Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Уроки Евгении Чириковой

15.10.2012 | Бешлей Ольга | № 33 (260) от 15 октября 2012 года


«Пора приучать власть к тому, что она не одна на этом поле». Выборы мэра подмосковных Химок закончились так, как они закончились: сенсации не случилось. Впрочем, ее и не ждали. Но сама попытка оппозиционного независимого кандидата, Евгении Чириковой, пробиться во власть достойна анализа и обсуждения. Что получилось и что не удалось Чириковой — разбирался The New Times
20-01.jpg
Евгения Чирикова, лидер движения в защиту Химкинского леса, баллотировалась на пост мэра Химок уже второй раз. В 2009 г. она набрала 15% голосов

Рыба, селедка, разморозка» — написано большими желтыми буквами над входом в магазин на первом этаже жилого дома по адресу: Химки, Молодежная, 76. Скромный указатель «Штаб Чириковой», приклеенный рядом на стене, указывает ровно туда же. Продавщицы любезно проводят корреспондента The New Times вглубь здания. Над дверным проемом еще одна табличка: «Фрукты и овощи». По словам сотрудников штаба Чириковой, такое соседство оказалось весьма полезным: еда, вода — все под боком.

Народный кандидат

Сам штаб Чириковой больше напоминает кухню, в которой начали и не закончили ремонт: персиковые стены, пластиковое окно, на полу — плитка, посреди — заваленный бумагами деревянный стол, в центре которого — ваза с белыми розами. Вдоль одной стены разложены обернутые газетой пачки агиток — собственно, на агитационные материалы, по словам штабных, и ушла большая часть бюджета кампании: всего собрали 500 тыс. рублей. Вдоль другой стены — две пластиковые доски, расчерченные логистическими таблицами: куда едут волонтеры, кто за что отвечает, что надо сделать в оставшиеся до дня выборов дни. На стене — огромная карта Химкинского городского округа. Комнатка битком набита людьми.

«Добрый день, я приехала помочь! Я сама не из Химок, из Москвы, — в комнату протискивается женщина лет сорока в темно-сером пальто, представляется Светланой. — Есть смысл сегодня раздавать? А то дождь». — «Конечно, есть, — спокойно отвечает Сергей Агеев, худощавый интеллигентный мужчина за тридцать, историк по профессии. Агеев работает с Чириковой уже лет шесть — с самого начала кампании в защиту Химкинского леса. — Если вы сегодня сможете поклеить вот эти приглашения на митинг, было бы здорово»,— говорит он Светлане. «А где мне клеить? Я Химки плохо знаю». — «Так, давайте мы тогда сами поклеим, а вы лучше газеты раздадите на улице». — «Хорошо! И программки мне еще дайте. Программки пользуются успехом, я их уже раздавала — у волонтеров брала». Светлане вручают пачку газет «Народный кандидат» и программки. Она уходит, и тут же появляются новые волонтеры: из Москвы и Химок, пенсионеры и студенты, бюджетники и предприниматели, заядлые оппозиционеры и городские сумасшедшие — один, например, представился индейцем.
  

Против Евгении была запущена волна черного пиара, например, что Чирикова — американский агент. Это повлияло. А многим жителям просто наплевать на выборы    


 
Команда

Профессиональных политтехнологов в команде Чириковой не было. Она объясняет это просто: людям, которые работают только за деньги, она не доверяет и предпочитает опираться на тех, кто готов работать, руководствуясь исключительно гражданской позицией. Консультации по самым разным направлениям — от ЖКХ до урбанистики — ей оказывали профильные специалисты, но имена она не называет — не хочет им создавать проблемы на работе. По словам координатора штаба и организатора Школы наблюдателей Николая Ляскина, среди экспертов были и те, кто работает в государственных сферах и взялись помогать на условиях полной секретности. Помогала и команда Алексея Навального. Все сотрудники штаба и волонтеры работали бесплатно. 9 октября, когда корреспондент The New Times наблюдал за работой штаба, там собралась почти вся команда. «А кого тут вчера арестовали за расклейку листовок?» — интересуется пожилая библиотекарша (своего имени она просила не называть), принимая из рук пышной румяной студентки Дианы Борисовой стопку агиток. «Меня арестовали, но быстро отпустили!» — отвечает молодой высокий мужчина с густыми длинными волосами Евгений Власенко — актер, «звезда сериала «Ранетки», как ласково представляют его коллеги. Он тоже ветеран борьбы за Химкинский лес. «А что, клеили, где нельзя?» — спрашивает женщина. «Да нам нигде нельзя клеить. Только Шахову можно», — улыбается Евгений. «Ничего, я наклею и убегу», — серьезно отвечает библиотекарша.

