Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

Охранников много — толку мало

12.11.2012 | № 37(263) от 12 ноября 2012 года


vinogr490.jpg


«Я ненавижу саму эту жизнь! Я вижу только один способ ее оправдать: уничтожить как можно больше частиц человеческого компоста»  это цитата из "манифеста", опубликованного Дмитрием Виноградовым на его странице в социальной сети. В среду, 7 ноября, Дмитрий Виноградов пришел в офис аптечной сети «Ригла», где работал юристом, и открыл стрельбу по коллегам из двух карабинов. Шестеро убиты, один ранен — итог деятельности юриста. The New Times публикует рассказ очевидца преступления — Екатерины Алексеевой, сотрудницы "Риглы".

Утром этого дня первый раз за все время, что я там работаю (3 месяца), начали спрашивать пропуска. Обычно прикладываешь карточку и проходишь. В этот раз охрана почему-то настойчиво просила достать и показать пропуск лично им. Не знаю, с чем это связано, но в любом случае это особой роли не сыграло: этот юрист у нас уже четыре года работает, охранники его знают — спокойно пропустили.

У нас большой офис, арендуем весь этаж. Мой отдел — отдел бухгалтерии располагается в соседнем кабинете от финансового отдела, в котором все и произошло. Я прихожу первая, поэтому никого еще на работе не было. Спустя примерно два часа все начали подтягиваться, включаться в работу. Было уже часов десять. Неожиданно я услышала три или четыре хлопка. Их было отчетливо слышно, но я и не подумала, что это выстрелы. Подумала, что что-то упало в соседнем кабинете. Все кабинеты большие, имеют несколько дверей. В одну из дверей забежала девушка. Она была вся белая, на ней просто не было лица. Она начала кричать, что-то невнятно говорить, заикаться. Из другой двери выбежал парень, руководитель нашего отдела. У него была расстёгнута рубашка, он был не в себе, просил скотч или веревку. Ему дали воды. Потом все побежали ко входу посмотреть, что случилось, думали, может, кто-нибудь подрался или что-то в этом роде. В это время забежал главбух — сказал, что там стреляют и всем надо быстро выйти на улицу. Никто не поверил сначала, кто-то посмеялся, кто-то в небольшом шоке был.

Мы вышли на улицу, была жуткая паника, все испугались. У многих там друзья, люди пытались до них дозвониться — телефоны, конечно же, ни у кого не отвечали. Потом кто-то нам сказал идти обратно. Не помню уже кто. Мы пошли назад. Там было все обвешено ленточками. Охранники сказали: «Вы что, с ума сошли, куда вы идете, там убили людей». Тогда уже все окончательно перепугались, кто-то заплакал. «Все подробности потом, успокойтесь, все нормально…» — говорили нам. Потом мы услышали вертолет скорой помощи, который садился на крышу здания. Он забрал раненую девушку. Показалось, что очень долго взлетал. Стояли у входа, видели, как неспешно выносили другую девушку на носилках. Она была ничем не прикрыта и мертва. Потом я поехала домой, подальше оттуда. На следующий день мы не работали, в пятницу, кто хочет, может прийти, кто не может, кому тяжело — необязательно выходить на работу. До меня пока до конца не дошло, что случилось. Пока что я буду продолжать там работать. Многие, наверное, сейчас уволятся. Может быть, и я уволюсь. Каждый день приходить туда психологически очень сложно.

Двух пострадавших я знала лично: Елену Лапшину и Ярославу Сергенюк. Первую убили, вторая сейчас в больнице. Обычные молодые девушки, не знала их особо близко, общались только на работе. Ярослава очень улыбчивая, жизнерадостная, позитивная девушка. До этого она работала в нашем отделе, только недавно перевелась в соседний... Я посмотрела опубликованное видео с камер наблюдения. У него был огромный рюкзак, туристический, полностью набитый. На охране ему ничего не сказали, его там хорошо знали, гигантский рюкзак почему-то не вызвал подозрений. Территория большая, все охраняется, поэтому охранников у нас много: на входе в здание около турникетов, плюс на каждом этаже — служба безопасности, но они, по-моему, не смотрят камеры. Камеры в кабинетах не висят, только в коридорах и на входе. На входе еще, стоит какая-то рамка, не знаю, для чего она. Мы каждый день проходим через нее, но это ничего не дает.
Может быть, она выключена, может быть, она считает, сколько человек прошло. За все время она ни разу не запищала. Я слышала, что уволили главу службы безопасности, но, мне кажется, от этого ничего особо не изменится. Вряд ли будут как-либо усилены меры безопасности, потому что, на мой взгляд, это чистая случайность. Любой человек может совершить такое, и никто ему не помешает. Пусть это будут не карабины, а обычный пистолет, и я пронесу его в дамской сумочке — разницы нет. Такое может повториться. С любым и везде, никто от этого не застрахован. Я все же стараюсь отгонять от себя эти мысли и не зацикливаться на этом. Жизнь-то продолжается.




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.