Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Картина мира

Партия вольностей

24.10.2012 | Бай Евгений | № 34 (261) от 22 октября 2012 года

Кубинцам стало проще покинуть Остров Свободы

Партия вольностей. На Кубе творятся неслыханные вещи. Выполняя свое обещание, данное год назад, кубинский лидер Рауль Кастро отменил ограничения на выезд сограждан за рубеж, введенные еще в 1961 году, вскоре после прихода к власти Фиделя Кастро*. Приведут ли революционные послабления к массовой миграции с острова — ответ искал The New Times
48-1.jpg
2010 г., акватория Гаваны. Кубинская береговая охрана перехватывает плот с беглецами

Выездные визы на Кубе отменят с 14 января будущего года. Теперь кубинцам для туристической поездки за рубеж не потребуется разрешение полиции, пожарной инспекции, министерства сельского хозяйства или какого-либо другого ведомства. Не нужно будет также получать приглашение принимающей стороны. Имея на руках лишь заграничный паспорт синего цвета, кубинец теперь теоретически сможет поехать в любую страну, которая выдаст ему визу.

Кукесом меньше…

Полвека назад кастровские революционеры-барбудос (бородачи) так сильно напугали соотечественников, что морской маршрут Куба–Флорида для десятков тысяч из них стал единственным путем к спасению, своего рода «дорогой жизни». За истекшие десятилетия миграция с острова принимала порой трагические, порой гротесковые формы, пополняя копилку курьезов в международных правовых отношениях. Творческая мысль эмигрантов не знала предела: для рискованного плавания через Флоридский пролив применялись все возможные средства, от плотов до старых автомобилей, переделанных в катера. Статистика не знает, сколько беглецов погибло в открытом море — их были тысячи. Причем бежали не только те, у кого в доме было шаром покати. Норберто Фуэнтес, прижизненный классик кубинской литературы и друг Рауля Кастро, уже в начале этого столетия пустился в плавание на советской резиновой десантной лодке, на которую поставил американский мотор Johnson. В итоге мотор и лодка, по словам Фуэнтеса, оказались несовместимы: лодка затонула в нескольких километрах от берега, а писатель был задержан кубинским патрулем. Из тюрьмы Фуэнтеса вызволил еще более уважаемый мэтр Габриэль Гарсия Маркес, который лично приехал в Гавану ходатайствовать за коллегу и приятеля.

48-2.jpgПравда, один легальный путь у кубинцев, желающих перебраться в США, все же был. В 1995-м, после очередной волны нелегальной миграции с острова, власти Кубы и США договорились о том, что Америка будет выдавать кубинцам 20 тыс. въездных виз в год. Квота эта никогда не выполнялась из-за введенных кубинским правительством многочисленных ограничений для тех или иных категорий граждан: в прошлом году, например, разрешение на выезд получили 15 тыс. кубинцев, а в этом лишь 9390.

Автор этих строк, много лет проработавший на Кубе, свидетельствует: в системе ценностей местных жителей возможность выехать за рубеж стояла на первом месте. Это было важнее, чем нормально питаться или жить в человеческих условиях. Миллионы людей по вине своих правителей испытывали клаустрофобию, которая длилась десятилетиями.

По словам Шона Мерфи, главы Отдела интересов США в Гаване (официальное название миссии, выполняющей посольские и консульские функции), в прошлом кубинец, желавший совершить даже краткосрочную поездку за рубеж, мог ждать решения властей до десяти лет. Теперь этот срок должен быть не больше десяти недель. Заметно снизились и издержки на получение документов. Прежде разрешение на выезд стоило $150, или 150 так называемых кукесов (от аббревиатуры CUC — cuban currency converter, местных песо в инвалютном исчислении). 200 кукесов стоило приглашение. Для кубинцев, получающих в среднем $20 в месяц, это были почти неподъемные суммы, получить такие деньги можно было лишь от родственников в Майами. Теперь новый паспорт — единственный необходимый документ для выезда — будет стоить 100 кукесов.

Увеличено и время, которое кубинцы могут провести за границей — с 11 до 24 месяцев. Задержавшись на бόльший срок, они потеряют гражданство и имеющуюся на острове недвижимость.

