стеклянные клетки-аквариума для подсудимых, в каждой может поместиться до 12 человек. В Мосгорсуде говорят: это зал для резонансных дел. Не для больших ли политических процессов?

«Я раскаиваюсь в том, во что меня втянули, — продолжал Павлюченков. — Это не значит, что я, как говорили, беру заказы на убийство и тому подобное. Те люди, с которыми меня столкнула жизнь, это люди определенного склада характера… Ситуация была немножко непростая. Они знали, что я человек не из их круга, и знали, что просто так это все не останется. А связующим между ними и той службой, которая вела наблюдение, был я. Поэтому в декабре меня решили так же убить, как они убивают достаточно много людей. Мне повезло, что я остался жить… Говорить можно много, но от этого не станет легче ни семье Политковской, ни моей семье… Я просто хочу еще раз извиниться перед всеми… Я хочу попросить человеческого прощения у семьи Анны Степановны».

Судья Александр Замашнюк объявил перерыв на час. Пошел писать приговор.

Сделка

Судебный процесс длился всего два дня: Павлюченков заключил сделку со следствием, и рассмотрение дела проходило в особом порядке — без свидетелей, без представления доказательств по делу. Павлюченков, обвиняемый по тяжкой статье «убийство по найму, совершенное группой лиц по предварительному сговору» (пп. «б», «ж», «з», 105 ч. 2 УК РФ; срок от восьми лет до пожизненного срока), в мае этого года был освобожден из СИЗО под домашний арест и пришел в Мосгорсуд без конвоя, как будто бы и не обвинялся в подготовке столь громкого убийства.

Прокурор Гульчехра Ибрагимова, та самая, которая поддерживала гособвинение по второму делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в Хамовническом суде, бесстрастно зачитала обвинительное заключение. Павлюченков «подробно рассказал о подготовке совершения преступления, дал правдивые и детальные показания, описал роль других соучастников, а также рассказал и о других резонансных делах, которые находятся в производстве Следственного комитета», — скороговоркой читала Ибрагимова.
  

Связующим между ними и той службой, которая вела наблюдение, был я. Поэтому в декабре меня решили убить, так же как они убивают достаточно много людей  

 
Судья Замашнюк спросил у Павлюченкова, признает ли он свою вину, не отказывается ли от сделки со следствием. Бывший милиционер вину признал и подтвердил все прежние договоренности. С этими заявлениями подсудимого не согласилась Анна Ставицкая, адвокат потерпевших — Ильи и Веры, детей Анны Политковской.

«Павлюченков не исполнил условия соглашения о сотрудничестве по уголовному делу, — сказала Ставицкая. — Он давал обязательство правдиво назвать имя заказчика убийства и полностью сообщить следователю о своем участии в преступлении. Он этого не сделал». Поэтому сторона потерпевших просила суд вернуть дело прокурору и объединить его с делом других фигурантов, обвиняемых в убийстве обозревателя «Новой газеты». Суд в ходатайстве отказал.

Неправдивые показания

Семья Анны Политковской считает, что Павлюченков знает имя заказчика убийства и скрывает его. Его показаниям о том, что к убийству причастен Борис Березовский, потерпевшие не верят.

*Лом-Али Гайтукаев — член известной криминальной группировки в советское время — Лазанской ОПГ в Москве.

**Тогда организатором убийства считался бывший капитан РУБОПа Сергей Хаджикурбанов.
«Он преуменьшает свою роль в преступлении, на самом деле он играл самую активную роль, — говорит Анна Ставицкая. — Именно он организовал слежку за Политковской, достал пистолет с глушителем, передал его исполнителю убийства. Он оправдывает себя тем, что попал в безвыходную ситуацию: в это дело его вовлек Лом-Али Гайтукаев*. Вот как он говорил о Гайтукаеве на допросе: он «пользуется большим авторитетом в преступном мире, среди чеченцев и боевиков и способен на многое, в том числе и убить меня или кого-либо из членов моей семьи. Кроме этого, я понимал, кто такие Березовский и Закаев, а так как заказ исходил от них и я был поставлен об этом в известность, то мне в любом случае пришлось бы участвовать в этом, так как существовала реальная угроза жизни моей и моих родственников».

«Подобные показания вызывают сомнение, — комментирует адвокат Ставицкая. — Не мог Павлюченков, длительное время работавший в правоохранительных органах, согласиться участвовать в убийстве только лишь из-за воображаемых угроз».

Неустановленный заказчик

«О заказчике убийства Политковской мой подзащитный узнал от Лом-Али Гайтукаева, который сказал ему, что на него вышли большие люди от Березы. Они сказали Гайтукаеву, что будет работа, не так много, но она будет хорошо оплачена, — говорит адвокат Павлюченкова Карен Нерсесян. — Больше Павлюченков ничего не знает. Теперь дело следствия — проверять эту версию. Насколько мне известно, дело о заказчике преступления выделено в отдельное производство. Следственные органы жаловались: чтобы установить причастность к убийству Березовского и Закаева, нужна правовая помощь из Англии. А им такой помощи не оказали».

Интересно, что фамилии Березовского и Закаева бывший милиционер Павлюченков называл только в ходе первых допросов, а уже ближе к концу следствия он «пошел в отказ».

