Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

#Суд и тюрьма

Скучно, господа!

23.09.2009 | Мюлеманн Катерина, колумнист "Биланц" (Швейцария) - специально для The New Times | №33 от 21.09.09

Столь тусклой избирательной кампании в Германии не припомнят

Скучно, господа! 27 сентября в ФРГ пройдут выборы в бундестаг. Столь тусклой избирательной кампании, как в этот раз, Германия, по общему мнению, не знала. Чем объясняется такая пассивность всех участников процесса — политиков, граждан, журналистов — на этот вопрос попытался ответить The New Times



Ангела Меркель — одна из самых влиятельных политиков в мире, первая женщина на посту канцлера ФРГ, образец для многих соотечественниц. Вот она мягко улыбается с предвыборного плаката. Это улыбка матери. Улыбка, вызывающая доверие, — только взгляд ваш невольно соскальзывает вниз и задерживается на глубоком декольте. Рядом — товарищ канцлера по партии Вера Ленгсфельд. У нее декольте не менее откровенное. Озадачивает и слоган: «Мы можем предложить больше!» Зачем канцлеру такой игривый плакат? А главное — на кого он рассчитан? Даже муж Ангелы Меркель Йоахим Заурер на вопрос коррес­пондента Первого канала общественно-правового телевидения ФРГ, гордится ли он своей женой, ответил: «Да, конечно, ее профессиональными успехами». Плакат, конечно, вызывает недоумение, во всяком случае отдельные его части, но конкуренты канцлера тоже не блещут идеями. Избирательные слоганы — банальность на банальности: «Германия может лучше!» (Свободная демократическая партия, СвДП), «Здоровье не должно быть роскошью!» (Социал-демократическая партия Германии, СДПГ) или вот нечто совсем странное: «Богатство для всех!» (Левая партия). Помнится, Людвиг Эрхард, отец рыночной экономики в Германии и немецкого экономического чуда, говорил: «Благосостояние для всех!» Стоит ли удивляться, что народ на все это взирает с полным равнодушием, а предвыборные дебаты так же мало занимают их участников, как и зрителей. Велико опасение, что и явка на нынешних выборах будет рекордно низкой.

Несостоявшаяся драка

В 2005 году ни левые, ни правые не смогли выиграть выборы вчистую, поэтому сейчас в Германии правит Большая коалиция: Христианско-демократический союз/Христианско-социальный союз (ХДС/ХСС) и СДПГ. Но социал-демократ Герхард Шредер тогда был вынужден уступить кресло канцлера христианской демократке Ангеле Меркель. В жизнеспособности коалиции сомневались многие, но она оказалась весьма устойчивой и почти гармоничной. Судя по полному отсутствию азарта у участников избирательной борьбы, даже слишком гармоничной. А как ждали в Германии «горячей осени-2009», предвкушая хорошую драку между партиями, входящими в коалицию, а также между Ангелой Меркель и претендентом на канцлерское кресло, нынешним министром иностранных дел социал-демократом Франком-Вальтером Штайнмайером! Все ведь помнят, как четыре года назад Меркель сражалась со Шредером. Увы, нынешней осенью ничего похожего не наб­людается — тишь да гладь. И тишина эта гротесковая. Пресса занята выяснением, почему министр здравоохранения ездила в отпуск на служебной машине, а председатель Дойче Банка праздновал день своего рождения в резиденции канцлера. Иными словами, мышиная возня вместо обсуждения насущнейших вопросов, как то: кризис, безработица, война в Афганистане, огромный госдолг, равный в пересчете на каждого гражданина Германии, от младенца до пенсионера, €20 тыс. Поражает, до какой степени и сами темы, и уровень их обсуждения в СМИ не отвечают остроте проблем, которые стоят перед страной. К тому же в ходе нынешней избирательной кампании СМИ демонстрируют ранее небывалую ангажированность. Даже на общественно-правовые телевизионные каналы ARD и ZDF влияние, хотя и не прямое, правящих политических партий очень заметно.

Кто в лес, кто по дрова

Оценки происходящего, которые дают представители полит- и бизнесэлиты, порой расходятся до такой степени, что диву даешься. Одни утверждают, что благодаря продуманной политике Германия практически преодолела кризис, самый тяжелый из пос­левоенных. Другие, и их голоса звучат все громче, считают, что осенью, скорее всего, рванет уже по-настоящему. Ожидается, например, что число безработных вырастет на 1,4 млн: страна со страхом ждет завершения 12-месячного периода, в течение которого правительство обязалось оплачивать один рабочий день в неделю при условии, что работодатель оплачивает четыре и никого не увольняет. (Все автопроизводители ввели у себя такую укороченную неделю.) Но это будет уже после выборов. В современных условиях, тем более в условиях кризиса, правительство должно предлагать стратегические решения, играть на опережение. Но этого нет и в помине. В стране «поэтов и мыслителей» сегодня никто ничего не хочет менять. Или почти никто. Франк-Вальтер Штайнмайер представил в начале августа свою программу «Работа на завтрашний день — политика ближайшего десятилетия». В ней 4  пункта: 1. Создать больше рабочих мест, главным образом в промышленности, сфере услуг и энергетике. 2. Инвестировать в энергетику будущего. 3. Предоставить всем высококачественное бесплатное образование. 4. Обеспечить женщинам по-настоящему равные с мужчинами возможности. Ничего оригинального, но просто отмахнуться от такого документа нельзя, тем более что пути достижения перечисленных целей прописаны в нем весьма подробно. Однако политические противники Штайнмайера и СМИ немедленно заклеймили программу, назвав ее «социалистической десятилеткой». Причем, судя по уровню комментариев, мало кто из многочисленных критиков программы успел внимательно ее проанализировать.