Мечта о сухих ногах

Во время последней вспышки массового недовольства режимом в 1994–1995 годах американские эксперты оценивали «мигрантский потенциал» Кубы в 35–40% населения. Что же произойдет сейчас, если остров покинет даже треть желающих из 11-миллионного населения Кубы? Не останутся ли братья Кастро в одиночестве, подобно герою упомянутого нами Маркеса из «Осени патриарха», который просыпается поутру и видит, что по безлюдным залам президентского дворца бродят коровы?

Возможно, предвидя такую картинку, власти Кубы все же установили ограничения на выезд граждан. Особое разрешение покинуть страну, пусть даже на короткое время, будет выдаваться ученым, врачам (последние, особенно те, кто обслуживает иностранцев — важный источник валюты), спортсменам, военным. Такие ограничения, как пишет в редакционной статье кубинская партийная газета Granma, устанавливаются в целях недопущения «утечки мозгов, спровоцированной недругами Кубы».

Кроме того, в выдаче паспорта будет отказано тем, кто отбывал уголовное заключение или «представляет угрозу национальной безопасности страны». В категорию последних могут попасть сотни инакомыслящих, политических оппонентов режима Кастро. Известной блогерше Йоани Санчес, которая публикует в интернете критические заметки о политике режима, 20 раз отказывали в выезде за рубеж. «Теперь я посмотрю, чего стоит нынешняя реформа», — пишет Санчес на своей страничке в Facebook.

Но есть и еще одно объективное препятствие для кубинцев, желающих выехать с острова. Захотят ли зарубежные государства давать гражданам Кубы туристические въездные визы, зная заранее, что добрая часть из них на родину не вернется?

Выезду кубинцев может препятствовать и абсурдная практика, сложившаяся в отношениях между Кубой и США. Миграционная политика — ключевой пункт всех переговоров, которые уже много лет ведутся между властями двух стран. В середине 90-х кубинцы формально договорились с администрацией тогдашнего президента Билла Клинтона о квоте в 20 тыс. человек и о том, что американцы будут отправлять обратно на остров пойманных в открытом море беглецов. Неформально же Гавана послала Вашингтону месседж, который актуален до сих пор: если вы (американцы) будете провоцировать нелегальный выезд с Кубы, мы устроим вам массовый исход людей во Флориду, и тогда ваш штат утонет в море экономических и социальных проблем.

В результате сложилась парадоксальная ситуация. Под давлением Кубы Белый дом возвращает на остров пойманных беглецов, но, не желая ссориться с влиятельной кубинской диаспорой в Майами, имеющей своих людей на Капитолийском холме, принимает тех кубинцев, кто самостоятельно приплыл к берегам Флориды. Эта политика вполне официально называется «сухие ноги, мокрые ноги». Добрался до американского берега, пусть на лодке, пусть вплавь, — остаешься в стране и получаешь вид на жительство. Ловит тебя в море береговой патруль — отправляешься назад восвояси, чаще всего за решетку. 2890 человек в этом году высадились на американском берегу с «сухими ногами», 1300 пар «мокрых ног» были пойманы и отправлены домой.
 

Шон Мерфи, глава Отдела интересов США в Гаване: В прошлом кубинец, желавший совершить даже краткосрочную поездку за рубеж, мог ждать решения властей до 10 лет


В июне 1999-го шестеро кубинцев подплыли на своем суденышке к берегам Флориды и высадились в воду метрах в ста от пляжа. А на суше их ждали полицейские, которые стали с помощью водяной пушки и перцового спрея отгонять беглецов от берега — чтобы их ноги не были «сухими». Несколько недель спустя одна из кубинок во время захвата ее лодки катером береговой охраны США в открытом море упала в воду и утонула — никто из пограничников даже не попытался ее спасти. Эти два случая вызвали гнев кубинских иммигрантов, который гулким эхом отозвался в стенах Конгресса. Но политика властей США с тех пор не поменялась. Правда, эксперты говорят, что решающей гирькой, которая перевесила чашу весов в пользу Джорджа Буша во время пересчета голосов во Флориде на президентских выборах 2000 года, стало недовольство кубинской диаспоры политикой демократической администрации Клинтона и его вице Альберта Гора.

