Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Пьеса

Скрепы и Скрипы

16.12.2012 | Сковорода Егор | № 42(268) от 17 декабря 2012

Послание президента Путина - пьеса с ремарками и комментариями

Послание президента Путина в пяти действиях, без перерыва, с ремарками галерки и голосами за сценой

01.jpg

Действующие лица

Владимир Путин, президент Российской Федерации

Виктор, полковник в отставке

Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси; молча смотрит 
на Путина

Дмитрий Медведев, премьер-министр; молчит, часто кивает

Борис Немцов, политик, в прошлом вице-премьер РФ

Владимир Переверзин, топ-менеджер ЮКОСа, отсидевший 
более семи лет

Рустам, приезжий из Узбекистана, в Москве выпекает лепешки

Олег Томаровский, врач-анестезиолог

Другие лица в зале, на которых смесь восторга и отчаянной скуки
02.jpg
Слева направо: Олег Томаровский, Владимир Переверзин, Рустам, Борис Немцов и Виктор в редакции The New Times


Первое после своего возвращения на третий президентский срок послание к Федеральному собранию Владимир Путин зачитал в 12 часов дня 12 декабря 2012 года — между прочим, это День российской Конституции. Как и пять лет назад, он много говорил о любви к Отечеству, патриотизме и духовности. Плюс укрепление российского суверенитета, успехи в демографии, борьба с коррупцией. Театр одного актера — так оценили послание все пять человек, которые по приглашению The New Times слушали в редакции выступление Путина: врач, военный, недавно вышедший из заключения бизнесмен, гастарбайтер и политик.

Действие первое

Звучит торжественная музыка. Путин поднимается по красной ковровой дорожке. Отпивает из чашки и вздыхает.

Путин: Еще совсем недавно, буквально несколько месяцев назад, вы знаете, я в своих предвыборных статьях, а затем и в майских указах подробно изложил нашу позицию, наши планы на ближайшую и среднесрочную перспективу.

Собравшиеся в редакции внимательно вслушиваются в речь из телевизора. Потом менее внимательно. Потом начинают говорить.

Томаровский, врач (качаясь на стуле): Ни о чем. Страна живет отдельно, Путин живет отдельно. То, что беспокоит меня, похоже, не беспокоит его.

Немцов, политик: Он ведь многие правильные вещи прямо сейчас говорит, что главное — это человеческий потенциал, интеллект, рост рождаемости. Но даже когда он говорит, что дважды два четыре — я не верю.

Виктор, полковник в отставке: Это просто лозунги, которые ни к чему его не обязывают. Мы все хотим, чтобы была красивая жена. Или умные дети. Кто против? Никто.

Путин (улыбается чуть перекошенными губами): Быть патриотом значит не только с уважением и любовью относиться к своей истории, хотя, безусловно, это очень важно, а прежде всего служить обществу и стране. Как говорил Солженицын: «Патриотизм — чувство органическое, естественное. И как не может сохраниться общество, где не усвоена ответственность гражданская, так и не существовать стране, особенно многонациональной, где потеряна ответственность общегосударственная». Замечательные слова.

Переверзин, бизнесмен и недавний зэк: Можно говорить, а можно действовать. Можно отпустить Ходорковского. Можно, например, сегодня отпустить Развозжаева под подписку о невыезде. (В день послания Леониду Развозжаеву был продлен срок содержания под стражей до 1 апреля 2013 года. — The New Times.) Почему нет? Сделай это. Сегодня День Конституции, которую ты просто растоптал. А цитировать Солженицына… это верх цинизма, на мой взгляд.

Гастарбайтер Рустам смотрит на Путина и растерянно улыбается. Полковник нервно закуривает и выходит из комнаты.
  

Можно говорить, а можно действовать. Можно отпустить Ходорковского. Можно, например, сегодня отпустить Развозжаева под подписку о невыезде   

 
Действие второе

Путин: В мире XXI века на фоне новой расстановки экономических, цивилизационных, военных сил Россия должна быть суверенной и влиятельной страной. Мы должны не просто уверенно развиваться, но и сохранить свою национальную и духовную идентичность (голос дрожит), не растерять себя как нация. Быть и оставаться Россией.

Немцов: Честно говоря, мне кажется, у него бзик на этой теме — на суверенитете. А суверенитет обеспечивает что? Расходы на оборону и расходы на спецслужбы. Таким образом он сразу обозначил свой базовый приоритет.

Томаровский: Он говорит о сильном государстве. Нет его. Это как 37-й год — для одних он есть, как для Развозжаева, а для Сердюкова его нет. Так и сильное государство. Для кого-то оно есть, и эти люди чувствуют себя великолепно в нем — Сечин, госкорпорации. А для меня и для моих пациентов оно абсолютно неэффективно.

