Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Реплики

"Кажется, нам снова выпала эпоха перемен"

12.11.2012 | Абрамова Дарья , Шарлотта Принк , Яковлев Андрей | № 37(263) от 12 ноября 2012 года


«Кажется, нам снова выпала эпоха перемен» 
Каждую неделю The New Times предлагает экспертам, публицистам и просто наблюдательным людям рассказать о характерных событиях времени. В этом номере — освобождение рабов в Москве, возвращение Ивана Грозного в Большой театр, 14 кг амфетамина в багажнике полицейского и другие удивительные явления

01.jpg
Дмитрий Виноградов в офисе фармацевтической компании за минуту до преступления. 7 ноября 2012 года



02.jpg
Студент Свято-Тихоновского института Дмитрий Комнов
«Еще не решил, буду ли священником или нет»

8 ноября бывший начальник СИЗО «Бутырка» и нынешний замначальника СИЗО «Медведь» выступал в Тверском суде как свидетель на процессе по делу о гибели Сергея Магнитского. После суда он рассказал о своем новом хобби.
Дмитрий Комнов, замначальника СИЗО «Медведь» по оперативной работе:
«Я учусь в Свято-Тихоновском институте. Это мое хобби. Я повышаю свое духовное образование. Еще не решил, буду ли священником или нет. Представьте, что напишут СМИ: «Был начальником СИЗО, а стал батюшкой!» Знаю, что меня включили в «список Магнитского». Но я узнавал в американском посольстве — в стоп-листе меня пока нет. Да я и не хочу в Америку. Стоит посмотреть одну-две американские комедии, чтобы понять, что это за страна».



«Вы что, с ума сошли, куда вы, там убили людей»

7 ноября Дмитрий Виноградов пришел в офис аптечной сети «Ригла», где работал юристом, и открыл стрельбу по коллегам из двух карабинов. Шестеро человек были убиты, один — ранен. 
Екатерина Алексеева, сотрудница «Риглы», очевидец события:
«Мой отдел — бухгалтерия — располагается в соседнем кабинете с финансовым, где все и произошло. Было часов десять утра. Я услышала три или четыре хлопка, но не подумала, что это выстрелы — решила, что-то упало за стеной. И тут в кабинет забегает девушка — вся белая, на ней просто не было лица. Кричала, что-то невнятно говорила, заикалась. Следом вбежал парень — руководитель нашего отдела. У него расстегнута рубашка, он не в себе, просит скотч или веревку. Потом вбежал главбух — сказал, что там стреляют и всем надо быстро выйти на улицу. Мы вышли. Жуткая паника. У многих там остались друзья, дозвониться до них, конечно же, было невозможно. Потом кто-то сказал идти обратно. Мы пошли. Там было все обвешано ленточками. Охранники сказали: «Вы что, с ума сошли, куда вы, там убили людей». Тогда уже все окончательно перепугались, кто-то заплакал. Мы услышали вертолет скорой помощи, он сел на крышу, забрал раненую девушку. Показалось, что он очень долго взлетал. Мы стояли у входа, видели, как выносили другую девушку на носилках. Она была ничем не прикрыта и мертва. 
На следующий день мы не работали. Многие, наверное, сейчас уволятся. Я слышала, уволили главу службы безопасности, но, мне кажется, от этого ничего не изменится. Охранников у нас много: на входе, около турникетов, плюс на каждом этаже. У него же был гигантский рюкзак, туристический, полностью набитый. Но он не вызвал подозрений. 
Такое может повториться. С любым, везде. Пусть это будут не карабины, а обычный пистолет, и я пронесу его в дамской сумочке — разницы нет. Я стараюсь отгонять от себя эти мысли. Жизнь-то продолжается».
  