«А давайте мы на листовке фразу про пятничный митинг-концерт выделим крупнее», — говорит Николай Ляскин. «Ты с ума сошел? Хочешь, чтобы у меня на одной листовке три разных кегля было?!» — выкатывает глаза Оля Пахтусова, студентка факультета политологии Высшей школы экономики, симпатичная коротко стриженная девушка в красной пуховой безрукавке, джинсах и кедах. «Ой, я только предложил! — ретируется Ляскин и поясняет: — Оля отвечает у нас за дизайн».

Штаб занимается подготовкой митинга, намеченного на 12 октября в парке им. Льва Толстого. Идет непрерывный обзвон людей по списку. «Список составлен из людей, которые в разное время принимали участие в акциях по защите Химкинского леса, а также волонтеров, которые помогали в ходе предвыборной кампании, — объясняет Сергей Агеев. — Здесь человек 200 или 300, наверное. Прийти соглашаются многие. Мы просим звать родственников и друзей. А еще предлагаем заходить в штаб за листовками и помогать с распространением». В этот момент актер Евгений Власенко как раз с успехом уговаривает приехать на мероприятие какого-то человека из Зеленограда. Все смеются. Про день выборов члены штаба говорят почти с охотничьим азартом. «Судя по прошлым выборам, властям очень понравились так называемые предприятия непрерывного цикла. Когда будете в мобильной группе, обязательно преследуйте автобусы с иногородними номерами», — инструктирует Ляскин миниатюрную смуглую женщину в черной кожаной куртке, с пирсингом в носу. Это Ирина Тюкачева, член инициативной группы микрорайона Сходня: «Когда Сходню присоединили к Химкинскому городскому округу, появились масштабные планы по застройке. Хотели весь район снести и построить 17-этажки. Мы тогда свой район отстояли, но застроили все муниципальные земли — там, где детские сады были и парки. А рядом еще аэропорт Шереметьево. Люди, которые в высотках живут, у них мимо окон самолеты летают. Сейчас вот еще планируется застройка 50 га соснового леса в Сходне». Далее Тюкачева перечисляет еще несколько инициатив местных властей, отчего Сходня моментально представляется гигантской стройкой поистине сталинского масштаба. На вопрос, как она оценивает шансы Чириковой в Сходне, ведь жителям микрорайона Чирикова обещала в случае избрания мэром создать нормальную инфраструктуру, Тюкачева вздыхает: «Против Евгении была запущена волна черного пиара, например, что Чирикова — американский агент. Это повлияло. А многим жителям просто наплевать на выборы. Даже те, кто понимает, что живут плохо, не связывают проблемы в своем микрорайоне с действиями властей. Так что нам и после выборов предстоит большая просветительская работа».
  

Если бы все кандидаты от несистемной и системной оппозиции, включая КПРФ, сняли свои кандидатуры в пользу Чириковой, ее победа была бы безусловной   


 
Химчане

В сентябре корреспондент The New Times уже ездил в Химки и разговаривал с местными жителями (статья «Никому не верю», № 28 от 10 сентября 2012 года). Тогда поразила атмосфера безнадежной апатии и тотального равнодушия к выборам среди населения. Но первый же опубликованный опрос жителей Химок (он вышел в начале сентября) был скорее благоприятным для Чириковой: согласно данным Института социологии РАН, ее узнаваемость была почти в три раза выше, чем у кандидата власти, исполняющего обязанности мэра Олега Шахова (17,5% против 6%). Спустя месяц социологическая картинка изменилась: по данным «Левада-Центра», узнаваемость Шахова среди опрошенных (660 человек) была уже 90%, Чириковой — 74%. На третьем месте глава партии «Альянс Зеленых — Народная партия», бывший префект Северного административного округа Олег Митволь. При этом поддержать Шахова на выборах были готовы 44%, Митволя — 12%, а Чирикову — всего 11%. Как, почему это случилось? «Во-первых, у Шахова был полный контроль над информационным пространством, — объясняет глава «Левада-Центра» Лев Гудков. — Во-вторых, наши люди верят, что только представитель власти при помощи административного ресурса может решить их проблемы. В это верят примерно 45–50% опрошенных в Химках. В-третьих, по бюджетным предприятиям шла активная разъяснительная работа — наши респонденты об этом рассказывали. Наконец, электорат Чириковой — он протестный. А пенсионеры, бюджетники, рабочие госпредприятий, то есть люди зависимые, по определению отдают свои голоса кандидату власти. А что им еще делать?».

Личные наблюдения корреспондента The New Times во многом подтверждают эти выводы.

