Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Выборы

Выборы без выборщиков

30.10.2012 | Кара-Мурза (мл.) Владимир, старший эксперт Института современной России (Вашингтон)


Выборы без выборщиков. Формально 6 ноября американцы изберут не президента, а выборщиков от своих штатов — это всего 538 человек, которые будут голосовать на «настоящих» президентских выборах 17 декабря. Вот такая двухступенчатая система действует в США с 1789 года. Однако кампания-2012 может стать для нее последней. В стране достигла апогея кампания за переход к прямому голосованию, причем сторонники избирательной реформы планируют достичь своей цели еще до следующих выборов-2016. Что это сулит Америке — выяснял The New Times
elct-490.jpg
Возможно в 2012 году на Капитолийском холме президент США будет избран коллегией выборщиков в последний раз

Устанавливая в конце XVIII века двухступенчатую систему избрания президента, отцы-основатели США исходили из того, что рядовые граждане не обладают достаточной информацией, чтобы сделать осознанный выбор, а также оберегали страну от личной диктатуры под предлогом «мандата от народа». Впрочем, де-факто голосование за выборщиков от того или иного кандидата — это голосование за самого кандидата, и большинство голосов избирателей, как правило, соответствует большинству в коллегии выборщиков. Как правило, но не всегда. Четырежды в американской истории — в 1824, 1876, 1888 и 2000 гг. — президентом становился кандидат, отвергнутый большинством американцев. Это стало возможным благодаря тому, что выборщики определяются по итогам голосования в каждом отдельном штате, без учета общего количества голосов по стране.

Проигравшие победители

Отдельные призывы к реформированию избирательной системы звучали и раньше, однако кампания за переход к прямому голосованию стала набирать обороты после президентских выборов 2000 и 2004 годов. Как известно, в 2000 году демократ Альберт Гор опередил республиканца Джорджа Буша-младшего на полмиллиона голосов, однако Буш получил преимущество в коллегии выборщиков. В 2004 году ситуация чуть было не повторилась с противоположным знаком: Буш набрал по стране на три миллиона голосов больше, чем демократ Джон Керри, однако, если бы всего 60 тыс. избирателей в штате Огайо изменили свои предпочтения, президентом стал бы именно Керри.

По горячим следам в 2004 году в Конгресс был внесен проект поправки к Конституции, вводящей прямое избрание президента общенациональным голосованием. Однако изменить Основной закон в США крайне трудно: для этого необходимы две трети голосов в обеих палатах Конгресса и поддержка трех четвертей законодательных собраний штатов. Именно поэтому инициаторы нынешней кампании за избирательную реформу пошли другим путем. Статья 2 Конституции оставляет метод избрания выборщиков на усмотрение законодателей каждого штата. Если штаты с общим количеством 270 выборщиков (именно столько нужно для избрания президента) будут передавать свои голоса кандидату, получившему больше голосов в целом по стране — даже если он проиграл в этом конкретном штате, президент США будет избираться общенациональным большинством. Без единого изменения Конституции или федерального законодательства. «Это очень хитроумная идея, — пояснил в разговоре с The New Times политолог Джон Фортье, автор многочисленных исследований об истории выборов в США. — Инициаторы этой реформы обращают систему выборщиков против самой себя».
  

Согласно опросу Gallup, за переход к прямым выборам президента выступают 62% американцев, причем среди них и демократы, и республиканцы, и независимые. В числе сторонников новых правил законодатели и губернаторы из обеих партий, а также ведущие газеты, включая The New York Times и The Miami Herald    


 
Голоса в игноре

«Мы уже на полпути к реализации наших планов, и я думаю, что нам удастся изменить систему к выборам 2016 года», — сообщил The New Times исполнительный директор организации Fair Vote («Честные выборы») Роберт Ричи, один из инициаторов реформы. Фраза про «полпути» — не фигура речи. На сегодняшний день новые правила выборов ввели уже восемь штатов (включая Калифорнию, Массачусетс и Иллинойс) и столичный округ Колумбия, в сумме имеющие 132 голоса в коллегии выборщиков. Для вступления реформы в силу, напомним, необходимо 270 голосов.

Как показал прошлогодний опрос Gallup, за переход к прямым выборам президента выступают 62% американцев, причем среди них и демократы, и республиканцы, и независимые. В числе сторонников новых правил законодатели и губернаторы из обеих партий, а также ведущие газеты, включая The New York Times и The Miami Herald.

«Американская избирательная система не отвечает двум главным критериям демократии: она не гарантирует, что каждый голос будет иметь равное значение, и что кандидат, получивший большинство голосов, станет президентом, — объясняет Ричи. — Если бы выборы были общенациональными, мы все принимали бы в них полноценное участие. Сегодня большинство избирателей попросту игнорируется». Речь идет о том, что большинство штатов имеют устойчивую политическую окраску: Техас всегда голосует за республиканцев, а, скажем, Калифорния — за демократов. В этих условиях кандидаты ведут борьбу за горстку «неопределившихся» штатов, где оба имеют шансы на победу. Так, в 2008 году Барак Обама и Джон Маккейн потратили две трети своего времени и рекламных средств всего на шесть (из 50) штатов. На нынешних выборах, по оценкам аналитиков, в колонке «неопределившихся» находятся девять штатов, причем наиболее интенсивная борьба идет всего в трех: Огайо, Флориде и Вирджинии. «Количество штатов, имеющих наибольшее электоральное значение, достигло исторического минимума», — говорит Роберт Ричи.

Америка на коленях

Впрочем, далеко не все с энтузиазмом восприняли предлагаемое нововведение. Сторонники статус-кво указывают на то, что ряд «недостатков» действующей системы на самом деле не так уж негативны. «Из-за важности «неопределившихся» штатов кандидатам приходится апеллировать к умеренным центристским избирателям, — поясняет журналу Джон Фортье. — Тогда как при системе прямых выборов демократы и республиканцы будут заниматься мобилизацией своих сторонников». По словам политолога, избирательная реформа таит подводные камни, по сравнению с которыми фиаско на выборах-2000 (когда Гор и Буш больше месяца оспаривали итоги голосования в судах) покажется детским лепетом. «Каждый штат будет по-прежнему устанавливать собственные правила организации выборов, — напоминает Фортье. — И кандидат, проигравший в общенациональном голосовании, сможет сказать, что выборы проходили нечестно. Потому что, например, в Индиане избирательные участки закрылись раньше, чем в Айове; потому что в Мэне осужденные могли голосовать, а во Флориде нет; потому что в одних штатах было больше возможностей для досрочного голосования, чем в других. Еще бóльшей проблемой станет пересчет голосов: по закону каждого штата он проводится, когда разрыв между кандидатами в этом конкретном штате слишком незначителен. Но что делать, если разрыв между кандидатами будет достаточным в каждом отдельном штате, но незначительным в целом по стране?»

«В ночь после выборов мы можем получить Флориду образца 2000 года во всех 50 штатах», — заявил в одном из недавних выступлений лидер республиканского меньшинства в Сенате Митч Макконнелл, убежденный противник реформирования избирательной системы. По его прогнозу, при незначительной разнице в результатах кандидатов в президенты судебные тяжбы и пересчеты голосов начнутся уже не в одном или двух штатах, а по всей стране, и имя победителя не будет известно ко дню инаугурации. А это, предостерегает республиканский лидер, приведет к «конституционному кризису» и «поставит страну на колени».





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.