Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Кино

Неправославная сказка

18.05.2013 | Юрий Гладильщиков | № 39(265) от 26 ноября 2012 года

О последнем фильме Алексея Балабанова
Алексей Балабанов создал миф о своем последнем фильме. Режиссер заявил, что картина «Я тоже хочу», премьера которой состоялась на Венецианском фестивале и которая 13 декабря 2012 года вышла в прокат, — его последняя работа. 18 мая 2013 года Алексей Балабанов умер в поселке Солнечное Ленинградской области.

01.jpg
Герои картины идут к колокольне счастья через закрытую зону, где после катастрофы на атомной станции наступила вечная зима

Балабанов — режиссер-трудоголик. Уже лет пятнадцать, завершив один фильм, он тут же начинал другой. Имя у него — едва ли не самое громкое в современном российском кино, вокруг его картин всегда возникают не споры даже, а драки. И вдруг такое заявление. Версию «он, скорее всего, больше снимать не будет» поддержал его сын Петр, сыгравший в «Я тоже хочу» небольшую, но знаковую роль, которую отец-режиссер не зря доверил именно сыну (если быть точным, одному из двоих своих сыновей). Поневоле думаешь: Балабанов хотел сказать, что готов передать сыну земную и, может быть, творческую эстафету.

Одна из причин — болезнь. Балабанов почти не общается с прессой, но тем не менее обнародовал факт, что врачи вынесли ему смертельный приговор. Правда, сам же потом заявил, что его крепкое сибирское здоровье помогло с болезнью справиться, но все равно он думает, что умрет — здоровье уже не то. Другую причину те, кто видит его более или менее часто, усматривают в психологической усталости: за последние два-три года он сильно изменился. Ему явно хочется подвести жизненные итоги. Эти итоги он подводит в документальном фильме, который делает о нем киновед и документалист Любовь Аркус. В небольшом эпизоде, выложенном в интернете, Балабанов сидит пересматривает по телевизору свой первый полнометражный, сразу ставший известным фильм 1991 года «Счастливые дни» и кратко комментирует происходящее. Суть комментария — это фильм о самом себе, и вообще все его ленты — о себе.
  

Несмотря на обвинения в безнравственности и мизантропии, которые регулярно выдвигали против Балабанова, во всех его фильмах есть элемент притчи. И вообще-то он изрядный моралист        

 
И тут нельзя не заметить, что в картине «Я тоже хочу» Балабанов говорит о себе совсем уже откровенно. Более того, он появляется на экране в роли себя. Это прямо-таки демонстративное подведение итогов. Продюсер фильма Сергей Сельянов сказал, что «Я тоже хочу» — самая светлая, глубокая и духовная картина Балабанова. Ага, светлая, учитывая то, что герои уверены в конце света, о котором трубит интернет и который наступит, если кто не знает, через восемь дней после выхода «Я тоже хочу» в отечественный прокат.

В зону за счастьем

«Я тоже хочу» — картина настолько простая и ясная, что, пожалуй, не допускает неожиданных трактовок. После фильма становится, кстати, понятно, что, несмотря на обвинения в безнравственности и мизантропии, которые регулярно выдвигали против Балабанова, во всех его фильмах есть элемент притчи. Что вообще-то Балабанов — изрядный моралист. А «Я тоже хочу» — совсем уже притча. Без всяких примесей.

В ней браток-киллер (в фирменно балабановском начале фильма расстреливающий четверых человек) на своем черном джипе с номерами 001 (реальный джип с реальными номерами принадлежит исполнителю роли Александру Мосину, человеку реально крутому, которого Балабанов снимает уже в четвертом фильме) отправляется на поиски счастья. В компании полуспившегося музыканта, которого играет знаменитый в рок-андерграунде 80-х Олег Гаркуша, своего другана, которого они криминально похищают из лечебницы для алкоголиков (пистолетом по башке санитару и охраннику), и его полуживого старика-отца. В какой-то момент к ним присоединяются случайная отчаявшаяся проститутка и молодой пророк, которого пропагандировали по ТВ: в роли пророка и занят сын Балабанова, что символично — истинное знание о нашем мире и его будущем доступно лишь детям.