Вот и в окончательной редакции обвинительного заключения следователи не назвали ни Березовского, ни Закаева. О заказчике там сказано следующее: «Примерно в июне–июле 2006 года в г. Москве неустановленное следствием лицо, будучи недовольным изобличающими публикациями обозревателя газеты «Новая газета» Политковской А.С. о нарушениях прав человека, хищениях государственной собственности и превышениях должностными лицами служебных полномочий, предложило Гайтукаеву Л.-А.А. за денежное вознаграждение организовать и совершить ее убийство, на что тот дал свое согласие. При этом в качестве вознаграждения, а также на организацию и совершение этого преступления неустановленное лицо передало Гайтукаеву Л.-А.А. не менее $150 тыс.».

Кто?

02.jpg
Мемориальная доска на доме по адресу: Лесная улица, д. 8, где жила и была убита Анна Политковская
Интересно, что четыре года назад, в 2008 году, в обвинительном заключении по делу об убийстве Анны Политковской о заказчике говорилось несколько иначе: «Примерно в конце сентября 2006 года в городе Москве к Хаджикурбанову С.Г., освободившемуся 22 сентября 2006 года из мест лишения свободы**, обратились неустановленные следствием лица, недовольные критическими и изобличающими публикациями и интервью обозревателя газеты «Новая газета» Политковской А.С. в адрес должностных лиц и лиц, занимающих государственные должности в субъектах Российской Федерации, с предложением за денежное вознаграждение организовать убийство последней».

Четыре года следствие искало заказчика и установило, что убийство заказало одно «неустановленное лицо», а не «несколько». Изменилась также и мотивация заказчика. В 2008 году следователи отмечали, что заказчика могли задеть статьи Политковской, касающиеся лиц, «занимающих государственные должности в субъектах Российской Федерации». В 2012 году — перефразировали, понизив должность людей, «задетых» публикациями. Теперь речь идет о журналистских материалах, критикующих «нарушения прав человека, хищения государственной собственности и превышения должностными лицами служебных полномочий».

Из свидетелей в подсудимые

Судебный процесс в 2009 году окончился оправдательным приговором для всех фигурантов дела. Присяжные признали невиновными братьев Махмудовых, которых обвиняли в слежке за журналисткой. Сейчас они на свободе, под подпиской о невыезде. Оправдали и Сергея Хаджикурбанова. Вскоре он был осужден за вымогательство денег у Дмитрия Павлюченкова. Предполагаемого убийцу Анны Политковской, старшего брата Махмудовых, на том процессе не было. Его арестовали только в прошлом году.

Лом-Али Гайтукаев тогда выступал свидетелем, как и Дмитрий Павлюченков. На втором большом судебном процессе, который начнется, вероятно, весной 2013 года и будет проходить с участием присяжных, в Мосгорсуде на скамье подсудимых окажется вся ОПГ. Теперь организаторами следствие считает Лом-Али Гайтукаева, Сергея Хаджикурбанова, Дмитрия Павлюченкова. Рустема Махмудова обвинение называет исполнителем, а его двух братьев Джабраила и Ибрагима — соучастниками.

Избирательный гуманизм

Бывший милиционер Павлюченков, когда его задержали 23 августа 2011 года, своей вины не признал. Но прошло восемь дней, он во всем сознался и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. Почему?

«Человек жил с этим грузом несколько лет, его все время допрашивали, дергали. Следователю очень повезло: он вызвал моего подзащитного на откровенность, сумел найти к нему ключ, и Павлюченков дал показания», — говорит адвокат Карен Нерсесян.

На самом деле все было не совсем так, как утверждает защитник бывшего начальника «наружки». Как писала «Новая газета», в редакцию обратился близкий знакомый Павлюченкова, который рассказал, что тот — один из организаторов убийства.

Потом следствие нашло и других свидетелей, рассказавших о роли Павлюченкова в убийстве Анны Политковской. И оказалось, что за обозревателем «Новой газеты» следили не только братья Махмудовы, но и профессионалы-«топтуны» под руководством Павлюченкова. Вероятно, поняв, что на этот раз ему «соскочить» не удастся, бывший начальник поискового управления ГУВД Москвы сдал остальных, снизив тем самым себе срок.
  

На втором большом судебном процессе, который будет проходить с участием присяжных, в Мосгорсуде на скамье подсудимых окажется вся ОПГ   

 
На допросах Павлюченков рассказал, как привлек к слежке своих сотрудников, для которых это было привычной «халтурой». Платил он им $100–150 в день.

«Если бы Павлюченков не заключил сделку с правосудием, то дело никогда бы не было раскрыто, — продолжает адвокат Нерсесян. — Следствие проявило к моему подзащитному настоящий гуманизм. В мае ему изменили меру пресечения на домашний арест. В тюрьме его жизнь была в реальной опасности. Он участвовал в афганской войне. Там был контужен. Если бы он остался в СИЗО, то умер бы. Если желаешь медленной смерти человеку — посади его в российскую тюрьму».

Избирательный гуманизм: под домашний арест отпустили человека, признавшегося в страшном преступлении, а полуслепого Владимира Акименкова, обвиняемого по «Болотному делу», гноят в тюрьме, дожидаясь, пока он окончательно ослепнет, — гуманизм российской правоохранительной системы и правда налицо.

Судья Замашнюк проявил к Павлюченкову снисхождение: вместо 12 лет, которые просила прокурор, назначил 11 лет колонии строгого режима. Через пять минут после оглашения приговора в зал вошли трое сотрудников конвойной службы. Павлюченков надел темно-зеленую пуховую куртку, взял большую спортивную сумку, два пакета с блоками сигарет и отправился в СИЗО. 


фотографии: AFP, Геннадий Гуляев/Коммерсант




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.