Стена и кирпич

Кубинские иммигранты в США скептически отнеслись к миграционной реформе ненавистного режима. Американские политики кубинских корней — тоже. «Меры, предлагаемые (Раулем) Кастро, — значительно ниже того, чего достоин кубинский народ, — заявляет Марко Рубио, сенатор от Флориды. — Это все равно что выдать кота за зайца».

С такой оценкой согласны и кубинские диссиденты на острове. «Это оппортунистический закон, который позволит выпустить лишь немного пара из перегретого социального котла», — заметил в разговоре с The New Times Гильермо Фариньяс, лауреат премии Сахарова, присужденной ему в 2000 году Европарламентом. В свою очередь, правозащитница Марта Беатрис Роке cчитает, что, если власти введут жесткие ограничения на выезд для своих политических оппонентов, это вызовет новую мощную волну нелегальной миграции. «Народ будет требовать все новых законных уступок, новых реформ, — прогнозирует Марта Беатрис Роке в разговоре c нашим журналом. — И власти будут вынуждены на эти требования отвечать».

Во время горбачевской перестройки стала ходячей фраза «Если из стены вырвать хотя бы один кирпич, стена упадет». Миграционные послабления Рауля Кастро — лишь один элемент его осторожной реформистской политики наряду с разрешением кубинцам иметь частный бизнес, свободно продавать свои дома и машины. И возможно, именно ликвидация бюрократических преград на пути свободного выезда кубинцев из страны может стать тем самым кирпичиком, из-за которого стена обвалится. Вспомним, как в СССР в 80-х были отменены недоброй памяти комиссии старых большевиков, которые решали, можешь ты поехать за границу или нет; как тогда же, спустя четыре десятилетия после войны, были наконец отменены анкеты с вопросом: «Были ли вы или ваши родственники в плену или интернированы?» Много ли времени прошло между их отменой и развалом советской империи? Совсем нет.

Есть движение навстречу либерализации Кубы и со стороны США. Администрация Обамы смягчила санкции против Кубы, разрешив кубинцам в США переводить своим бедным родственникам значительно бόльшие суммы денег (сейчас это второй по значимости источник валюты на Кубе) и чаще посещать остров. И если Барак Обама будет переизбран президентом, то, скорее всего, он войдет в историю как американский лидер, упразднивший экономическое эмбарго и нормализовавший отношения с Кубой.

* В момент сдачи номера в печать пришло сообщение о том, что Фидель Кастро перенес инсульт.



48-3.jpgФактор Элиана

Колумнист The Washington Post Джеф Гринфилд специализируется на жанре документальной фантастики. Он опубликовал книгу «Тогда все изменилось» (Everything has changed), в которой изложил свое видение развития Америки, если бы в ноябре 1963 г. Джон Кеннеди не был убит. Незадолго до выборов-2012 вышла новая книга Гринфилда «43-й. Как Гор победил Буша». В ней «машина времени» отправляется в 2000 год, когда при равном количестве поданных голосов избирателей схватились два претендента на Белый дом — республиканец Джордж Буш и демократ Альберт Гор. По мнению автора, в 2000-м на результаты демократов повлияла реальная история с кубинским мальчиком Элианом Гонсалесом(на верхнем снимке 2010 года он с Фиделем Кастро). В 1999 г. он вместе со своей матерью бежал с Кубы. Мать погибла во время плавания, а Элиан выжил и получил убежище в доме родственников в Майами. Отец Элиана, оставшийся на Кубе, начал судебную тяжбу за возвращение ребенка и выиграл ее. Кубинские иммигранты воспротивились решению суда. И тогда в июне 2000 г. одетые в бронежилеты агенты американских спецслужб взяли штурмом дом, где прятали мальчика, вытащили его из шкафа и отправили на Кубу. Гринфилд утверждает, что, если бы этой операции не было, Гор получил бы намного больше голосов кубинцев во Флориде, победил бы в этом штате и выиграл выборы.





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.