Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

Правозащитники для власти

08.10.2012 | Чевтаева Ирина | № 32 (259) от 8 октября 2012 года

Кто вошел в Совет по правам человека

Правозащитники для Путина. 8 октября глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов представит первому лицу список кандидатов в обновленный Совет. Честно ли проходил их отбор — узнавал The New Times

20-1.jpg
Так выглядела последняя встреча бывшего президента Дмитрия Медведева со своим Советом по развитию гражданского общества по правам человека. Апрель 2012 г.

Совет по правам человека при президенте России (СПЧ), который многие наблюдатели считают чисто декоративным органом, мало влияющим на ситуацию с правами человека в стране, за десять последних месяцев потерял 17 своих членов. Первыми — в декабре прошлого года — ушли Светлана Сорокина и Ирина Ясина: они посчитали невозможным состоять в околопрезидентской структуре в момент, когда в стране происходят массовые фальсификации на выборах. А после мартовских президентских выборов начался массовый уход правозащитников: Совет покинули еще 11 человек. После чего его глава Михаил Федотов объявил новый набор.

Администрация президента Путина выступила с ответной рекомендацией, предложив новый порядок формирования Совета: по задумке кремлевских политтехнологов, любая общественная организация, даже ранее незамеченная в правозащитной деятельности, отныне могла выдвинуть своего кандидата. А тот, в свою очередь, попадал или не попадал в СПЧ по итогам интернет-голосования. Эта схема абсолютно не устроила еще остававшуюся в Совете главу Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмилу Алексееву — и она тоже хлопнула дверью. Следом за ней ушли Валентин Гефтер, Игорь Юргенс, Борис Пустынцев. Но через пару месяцев все трое вернулись обратно. Теперь в Совете не хватает 13 человек.

Клоунада

«Впервые за всю историю в Совет могут попасть люди, которые не имеют опыта работы в правозащитной сфере, — посетовала в разговоре с The New Times Людмила Алексеева, которую Михаил Федотов неоднократно просил вернуться. — Мне нечего делать в таком Совете: он неработоспособен. Его просто превращают в клоунаду».

Выдвижение кандидатов началось в разгар лета: с 15 июля по 15 августа общественные организации направили 190 кандидатов в Совет, который по уставу может вместить лишь 40 человек. Михаил Федотов пытался рекрутировать общественно значимые фигуры: писателей Бориса Акунина, Людмилу Улицкую, главу движения «Русь сидящая» Ольгу Романову. Но все они отказались.

20-2.jpg
Валентин Гефтер, Алексей Симонов, Борис Пустынцев, Федор Лукьянов (слева направо) на одном из заседаний СПЧ

Отбор кандидатов сопровождался скандалами. Глава движения «Славянский союз» Дмитрий Демушкин, подавший заявку одним из первых, был отвергнут, впрочем, как и многие другие: из 190 заявок в список для интернет-голосования вошли лишь 86 фамилий. 1 сентября началось голосование на сайте СПЧ. Через два дня, протестуя против нечестного отбора, объявил бессрочную голодовку член Общественной палаты, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, также не включенный в список. Голодал Брод недолго — его госпитализировали на шестой день голодовки. Некоторые из отвергнутых кандидатов собирались обжаловать в суде непрозрачность отбора.

Троллинг

Интернет-голосование по 13 номинациям проходило две недели с участием 420 тыс. заинтересованных граждан. Результаты заставили наблюдателей заговорить о «накрутке голосов». Так, например, первое место в номинации «Защита избирательных прав граждан» занял бывший член Центризбиркома, а ныне председатель Совета российского общественного института избирательного права Игорь Борисов (43,4%), в то время как глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова (38,7%) оказалась на втором месте. Как сказал The New Times представитель «Голоса» Роман Удот, в последний день голосования, 15 сентября, Борисов за один час набрал 418 голосов, резко опередив Шибанову, которая лидировала по своей номинации в течение всех двух недель голосования. «В тот момент, когда популярность бывшего члена ЦИК неожиданно возросла, в твиттере была замечена настойчивая агитация: «Голосуем за Борисова, зачем нам агент США Шибанова?» — отмечает Роман Удот.


В последний день интернет-голосования, 15 сентября, экс-член ЦИК Игорь Борисов за один час набрал 418 голосов, резко опередив главу ассоциации «Голос» Лилию Шибанову, которая лидировала в номинации «Защита избирательных прав граждан» в течение двух недель


В свою очередь, политолог Дмитрий Орешкин, также покинувший СПЧ после президентских выборов, уверен, что при голосовании не обошлось без «махинаций»: «Те, кто имеет навыки хулиганского троллинга, вероятно, помогли активистке «Молодой гвардии» Яне Лантратовой — она нео-жиданно набрала больше голосов, чем известная Елизавета Глинка (Доктор Лиза, глава Фонда «Справедливая помощь». — The New Times), в номинации «Защита прав инвалидов, бездомных».

Подсказка

3 октября члены СПЧ собрались на Старой площади на свое первое заседание в усеченном еще составе. Обсуждали результаты интернет-голосования. «Мы говорили о том, что не доверяем им (результатам), — рассказала The New Times член СПЧ Мара Полякова. — Например, в номинации «Судебная реформа» выиграл член Общественной палаты Иосиф Дискин, а знаменитый судья Сергей Пашин оказался на втором месте». Возмущается и Дмитрий Орешкин: «Неизвестная в правозащитном сообществе Раиса Лухутцова (председатель Российского Красного Креста. — The New Times) обошла в номинации «Общественное расследование случаев похищения людей и применение пыток» известного журналиста Леонида Никитинского и главу организации «Общественный вердикт» Наталью Таубину».

Людмила Алексеева уверена: в администрации президента не случайно придумали интернет-голосование. «Оно дает подсказку Путину. Естественно, президент выберет тех, кто получил наибольшую якобы общественную поддержку, — разъясняет правозащитница. — А мы видели, как все это проходило, как там смухлевали. Желающих быть при президенте у нас в стране гораздо больше, чем тех, кто этим не дорожит».

20-3.jpg
Людмила Алексеева (слева) вышла из Совета и возвращаться не собирается

Зато Михаил Федотов по-прежнему демонстрирует невозмутимость. «Я все взял на карандаш, — заявил глава СПЧ The New Times. — По каждой номинации президенту будут представлены три претендента. А в некоторых номинациях кандидатов будет даже больше». Федотов пообещал, что попробует найти компромисс между результатами народного интернет-голосования и мнением членов СПЧ.

В любом случае точку в этой «суете вокруг Совета» поставит сам президент Путин. Именно он выберет себе советников, которые должны будут напоминать ему о правах инвалидов, бездомных и сирот, о правах журналистов, подпадающих под закон о клевете, недавно подписанный самим Путиным, о правах членов НКО, которые не хотят становиться иностранными агентами, о деле Ходорковского и Лебедева, о деле Магнитского…





×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.