Молчаливая фрау

Правда, Меркель в общем критическом хоре участвовать не стала. Помалкивает она и сейчас, хотя ее противники из СДПГ требуют, чтобы канцлер наконец высказалась по столь важному вопросу, как будущее Германии. Где ваша программа, госпожа канцлер? Куда вы поведете страну? Тон воп­рошающих становится все жестче, но по другую сторону фронта — никакой реакции. Тактика совсем неглупая. Зачем делать программные заявления, ведь так Штайнмайер лишен возможности контратаковать, что Ангеле Меркель только на руку. Журнал Spiegel назвал все это зицкригом (сидячей войной в противоположность блицкригу, молниеносной войне).
Не прибавилось знаний у граждан ФРГ относительно того, куда глава государства намерена вести страну, и после состоявшихся 13 сентября теледебатов между Меркель и Штайнмайером. Тот же Spiegel отмечает, что оба оппонента постоянно хвалили нынешнюю коалицию, канцлер во всем соглашалась с главой МИД, так что трудно было понять, почему ее партия идет на выборы в коалиции не с СДПГ, а с новым партнером — свободными демократами (СвДП).
Тактически поведение Меркель, наверное, можно признать правильным, но ответственным по отношению к согражданам — никак. По сути, своим молчанием она демонстрирует полное к ним пренебрежение. В этом канцлер берет пример с Гельмута Коля — вот уж кто умел пересидеть-перемолчать любого.

Коалиция forever

В чем причины, почему нынешняя избирательная кампания в Германии так сильно отличается от всех предыдущих?
Может быть, все дело в том, что минули, как считает бывший главный редактор журнала Stern Михаэль Юргс, времена идеологических баталий. Действительно, программы соперничающих партий практически не отличаются одна от другой. Любой пункт из плана Штайнмайера, за исключением разве что повышения налогов на доходы обес­печенных граждан, может присутствовать и в программе ХДС/ХСС. Раньше Вилли Брандта и Франца Йозефа Штрауса или Гельмута Шмидта и Гельмута Коля разделяла пропасть, как в политическом, так и в моральном отношении. Но в стране, где левые выступают с лозунгом «Богатство для всех!», баррикады не могут быть слишком высокими.
Возможно, Германия и вправду окончательно превратилась в социалистическую страну, как пишут иные обозреватели.  



Но похоже, все просто привыкли к Большой коалиции. Ведь вначале она правила очень грамотно, да и позже, несмотря на внутренние разногласия, действовала в условиях кризиса весьма прагматично. Раздаются голоса, что Большая коалиция — это и есть дорога в будущее. Хайнер Гасслер, ветеран ХДС, убежден: «Только она может эффективно бороться с кризисом. Эти партии были четыре года вместе и успешно работали. Странно было бы, если бы они сейчас стали нападать друг на друга». Некоторые наблюдатели даже полагают, что Меркель со Штайнмайером по-тихому договорились: если новый блок ХДС/ХСС и СвДП не наберет абсолютного большинства, а это весьма вероятно, то у власти останется Большая коалиция. Отсюда и беззубость теледебатов. Правда, тогда в игру, скорее всего, вмешаются «зеленые», которые рассчитывают занять третье место. Они могут объединиться с правым блоком ХДС/ХСС и СвДП, и тогда социал-демократы окажутся в оппозиции, а могут и создать левую коалицию с теми же социал-демократами и Левой партией. В нее мало кто верит, но это единственный вариант, при котором ХДС/ХСС, опережающие по опросам все другие партии, могут потерять власть. «Мы хотим стать третьей политической силой, а потом будем вести переговоры, чтобы не допустить продолжения этого «черно-красного» (Большая коалиция) застоя с его самовосхвалением», — заявила одна из лидеров «зеленых» Ренате Кюнаст.
Сохранение Большой коалиции, видимо, действительно не лучшее решение. Если не будет смены лидеров, реального политического соперничества, то на пользу демократии это явно не пойдет. 

Перевод с немецкого Елены Федоровой










































ФОТО REUTERS


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.