Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Кто убил Магомеда Евлоева?

08.09.2008 | Багдасарян Армина | № 36 от 8 сентября 2008 года

Хронология «случайного» выстрела в висок

Случайный выстрел в висок. Владелец оппозиционного сайта Ингушетия.ру Магомед Евлоев мертв. История его убийства сплошь состоит из случайностей. Говорят, что Евлоев случайно и в самый последний момент решил лететь в Ингушетию именно этим рейсом. Что он случайно оказался в одном самолете с президентом Зязиковым. И что случайно получил «непроизвольный выстрел» в висок. Хронологию трагических случайностей выстраивал The New Times

О том, что Магомед Евлоев собрался лететь в Ингушетию, его друг и организатор оппозиционных митингов Макшарип Аушев узнал только накануне вечером. Тот позвонил ему по телефону 30 августа и просил встретить: «Магомед сказал, что у него с собой ничего такого не будет, только деньги, 3 млн рублей. Утром он прислал мне SMS: «Я улетаю. Со мной летит Мурзилка». Это здесь так называют Зязикова».

31 августа. Перед посадкой

Самолет авиакомпании «Космос» ТУ-134Б выполняет рейс Москва — Назрань каждый день. Вылет из аэропорта Внуково — в 10.20. Прибытие — в 12.40. Но на этот раз, утром 31 августа, самолет взлетел на 40 минут позже обычного — в тот день пассажиром бизнес-класса оказался президент республики Мурат Зязиков. Вместе с двумя сопровождающими он поднялся на борт последним.

«Мы встретились с Магомедом Евлоевым в аэропорту Внуково перед посадкой, — вспоминает другой пассажир этого рейса Магомед Хамасханов. — Он сказал, что собирался сначала лететь в Минводы, а уже оттуда добираться до Ингушетии. Говорил, что уже прошел регистрацию, но потом увидел, что наш рейс задержали, и решил поменять билет и лететь напрямую. Сказал, что сейчас срочно отправил своего человека купить билет. Мы поговорили немного, ведь мы не виделись лет пять».

В самолете

Магомед Евлоев взял билет в экономкласс рейса Москва — Назрань: его место оказалось прямо у той перегородки, которая разделяет бизнес- и экономклассы. Смотрел в окно. Ходят слухи, что между ним и президентом Зязиковым во время полета завязалась перепалка. Но летевший с ним Магомед Хамасханов это не подтверждает: «Сам я сидел в середине салона в 13-м ряду, Евлоев — впереди, сразу же за бизнес-классом справа, а Зязиков летел бизнес-классом. Перепалки с Зязиковым не видел. Но зато по салону раз пять туда-сюда во время полета проходил сопровождающий авиакомпании, это чтото вроде ингушской службы безопасности. Такой человек всегда сопровождает наши рейсы, но обычно он так по салону не гуляет. Через какое-то время после приземления зашли двое милиционеров, один громко спросил: «Кто здесь Евлоев Магомед?» Магомед сразу встал, и они его вывели. Это я и другие пассажиры видели».

Встречающие

Соратники Евлоева — