Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#— 1 —

Агентурная работа

22.10.2012 | № 34 (261) от 22 октября 2012 года


01-1.jpg

Следственный комитет возбудил уголовное дело против Сергея Удальцова и двух его соратников — Константина Лебедева и Леонида Развожаева. Их подозревают в приготовлениях к организации массовых беспорядков (ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 212 УК РФ, максимальный срок наказания — до 10 лет). После обысков Удальцова допросили в качестве подозреваемого и отпустили под подписку о невыезде, Константину Лебедеву предъявили обвинение и отправили в Бутырку — СИЗО № 2. Леонида Развожаева объявили в федеральный розыск. Причиной возбуждения уголовного дела стала проверка фильма «Анатомия протеста-2», вышедшего на телеканале НТВ. В основе фильма лежит запись скрытой съемки, на которой оппозиционеры якобы запечатлены на встрече с председателем парламентского комитета Грузии по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе (названного НТВ «конструктором цветных революций») и консулом Грузии в Молдове Михаилом Иашвили. На видео они обсуждают подготовку революции в России, замечая, что власть лучше начинать брать c дальних регионов страны, например, Калининграда. Запись сделана в июне 2012 года в жилом помещении Минска.

Сергей Удальцов считает, что дело против него — политическое, и встречу с Гиви Таргамадзе отрицает. «Такая запись не может ложиться в основу обвинения. Это пленка низкого качества, на ней я себя не идентифицирую. Неизвестно, какими средствами этот диск добыт. Изначально даже файлы с видео и аудио были записаны отдельно. Есть тысяча способов смонтировать видео, а мои слова могли быть скомпилированы при прослушке телефона. Даже если так — мыслепреступление у нас не является подсудным», — сказал Удальцов The New Times.

Лидер Левого фронта назвал сказкой версию следователя о том, что диск сотруднику НТВ принес неустановленный человек грузинской внешности.

«Фильм «Анатомия протеста-2» является заказным мероприятием администрации президента. Это так называемая линия «а» активных мероприятий, которой грешил в свое время КГБ, когда для оперативной съемки и получения информации были задействованы все средства. Для того чтобы эту информацию легализовать, они не придумали ничего лучше, чем показать эту пленку на ТВ», — рассказал The New Times бывший руководитель отделения специальных операций «Вымпел» Анатолий Ермолин. По словам Ермолина, доказательства, полученные таким путем, в суде использовать нельзя: «Это агентурная работа».

«По стилистике все это напоминает кампании 30–40-х годов, когда выбирается «враг народа», которым в данном случае выступают оппозиционеры, и общественное мнение настраивается против него, — рассказал The New Times правозащитник Валерий Борщев. — Если у спецслужб есть какие-то факты, пусть они ведут следствие, но до окончания суда такие вещи нельзя представлять на экран».

Правозащитница Людмила Алексеева назвала в беседе с The New Times съемку провокацией в духе сталинских репрессий и предсказала, что Удальцов в этой цепочке провокаций не будет последним.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.