Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

Кремлевские сказки

21.09.2009 | Ухов Владимир | №33 от 21.09.09

Глава государства все меньше похож на реформатора



Златая цепь на дубе том...

Да, дуумвиров связывают весьма непростые личные отношения. Да, налицо диссонансы в их публичной риторике. Да, их деятельность разворачивается на фоне ожесточенной борьбы лоббистов, некоторые из них ассоциируют себя попеременно то с Кремлем, то с Белым домом. Однако основные решения в экономике и политике, дружно признают в частных беседах топ-чиновники Кремля и Белого дома, по-прежнему принимает Владимир Путин.
Достаточно сказать, что именно он вопреки сопротивлению не только Кремля, но и собственных заместителей — Игоря Шувалова и Алексея Кудрина — настоял на повышении пенсий в следующем году до 8400 рублей. Да, бюджеты 2010-го и последующих лет будут сводиться с огромным дефицитом, а инвестиционные расходы государства и доходы бюджетников — подвергаться секвестру. Но последних всегда можно заставить голосовать так, как надо. А вот голоса пенсионеров надо покупать. Причем покупать загодя: вдруг обострившаяся электоральная ситуация призовет Путина в Кремль еще до завершения легислатуры преемника.

Путин начинает и…

Премьер прав: они с Медведевым договорятся. Независимо от того, что уважаемый Дмит­рий Анатольевич для себя «не загадывает» и «не исключает». Системного противостояния между дуумвирами нет. Оба прекрасно понимают, насколько это опасно. Особенно когда на горизонте вырисовывается штормовой вал социального кризиса, в ходе которого затаивший на Путина лютую злобу неолигархический бизнес, свирепо сокращаемые военные, часть из 15 млн обиженных Путиным бюджетников и 8 млн безработных запросто могут поддержать даже внесистемную оппозиционную фигуру. Федеральные телеканалы под контролем, но зато в стране каждый третий — пользователь интернета, и Путин с этим пока ничего поделать не может.

А Медведев молчит

Тем временем все ведущие медиаизмерители страны свидетельствуют: Медведев избегает даже комментировать наиболее важные и острые вопросы федеральной повестки. Нация не услышала его взволнованных и вдохновенных речей о катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС. О диких дисбалансах бюджета, превращенного в личный предвыборный карман премьера. О том, как на указание Путина «оптимизировать» сеть бюджетных учреждений региональные власти дружно ответили массированным сокращением не казенных автопарков и всевозможных «предприятий по обеспечению деятельности», а детдомов, домов престарелых, психоневрологических диспансеров, больниц и даже школ. Однако по результатам соцопросов недовольство населения социальными последствиями кризиса распространяется не на премьера — на его правительство, которое как будто существует отдельно от Путина, и — sic! — на Медведева.

Утраченные иллюзии

Путину это, разумеется, выгодно. Премьер, как уверяют знакомые с ситуацией правительственные чиновники, не стал огорчать президента отказом, когда тот известил старшего товарища о намерении еще до оглашения очередного послания к парламенту «обкатать» его основные тезисы на публике в интернете. Пусть его. Обсуждая медведевский модернизационный манифест, пиар-властители дум как будто уже и не помнят, что предыдущий публицистический шедевр, вышедший из-под пера того же кремлевского автора 4 июня этого года, назывался намного прозаичнее — «О развитии зернового рынка». А Путин, напомним, все эти месяцы обсуждал проблемы большой политики то в Японии, то с Обамой в Москве, то с европейскими лидерами в Гданьске. Однако 25–30 главных номенклатурных и бизнес-игроков не строят иллюзий: у Медведева по-прежнему нет собственной повестки, и он хватается за все, что, по мнению окружающих его пиарщиков и политменеджеров, сможет заполнить концептуальный вакуум. Но и «темы», персонально закрепленные за главой государства в рамках договоренностей дуумвиров, даже на уровне публичного пиара, раз за разом бросаются на полпути. Где теперь судебная реформа? Где борьба с коррупцией? Где либерализация уголовно-исполнительной системы? Как поживает нацпроект «Доступное и комфортное жилье — гражданам России»?
Антиалкогольная кампания — исключение, но она затеяна отнюдь не Медведевым, а экспансивным путинским окружением. Затеяна с вполне определенной целью — добиться введения монополии на оборот этилового спирта, поставив тем самым под контроль государства алкогольную отрасль, а затем переделить ее основные активы.
То же и с инновациями. Судя по статье «Россия, вперед!», нет у страны дела важнее. Однако в ходе встречи с президентом в прошлую среду вице-премьер и руководитель аппарата Белого дома Сергей Собянин смог гарантировать президентским проектам в этой сфере финансирование в объеме лишь 10 млрд рублей. Ответственный за бюджет Алексей Кудрин вызов к Медведеву проигнорировал, знают его коллеги в Минфине. Уклонился глава Минфина (а заодно с ним и первый вице-премьер Игорь Шувалов) также и от участия в конференции «Современное государство и глобальная безопасность», что прошла под эгидой президента в Ярославле. Представители посольств увидели там из членов российского правительства лишь все того же дежурного Собянина. Подобные сигналы политический класс и дипкорпус ловят на лету.
Медведев все меньше похож на реформатора и все больше смахивает на ученого кота из пушкинской сказки о Лукоморье. Ходит кругом по обвивающей Кремль толстой златой цепи. Рассказывает сказки об инновационных чудесах и национальных смыслах. Утомившись, садится в кресло временно отлучившегося хозяина и нажимает кнопки главного селектора страны…

В КОЛЛАЖЕ ИСПОЛЬЗОВАНЫ ФОТО REUTERS, РИА НОВОСТИ, PHOTOEXPRESS.RU


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.