Путин: Демографические программы, принятые в прошлом десятилетии, слава богу, работают. /…/ Впервые за всю новейшую историю нашей страны мы пять месяцев подряд фиксируем естественный прирост населения: рождаемость наконец стала превышать смертность.

Немцов: Сейчас уходят из жизни люди, родившиеся в Великую Отечественную войну, когда рождаемость была очень низкая. И одновременно в детородном периоде находятся женщины и мужчины, родившиеся в период демографического взрыва в 80-е годы. России просто сейчас повезло.

Путин: Наряду с развитием здравоохранения больше внимания следует уделять сбережению здоровья. /…/ Только курение (камера показывает Дмитрия Медведева), алкоголизм, наркомания преждевременно уносят сотни тысяч жизней наших граждан ежегодно.

Томаровский: Когда (министр здравоохранения) Голикова приехала в Пермь по поводу пострадавших при пожаре в «Хромой лошади», она была поражена больницей — стены обшарпаны, дверей половины нет, стекла где-то забиты фанерой. Я в тот момент был в Челябинске, в Кемерово, там такие все больницы, абсолютно все.

Действие третье

03.jpg
Дмитрий Медведев сосредоточенно слушает

Путин: Знаете, уважаемые коллеги, мне больно сегодня об этом говорить, но сказать я об этом обязан. Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп: милосердия, сочувствия, сострадания друг к другу, поддержки и взаимопомощи — дефицит того, что всегда, во все времена исторические делало нас крепче, сильнее, чем мы всегда гордились. Мы должны всецело поддержать институты, которые являются носителями традиционных ценностей.

Камера показывает патриарха Кирилла, который сосредоточенно перебирает четки и, кажется, немного хмурится.

Немцов: Этот человек говорит о нравственности! А кто все это создал? Всю эту безнравственность, жестокость, цинизм, воровство. Это же он сам и сделал. Меня просто оторопь берет.

Путин: Мы не допустим появления в России замкнутых этнических анклавов со своей неформальной юрисдикцией, живущих вне единого правового и культурного поля страны.

Немцов: Вот еще одно вранье. Смотрите, нам тут же показывают лицо Кадырова.

Путин: У нас до сих пор существует практика, когда граждане отдельных государств СНГ въезжают в Российскую Федерацию по своим внутренним паспортам. /…/ (Повышает голос.) Считаю, что не позднее чем в 2015 году въезд в Россию должен быть разрешен исключительно по заграничным, а не внутренним паспортам других стран.

Рустам, гастарбайтер (впервые оживляется): Например, в России граждане Таджикистана, где тоже два паспорта — внутренний и заграничный. Граждане Таджикистана, также и граждане России в Таджикистане, могут с внутренними паспортами. А если это отменяется…

Система, которая от начальников отделов ФМС и до простых полицейских — они не стараются решать проблему человека, а наоборот, стараются препятствовать, чтобы человек не смог законным путем получить. Или направляют: вон туда иди, там фирма есть. Идешь получаешь разрешение на работу за 20 тысяч — цена…

Путин: Для России нет и не может быть другого политического выбора, кроме демократии. /…/ Однако российская демократия — это власть именно российского народа с его собственными традициями народного самоуправления, а вовсе не реализация стандартов, навязанных нам извне.

Виктор: То, что я построил, это и есть демократия — так Путин думает.

Путин (выпрямляется): …Второе. Прямое или косвенное внешнее вмешательство в наши внутренние политические процессы неприемлемо. /…/ Третье. Криминалу нет и не может быть места в политике.

Твиттер: Кто же теперь останется в Кремле, Белом доме и ведомствах?

Томаровский: Безусловно, у него что-то со спиной.

Немцов: Не очень устойчиво стоит.

Путин (крепче вцепляется в трибуну): Многие политические партии и эксперты предлагают вернуться к смешанной системе выборов в Государственную думу — по партийным спискам и по одномандатным округам. /…/ Согласен с этим, давайте вернемся. Некоторые говорят и о восстановлении права участия в выборах избирательных блоков. Давайте подумаем отдельно над этим вопросом.

Немцов: Правильный, конечно, шаг, только надо понимать, что у нас выборов нет. И считает у нас Чуров. Поэтому что бы они ни возвращали — будет кандидат от жуликов и воров, а остальных всех снимут.

Действие четвертое

04.jpg
В Георгиевском зале Кремля во время послания к Федеральному собранию

Депутат Валуев возвышается над залом и слушает, раскрыв рот. Депутат Луговой широко улыбается. Премьер Медведев закатывает глаза, не переставая краснеть.

Путин: Когда мы все время критикуем чиновничество, все-таки я хочу отметить, что подавляющее большинство людей, которые работают в различных структурах, это люди порядочные и ответственные.

