Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Только на сайте

#Театр

Иные времена, старые танцы

10.11.2012 | Гордеева Анна | № 35-36 (262) от 29 октября 2012 года

490.jpg
Фото РИА Новости

В Большом вновь танцуют «Ивана Грозного» — «идеологический» балет Юрия Григоровича на музыку Сергея Прокофьева восстановлен в репертуаре 


Премьера «Грозного» была в феврале 1975-го.  Лучшее время Юрия Григоровича было позади — там остались волшебный «Щелкунчик» и взрывной «Спартак», полный поисков «Каменный цветок» и нашедшая филигранную форму «Легенда о любви».  С момента предыдущей премьеры прошло шесть лет,  главный балетмейстер правил театром, но ничего не ставил; труппа медленно закисала, звезды шли на прямые конфликты, всячески поощрялось стукачество и прикармливалась клака.  И вот — «Грозный». История, придуманная Юрием Григоровичем (либретто —  его собственное) была о том, как трудно жить великому правителю Руси.  Вот прыгает над сценой, а также ползает по ней вождь и защитник народа.  Он принес русскому люду победу в великой войне — взял Казань. Человек сам по себе незлобный, но просто вынужденный управлять жесткими методами — ведь стоит почувствовать легкое недомогание, как кто-то из бояр ринется на трон (и царю придется лично душить негодяя голыми руками, что показано в балете), а коли отлучишься — эти гады возьмут и отравят любимую царицу.  И в дальнейшем разгуле опричнины, в том, что одетые в черное молодчики с удавками таскают в петлях  людей по сцене, виноват не он — его же просто вынудили, на Руси иначе нельзя.

Публика в 1975-м прочитала балет однозначно: работа в копилочку по оправданию драгоценного Иосифа Виссарионовича. Он тоже не мог иначе и тоже принес победу в великой войне.  А «первый диссидент» страны князь Курбский был представлен отравителем (потому и сбежал из России, что просто уголовник, все они, писаки, таковы — отчетливый намек на Солженицына). Когда единственный из критиков Вадим Гаевский осторожно, но определенно расставил точки над «i» в своей книге, то книгу запретили и тираж уничтожили.

И вот «Грозный» снова в Большом. Снова царь молодецким захватом душит людей. Снова в танцах звонари похожи на опричников, а опричники на шутов. Снова бушует клака, устраивая аплодисменты там, где никому в голову бы не пришло хлопать. А в буклете перепечатано письмо Грозного Курбскому. Князю слова не предоставлено.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.