02.jpg
Алексей Балабанов (слева) на съемках фильма «Я тоже хочу», где он сыграл самого себя

Путь к счастью — это колокольня в закрытой зоне «между Питером и Угличем» (как говорится в фильме), где после катастрофы на ядерной станции наступила вечная зима. Ходят слухи, что кого-то там принимают (в некий мир счастья), а кого-то нет. На въезде в зону, сразу за шлагбаумом, который охраняют солдаты, поздняя весна (во время которой начинается действие фильма) и впрямь переходит в зиму. Солдаты говорят, что патриарх (!) велел пускать в зону всех, но предупреждают, что из нее никто не возвращался. Дальше начинается путешествие по заброшенным заснеженным местам, усеянным трупами, явно адресующееся к Зоне
из «Сталкера» Тарковского (который входит в десятку любимых картин Балабанова, если верить опросу, проведенному в 2002 году британским киножурналом Sight&Sound). Кстати, 
в «Сталкере», который сильно отличается от романа-первоисточника «Пикник на обочине» братьев Стругацких, тоже искали комнату, где осуществляются мечты.

В итоге колокольня принимает в мир счастья (не ругайте за выдачу тайны: если пойдете смотреть фильм, это вам не помешает, но иначе не понять, что такое Балабанов сегодня и является ли его фильм последним) музыканта, проститутку и юношу-пророка. Алкоголик и его отец по разным причинам отстают по пути. Не принимает колокольня бандита, а также встреченного у ее подножия человека, которого и изображает сам Балабанов. Человек представляется: «Я режиссер. Член Европейской киноакадемии». Бандит и режиссер в итоге умирают.

На жизнь и смерть

Балабанов уникален еще и тем, что вся жизнь его, его помыслы и идеология — сплошной миф. Он человек-миф. Он игнорирует правила хорошего тона: даже на зарубежных фестивалях одевается как митёк-бомж. Сторонится необходимого сегодня для творческих людей пиара. А когда все-таки произносит публично некие слова, то они зачастую резко противоречат его творчеству.

Он рассказывал о том, что объехал со своей супругой ряд провинциальных церквей и венчался с ней. Православный, однако! Но в его «Жмурках» кровавый убийца крестится, снимая с себя грехи, при всяком виде куполов, что вообще-то сатира. А в фильме «Я тоже хочу» (тут надо наконец уточнить, что имеется в виду: счастья хочу, жизни хочу) речь о том, что персонажу-бандиту о колокольне счастья рассказал некий отец Филипп, а въезд в закрытую зону, где колокольня, одобрил патриарх. Но сама история-то нисколько не православная и уж тем более не каноническая. Это ересь на самом деле. Или, что вернее, сказка.

03.jpg
Из этой зоны, по Балабанову, никто не возвращался

Он нередко высказывался так, что его можно было счесть ультранационалистом: недавно сказал, что в Питере зря посадили Кумарина, потому что после этого в городе стали хозяйничать чеченские и дагестанские диаспоры. Но в большинстве его фильмов именно русские бандиты — главные негодяи.

Он уверяет в интервью, будто испытывает уважение к серьезным мужикам, которые в Афгане ли, в бандитских ли разборках положили кучу людей. И именно поэтому снял в «Я тоже хочу» (и уже не впервые) реальных (не актеров) Александра Мосина и Юрия Матвеева. Но при этом именно братан наряду с режиссером не попадает в его новом фильме в рай счастья.

Он говорит, что снял последний фильм, но недавно поделился замыслами, в том числе предполагающими съемки далеко от России — в Африке, например.

P.S. Деталь, особенно удивившая после просмотра фильма, в котором ясно, что все придумано и все легенды о колокольне счастья — неправославная сказка. В финальных титрах выражается благодарность отцу Филиппу. Именно так называет в фильме священника, рассказавшего ему о колокольне, главный герой-бандит. Новая странность. Новый миф.


фотографии: kinopoisk.ru



×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.