Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Главное

#Суд и тюрьма

«Я стала опасаться говорить то, что думаю»

08.09.2008 | Старовойтенко Надежда , Крылов Дмитрий | № 36 от 8 сентября 2008 года

Деятели культуры, эксперты, бизнесмены, политики — о своих страха

Российское общество больно ожиданиями. Война на Кавказе подняла старые страхи и проявила новые. Кого и чего боятся мастера культуры, представители бизнеса, эксперты и политики?

Михаил Козаков, актер, народный артист РФ: «Мне мрачно и грустно жить»

Мне не страшно жить сейчас. Мне мрачно жить. И грустно. Тем более что в Грузии живет часть моей семьи — дочка, внучка, зять… Знаете, после моего выступления на «Эхе Москвы» пришло около 600 писем, где меня и Басилашвили обвинили в предательстве Родины.1 И честно говоря, я даже устал об этом говорить. Но если все-таки говорить… Все это очень трагично. Грузинский и русский народы всегда были связаны — и культурными, и иными связями. И вне зависимости от того, что было прежде: курица или яйцо (я имею в виду то, что ситуацию до конца мы не знаем, нам известна только односторонняя информация), самое ужасное в этих событиях заключается в том, что между людьми двух стран происходит разрыв… Неизвестно, что дальше случится в этом продажном мире, в котором у каждого свои интересы. У Америки свои интересы, у другой страны — свои… Остается надеяться, что все-таки разум восторжествует.

Лия Ахеджакова, актриса, народная артистка РФ: «Меня пугает ложь в наших СМИ»

Сейчас я стала бояться говорить то, что я думаю. Вот, по Первому каналу сказали, что интеллигенция позволяет себе не соглашаться с официальным мнением. А правда — это такая вещь, которая, знаете, как шило в мешке, ее не утаишь, она лезет отовсюду. И мы уже не такие идиоты, чтобы не разбираться в ситуации. Но громко сказать, когда у тебя есть эта возможность, страшновато. А после убийства Магомеда Евлоева — тем более. Понимаете, если бы не было истории с Аней Политковской, истории с Наташей Морарь и целого ряда других историй, было бы не так страшно. Но когда не раз и не два говорят о том, что пуля попала «случайно в висок», то эта «случайность» становится закономерностью… Что-то мне подсказывает, что это убийство Евлоева в чем-то пострашнее, чем полуправда с войной… Я не знаю, какие мировые СМИ имели в виду те, кто подписал обращение деятелей культуры. Меня ложь в наших СМИ гораздо больше пугает. Меня беспокоит ложь на моей Родине. Мне бы защитить свое…

Андрей Битов, писатель: «Они решили подписать обращение за меня»

Первое мое яркое воспоминание в жизни — это начало Второй мировой войны. Я видел все. Видел, как все происходило, как начиналась Великая Отечественная война… Я очень хорошо это помню. И сейчас мне страшно не за себя, а за детей, за внуков. Что касается обращения к деятелям культуры мира, то вообще-то я не подписывал его, это было сделано без меня. Просто я состоял в «Мире Кавказа», вот они и решили подписать обращение за меня. Но я, конечно, знал о том, что моя подпись будет стоять под этим письмом. (5 сентября Андрей Битов отозвал свою подпись.)

Василий Лановой, актер, народный артист РФ: «Не боюсь того, что Россия приходит в себя!»

Я совершенно не боюсь того, что Россия приходит в себя после многих лет мычаний в угоду Западу! Ей давно надо было приходить в себя! Чтобы американцы узнали наконец, что не только они существуют в этом мире! Грузины здесь ни при чем, все это сделала Америка, обнаглевшая до предела! И европейцам тоже хорошо бы мозги все-таки иметь и не подчиняться сумасшедшим американским лидерам!

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики: «Боюсь, что ростки демократии исчезнут»

Российское академическое сообщество боится разрыва научных и культурных связей с западными странами, так как Запад является крупнейшим центром науки, образования и культуры. Я с уважением отношусь к разным национальным культурам, но именно западные страны являются источником инноваций. Политика России сегодня — проявление имперских фобий, поэтому развитие инновационной российской экономики под угрозой. Как гражданин, я боюсь, что в России заново возродится авторитарное послушание народа своему правителю, а ростки демократии полностью исчезнут.

Сергей Борисов, президент объединения «ОПОРА России»: «Искусственные преграды на Западе — пощечина малому бизнесу»

Малый российский бизнес боится искусственных преград, которые могут возникнуть у него за границей. Если кто-то будет указывать контрагентам наших компаний, с кем можно сотрудничать, а с кем нельзя, то это приведет к банкротству многих малых предприятий. Это будет пощечина, которая сравнима с разрывом отношений. Европа и Америка не заинтересованы в этом, я уверен.

Олег Мориков, директор компании TBS Technology & Business Solutions: «Опасений пока нет»

Опасений пока что нет. Мы поставляем в Россию европейское технологическое оборудование, и проблем с нашими партнерами не было. Но я знаю, что компании, которые привозят сюда американское оборудование, почувствовали на себе охлаждение отношений между Россией и США.

Никита Белых, председатель федерального политического совета СПС: «Мы превратимся в страну-изгой»

Несмотря на отсутствие публичных санкций, иностранным инвесторам будет дана команда выводить деньги из экономики России. Опасаюсь, что международные финансовые институты не будут рефинансировать долг наших компаний. Думаю, что ликвидность российской банковской системы и крупные инвестиционные проекты также подвергнутся рискам. Экономические последствия для России будут следствием изменения ее статуса.

Варвара Королева, студентка четвертого курса Международного института экономики и финансов ВШЭ: «Боюсь, что закроют границу»

Я боюсь, что закроют границу и Россию отрежут от внешнего мира. Для меня это чревато тем, что не удастся поступить в магистратуру западного университета. Эйфории от нашего величия у меня нет.

Гарри Каспаров, лидер ОГФ: «Санкции будут бить по рядовым гражданам»

Последствия могут быть самыми разнообразными, но они связаны с тем, что Россия окажется в изоляции, глубина которой не просчитываема. Я опасаюсь, что санкции, которые могут быть применены, будут бить по рядовым гражданам, а не по элите, которая надеется договориться со своими партнерами на Западе.

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии: «Опасения должны быть у правящей элиты»

Лично я ничего не опасаюсь. У представителей правящей элиты такие опасения должны быть, и они связаны с их счетами и активами на Западе. В политической сфере поводов для опасений не вижу. Но замечу, что в обозримом будущем Кремль должен будет предпринять ряд шагов по улучшению отношений с Западом, и, возможно, эта необходимость заставит Кремль пойти на некоторые продуктивные шаги во внутренней политике, на которые мы бы не могли рассчитывать, если бы не признание Абхазии и Южной Осетии.

Антон Данилов-Данильян, председатель экспертного совета «Деловой России»: «Некомфортно, когда осуждают Россию»

Меня не может не тревожить ситуация, когда многие западные страны осуждают Россию. Это некомфортно. Сами действия были верными, но они сопровождались низкоэффективной пропагандистской работой за пределами страны. Это уже начинает сказываться на бизнес-контактах.

_______________

1 Программа «Культурный шок» вышла в эфир радиостанции «Эхо Москвы» 16 августа 2008 года.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.