Такое может повториться. С любым, везде. Пусть это будут не карабины, а обычный пистолет, и я пронесу его в дамской сумочке — разницы нет. Я стараюсь отгонять от себя эти мысли. Жизнь-то продолжается»
   
 


«Предел чувствительности общества к несправедливости снижается»

Сурен Газарян, эколог, член КС оппозиции:
«Жесточайший приговор Таисии Осиповой (восемь лет) оставил в силе тот же Смоленский областной суд, который при президенте Медведеве вернул дело на новое рассмотрение. У меня нет сомнений: суд следовал четкому указанию из Москвы. Приговор Осиповой — очередной способ испытать гражданское общество «на вшивость», проверить реакцию. Кроме нескольких правозащитников, на вызов никто не ответил.
Из-за второго уголовного дела мне могут дать 5 лет реального срока, но я уже не чувствую той поддержки, что была меньше года назад во время суда по забору Ткачева. Похоже, люди, включая лидеров оппозиции, стали привыкать к жестокости государства. Предел чувствительности общества к несправедливости и жестокости снижается. Всего два года назад административный арест любого гражданского активиста вызывал бо´льший резонанс, чем сейчас известие о продлении ареста по беспорядкам на Болотной. Может, поэтому и с Осиповой получилось так: чем дольше она сидит, тем меньше на ее дело обращают внимание».
  

Для того чтобы оставаться человеком, надо остаться в аду и продолжить биться за себя    

 


«Истинный социализм наступит через два года»

Дмитрий Бутрин, экономический обозреватель («Коммерсант»):
«Планы Министерства труда почти никого не интересуют: кому интересно, что планирует министр Максим Топилин? Между тем на этой неделе новое министерство опубликовало скромный законопроект «Об основах социального обслуживания населения в РФ». Его всем лень читать. А зря: по этому законопроекту с 2015 года всё, что мы знали о «социальном государстве» в Евросоюзе, появится и в России.
Сейчас в стране работают 5 тыс. социальных учреждений — от домов престарелых до центров психологической поддержки. Как и где они работают, бог весть, как и где они находят деньги — в основном их проблемы. Но с 2015 года все должно быть не так. Регионы будут выделять деньги на то, чтобы всякий «попавший в трудную жизненную ситуацию» мог получить социальную поддержку. 
Повторяю, не сейчас — с 2015 года. То есть истинный социализм наступит через два года. Вот так — не через парламентские битвы, не через демонстрации, не решением Реввоенсовета и не через голодовки Сергея Удальцова, а путем реализации скромной разработки малоизвестного министра Максима Топилина. Разумеется, все это случится, если относиться ко всему этому серьезно.
Увы, мы отвыкли к таким вещам относиться серьезно. На то есть основания — достаточные ли? А то ведь проснешься 1 января 2015 года в состоянии крушения всех надежд, сочинишь отчаянное письмо в отделение Минтруда — и уже через несколько часов есть надежда на новую жизнь в истинно социальном государстве. Главное — дожить».



03.jpg
Спасенные из рабства
«Надо остаться в аду и продолжить биться за себя»

30 октября гражданскими активистами Олегом Мельниковым и Данилой Медведевым была проведена операция по освобождению рабов в магазине «Продукты» в Москве. 10 лет в подвале магазина его хозяева удерживали 15 граждан Узбекистана и Казахстана.
Митя Алешковский, фотограф, очевидец и участник событий:
«Каждый раз в «Ашане» или «Метро» я думаю о том, что если бы Господь захотел послать меня в ад, то самой мучительной карой было бы оказаться в должности кассира в магазине. Монотонное пиканье проводимых через кассу товаров, серые люди, идущие через тебя, как через арку, на выход. Если ты обычный продавец, то сидишь так всю смену, восемь, например, рабочих часов. А особенность ада заключается в том, что выйти и убежать из него невозможно. После работы ты идешь за стенку, ложишься на кусок поролона, потом приходит твой хозяин и бьет тебя за какие-то провинности, скажем, сдачу ты не так выдал покупателю. Ломает тебе пальцы железным гаечным ключом так, что ты становишься криворуким. 
Если ты женщина, то тебя насилуют — не хозяин, так его брат. И рождается у тебя ребенок, и забирают его у тебя прямо в роддоме или же, что хуже, отправляют пожить вместе с тобой на кусок поролона, а потом все равно отбирают. Потом говорят, что ребенок умер где-то в Казахстане: то ли бык бузовать начал и задрал, то ли с полки упал. Ты решаешься бежать, но тебя находят, ведь ты совсем не такой, как все вокруг, и начальник бьет тебя, бьет, бьет за попытку к бегству. И ты сворачиваешься калачиком где-то внутри себя и продолжаешь монотонно продавать шоколадки с газировкой. И вдруг врываются незнакомые люди и выводят тебя на воздух. Все вокруг бегают, волнуются, ты раздаешь интервью, ешь, смотришь на город, в котором десять лет жил, но не видел ничего, кроме прилавка магазина и куска поролона. И ты идешь разбираться все к тем же сотрудникам. И на тебя пытаются завести дело, приравняв 10 лет рабства к 10 годам незаконной миграции, и хотят отправить тебя домой, но не извинившись, не вернув тебе достоинство, не компенсировав весь моральный и физический ущерб, а выкинув как ненужную дрянь. И ты понимаешь, что для того, чтобы оставаться человеком, надо остаться в аду и продолжить биться за себя, хотя бы в память о ребенке, которого у тебя отняли».