Немцов: Вот этот сигнал бюрократия враз считает. Он им говорит: все у вас хорошо, ребята, не парьтесь. «Шестерок» мы, конечно, прижмем для имитации борьбы с коррупцией, но в принципе трогать особо никого не будем.

Путин (оглядывает затаивший дыхание зал): Прошу поддержать законодательные предложения об ограничении прав чиновников и политиков на зарубежные счета, ценные бумаги и акции. (Аплодисменты.) Подождите аплодировать. Может, вам не все понравится еще. (Смех в зале.) Это требование должно касаться всех должностных лиц, принимающих ключевые решения. /…/ (Аплодисменты.) Что касается недвижимости за рубежом, то она в любом случае в соответствии с законом должна быть задекларирована.

Переверзин: Очевидно, что огромное количество чиновников имеют недвижимость за границей. Как они могут от этого отказаться? Деньги со счетов в зарубежных банках они могут перевести в Россию. Но недвижимость никто продавать не будет.

Немцов: Раньше у него был проект: чиновники должны продать недвижимость за границей и вернуть назад все капиталы. Сейчас концепция изменилась. Мое объяснение такое: это лобби а-ля Сердюков и Скрынник.

Виктор: Сегодня ближайшее окружение Путина имеет зарубежную собственность. Их помощники, референты, замы — тоже. Поэтому он говорит: хорошо, ребята, это вам разрешается. Но деньги сюда верните, и я буду присматривать, у кого сколько.

В тот же день Мосгорсуд смягчил условия домашнего ареста главной фигурантке «дела «Оборонсервиса» Евгении Васильевой: ей позволено жить в 13-комнатной квартире в Молочном переулке, прогуливаться во дворе дома, посещать магазины, разговаривать по телефону и заходить в интернет, с разрешения следователя встречаться с людьми, которые не являются фигурантами дела. Таковым не является бывший министр обороны Анатолий Сердюков, чья квартира находится в том же доме, что и квартира Васильевой. Эксперты утверждают: дело разваливают. По сведениям The New Times, вскоре на свободе может оказаться и другая фигурантка дела — Екатерина Сметанова.

Путин: Подчеркну, моральный авторитет государства — это базовое условие развития России. И потому политика очищения и обновления власти будет проводиться твердо и последовательно.

Камера крупно показывает женщину, видимо, депутата, которая на каждое слово Путина часто-часто кивает головой.

Путин: Мы постоянно возвращаемся к вопросу подоходного налога. Я уже говорил об этом, нам нельзя пока отказываться от так называемой плоской ставки. /…/ Но вот что, считаю, нужно делать и что справедливо — облагать так называемое престижное, демонстративное потребление дополнительными налогами.

В этом момент многие, верно, подумали о Евгении Васильевой, у которой при обыске было обнаружено ценностей на $10 млн.

Путин: Лучший способ сделать бизнес патриотичным — обеспечить эффективные гарантии защиты собственности и выполнения договоров.

Виктор: Те люди, которые реально способны строить бизнес, они либо сидят, либо бежали из страны, выдавленные силовиками.

Немцов: Думаю, нам всем будет еще хуже. Начнется скоро. Я вот вчера думал о том, в какой обстановке готовится послание — утром накануне обыски у моих товарищей, у Юры Набутовского и двух девушек. Несколько обысков в моем родном Нижнем Новгороде. А днем они выпускают из тюрьмы последних фигурантов «игорного дела» из Управления «К» МВД…
  

Этот человек говорит о нравственности! А кто все это создал? Всю эту безнравственность, жестокость, цинизм, воровство. Это же он сам и сделал. Просто оторопь берет  

 
Действие пятое

Немцов: У каждого послания свой сигнал. У этого такой: все идет хорошо, я у вас классный. До меня было плохо, а сейчас все отлично. Есть отдельные недостатки, мы их поправим. Собственно, вот и все.

Переверзин: Это человек, который разрушил мою жизнь. Благодаря воле которого я оказался в тюрьме абсолютно неожиданно для себя и всех моих близких. Я сидел по политически мотивированному «делу ЮКОСа», провел в местах лишения свободы более семи лет, и это первое послание, которое я услышал. Поэтому у меня осталось очень неприятное и грустное впечатление — это сплошная пустота, демагогия, ложь и лицемерие.

Немцов: Думаю, он доволен тем, что простоял 80 минут, — я сам спортсмен и вижу, как ему было тяжело стоять. Еще на меня удручающее впечатление произвел зал. Не потому, что я в оппозиции. Просто лица… Короче, бездна интеллекта. А это и есть его команда.

Рустам грустно улыбается и тихо выходит из комнаты.

Томаровский: Жду ли я чего-нибудь от Путина? Да ну что вы!

Немцов: Только одного. (Все внимательно смотрят на него, ожидая откровения.) Чтобы он наконец ушел. 


фотографии: ИТАР ТАСС, Ксения Жихарева






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.