Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Ex Libris

Ex libris Андрея Плахова

01.11.2012 | № 35-36 (262) от 29 октября 2012 года

59-01.jpg
«Не очень люблю геополитические сценарии с их теорией заговора». Кинокритик Андрей Плахов не советует читать большие романы в компьютере

59-02.jpgВ интернете часто натыкаюсь на стÓящие стихи, нахожу также книги, которые надо срочно прочесть, перед тем как писать рецензию на фильм-экранизацию. Идеально, например, читались на экране короткие, но скрывающие мифологический объем «Овсянки» Дениса Осокина. Но вот «Жизнь и судьбу» так читать не посоветовал бы.

1. В Риге по-русски и по-латышски изданы мемуары известного кино- и театрального критика Валентины Фреймане «Прощай, Атлантида!» Речь не столько про кино (хотя автор была лично близко знакома с его классиками), сколько про удивительную жизнь девушки из еврейской буржуазной семьи, выросшей между Берлином, Ригой и Парижем, а потом познавшей «прелести» нацизма (от которого чудом физически спаслась) и сталинизма. Когда Валентине было чуть больше десяти, она спокойно путешествовала поездом из одной страны Старого Света в другую без сопровождения взрослых по единой европейской визе, и это было абсолютно безопасно. Как могло случиться, что через три-четыре года Европа оказалась ареной массовых истреблений — вопрос вопросов. Не грозит ли это сегодняшней «единой Европе»? Книга об исторических уроках, которые так трудно, но так важно извлекать.

2. «Следующие 100 лет» Джорджа Фридмана обращены не в прошлое, а в будущее, но, как всякие прогнозы, больше говорят о настоящем, о состоянии умов сегодня. Я не очень люблю геополитические сценарии с обычной для них паранойей и теорией заговора, но в данном случае отдаю должное простодушию автора, который рискует называть Китай «мыльным пузырем», а статус великой державы предрекает Польше. Кто бы сомневался, что в этом сценарии Россию ждет не самая блистательная роль…

3. «Черную обезьяну» Захара Прилепина прочитал уже после его «письма к товарищу Сталину» и думаю вот что. У этого писателя чудесно получаются картинки босоногого детства, портреты ментов и даже рефлексии обаятельного циника. Но как только он затрагивает «опасные» темы (например, знакомый практически каждому соблазн ксенофобии или мачистские комплексы героя), вылезает инфантильность. Прилепин пытается спрятать ее в нагромождении фантастических образов и некоторых философских обобщений. Однако в этих делах он слабоват, и в результате вызов политкорректности получается каким-то пацанским.

4. Вышло репринтное издание рукописных самиздатовских книг Татьяны Щербины «Маленький вампир» (1982) и «Новый Пантеон» (1983). Это настоящая прелесть в картинках и стихах, написанных аккуратным школьным почерком, а также «интертекстах» на всякие умные темы. Сочетание зауми (метаметафоризм!) и примитива точно характеризует самосознание поэзии 80-х годов и смотрится сегодня, в гораздо менее идеалистические времена, крайне приятным ретро.

5. «Особенно Ломбардия» Аркадия Ипполитова — оммаж Павлу Муратову с его «Образами Италии» и, кроме того, весьма полезная книга для путешественника, ценящего эти края. Ужасно жалел, что достал ее, уже побывав в Павии, столице ломбардской готики, иначе увидел бы множество вещей, которые ускользнули от взгляда. Правда, сравнение быта родового гнезда Висконти в XII веке с тем, как доит коз Ксения Раппопорт в фильме Авдотьи Смирновой «Два дня», показалось мне чересчур экстравагантным, но поездка и эта книга натолкнули на мысль вернуться к тому, с чего я начинал свою работу киноведа — к творчеству Лукино Висконти.

6. Другому моему любимому режиссеру Жаку Деми посвящена большая книга Jacques Demy, выпущенная к кинофестивалю в Сан-Себастьяне. Написанная лучшими международными критиками, она дает представление о масштабе личности режиссера, которого публика знает преимущественно по «Шербурским зонтикам», а синефилы — по «Лоле». Тем, кто неравнодушен к кино, рекомендую еще одну книгу — роман-фантазию двух кинокритиков, Марины Друбецкой и Ольги Шумяцкой, «Продавцы теней». Действие происходит в 20-е годы прошлого века, после поражения (!) Октябрьской революции. Эйзенштейн и прочие великие (под другими, но узнаваемыми именами) строят русский Голливуд и предаются мелодраматическим страстям. Остроумно и поучительно.






×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.