«Воронка станет затягивать тех, кто ходил на Поклонную»

Александр Архангельский, телеведущий, публицист:
«В начале нулевых был заключен неформальный договор между властью и большинством россиян. Мы вам — минимальные налоги и отсутствие контроля за частной жизнью, а вы нам — право делать с политикой, что пожелаем.
В декабре 2011 года, среагировав на запредельные фальсификации, Москва из сделки вышла. И власть дала ей подсознательный ответ: будут вам локальные перемены. Разумеется, ближайшая причина введения платных парковок в центре иная: город, в котором отсутствует подземный паркинг с конкурентными ценами, захлебнулся в машинопотоке. Но то, как запущена новая схема — с лету, резко, без учета интересов резидентов, — говорит о многом. Правило взаимной удаленности граждан и власти исчерпано. Вы лезете в политику — вы платите за все. В том числе за непостроенные стоянки.
Число машин, пожалуй что, уменьшится. Но захлебнется метро. И воронка станет затягивать тех, кто ходил на Поклонную. Кажется, нам снова выпала эпоха перемен».



«Фенамин и первитин помогают бороться за дело Ленина—Сталина»

Артем Лоскутов, художник:
«В ДТП разбилась машина начальника ГИБДД Тогучинского района Новосибирской области. Майор Александр Слепцов в этой аварии погиб. Его пассажир Владимир Новиков «бегал вокруг машины и подручными средствами пытался открыть багажник, несмотря на серьезные травмы», после чего в этом багажнике были обнаружены 14,5 кг амфетамина.
Амфетамин — это такой не самый безобидный стимулятор с большим потенциалом вызывания психической зависимости. В журналах «Советская медицина» за 1942–1943 годы был призыв: «Новые лекарства фенамин и первитин помогают дополнительные пять часов бороться за дело Ленина—Сталина против фашистских оккупантов!»
Средняя разовая доза амфетамина — 20 миллиграммов. Чтобы было понятнее, 14,5 кг можно одновременно «упороть» половину Новосибирска. Такой пир-на-весь-мир обойдется в сумму порядка 50 млн рублей. Сложно придумать какое-нибудь драматическое оправдание для торговли такими объемами — никакие внезапные дорогостоящие медицинские операции столько не стоят, перевозчики груза ехали явно за излишествами. Один не доехал. Второго суд отпустил под подписку, не найдя оснований для применения такой суровой меры, как арест».


Павел Дмитриченко в роли Ивана Грозного.
4 ноября, Большой театр

04.jpg
«Направление политики — империя, советская власть» 

В репертуаре Большого театра восстановлен балет Юрия Григоровича на музыку Сергея Прокофьева «Иван Грозный». 
Даниил Дондурей, культуролог:
«То, что спектакль, поставленный в разгар брежневского застоя и воспринятый тогда как оправдание Сталина, восстановили сейчас, — не случайность. Иксанов (директор Большого театра. — The New Times) человек чуткий, улавливает тенденцию. Среди основных концепций нынешнего времени, которые четче всего озвучивает министр культуры Мединский, — возврат к самым оголтелым формам советского периода. Поэтому нужен Григорович, поэтому Большой не приглашает современных западных постановщиков. Не случайность и то, что «Ивана Грозного» выбрали для показа участникам вечера, посвященного 15-летию телеканала «Культура». Россия — страна тонких, но внятных смысловых жестов. Что означает данный жест? Что направление политики — империя, советская власть, определенная идеология».

Фотографии: РИА Новости, твиттер Олега Мельникова







×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.