Например, в последнюю неделю перед выборами Чирикова общалась со своими потенциальными избирателями в парке Дубки, раздавала свои листовки. Контингент парка понятный — в основном молодые мамы с колясками и пожилые люди. Листовки охотно брали почти все. «Здравствуйте, я Евгения Чирикова, баллотируюсь в мэры города. Я хочу остановить точечную застройку», — говорит она, протягивая листовку женщине, чей ребенок, пока мама отвернулась, повис на карусели прямо над лужей. Мамочка молниеносно успевает взять агитку и подхватить сына. «Мы недавно в Химки переехали, так что я не очень в курсе местной политики, — рассказывает Катерина корреспонденту The New Times. — Но у меня вся семья Чирикову поддерживает. Я на 80% за нее, но есть сомнения. Мне кажется, что у власти должен быть мужчина. Она как женщина слишком эмоциональная». Чирикова в это время пытается отдать листовку двум бабушкам в почти одинаковых пальто и беретах, но те довольно резко отворачиваются. «Она американская шпионка, ее нам заслали», — говорят они и показывают на группу операторов и журналистов немецкого и французского телевидения, которые сопровождают Чирикову. Сама она вниманию из-за границы скорее радуется. «Когда еще к нам в парк Дубки приедут иностранные корреспонденты и сделают репортаж из Химок, — улыбается Чирикова. — Так о Химках весь мир узнает». Но пенсионеры тоже разные. «Я за нее проголосую, — сказала The New Times 72-летняя пенсионерка Алена Ивановна. — Не за этого же, из «Единой России», голосовать».

Однако настроения среди тех, кто работает на оборонных заводах, уже совсем другие. «Чирикова мне совсем не нравится, — сказала The New Times 52-летняя сотрудница НПО им. Лавочкина Татьяна Моторина. — Она глашатай. Из-за ее выкриков остановили стройку дороги через лес, и теперь Ленинградка стоит. И потом, меня удивило ее высказывание по поводу того, что в Химках нет работы. Она сама окончила МАИ — если нужна работа, так у нас три оборонных предприятия, иди на любое. Не знаю, проамериканская она или нет, а пиариться любит — это факт». Что касается и.о. мэра Олега Шахова, то о нем Татьяна Моторина говорит так: «Он вроде приличный человек, обещал поликлиники новые построить, решить проблему с мигрантами, а там — кто его знает».
20-02.jpg
Группа гастарбайтеров, устроивших провокацию во время акции #АгитируйХимки, организованной в поддержку Евгении Чириковой

Итоги

Для Чириковой эти выборы не первые. В 2009 году она уже пыталась бороться за пост главы города с тогдашним мэром Владимиром Стрельченко — набрала 15%. На вопрос, что было самым трудным в нынешней кампании, главная цель которой было показать, что оппозиция готова брать власть не революционным путем, но через выборы, снизу, Чирикова ответила: «Мы поняли, что раньше большую часть времени работали не с населением, а с гражданами. Сейчас мы вышли к населению. И увидели огромную разницу между протестующими и обычными людьми». «Проблема даже не в том, что люди хотят за власть голосовать, а полное безразличие к тому, что происходит за пределами их квартиры. И таких людей большинство. За два месяца, что шла эта избирательная кампания, переубедить всех было очень трудно», — считает и Николай Ляскин.

Тем не менее системных ошибок ни Ляскин, ни Чирикова в своей кампании не видят — говорят, что если бы можно было вернуться назад, все сделали бы так же. «Не стоило Чириковой отказываться от услуг специалистов, — уверен политтехнолог Марат Гельман. — В ее штабе обязательно должны были быть люди, которые имели опыт работы на выборах». По его мнению, у Чириковой был хороший старт кампании, но она не развивала ее сюжетную линию: «А ее главную экологическую тему нужно было вообще на последнее место поставить», — уверен он. Гельман считает, что немалую роль в успехе главного соперника Чириковой, и.о. мэра Шахова, сыграла поддержка бывшего главы МЧС, а теперь губернатора Московской области Сергея Шойгу, чья администрация вела шаховскую кампанию. «Пожалуй, Шойгу — это единственный представитель партии «Единая Россия», который обладает поддержкой среди населения».

«Единственная ошибка предвыборной кампании Чириковой — это неспособность оппозиции к объединению* * За несколько дней до 14 октября с выборов сняли свои кандидатуры сразу три кандидата, в том числе от партии «Справедливая Россия» и «Яблоко». , — полагает политолог Станислав Белковский. — Если бы все
кандидаты от несистемной и системной оппозиции, включая КПРФ, сняли свои кандидатуры в пользу Чириковой, ее победа была бы безусловной».

Однако Чирикова не жалеет, что попыталась побороться за пост мэра Химок. «У меня были две причины выдвигаться — во-первых, люди просили, а во-вторых, я сама верю, что менять ситуацию нужно снизу, а не перевороты устраивать, — говорит Чирикова. — Как бы там ни было, мы продолжим борьбу с утроенной силой».

«Пора приучать власть к тому, что она не одна на этом поле», — соглашается с ней Ляскин. «Принимать участие в выборах все равно стоило, — уверен и Марат Гельман. — Если ты не участвуешь в выборах, значит, ты не оппозиция, ты — бузотер».

В подготовке материала принимала участие Юлия Чернухина




×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.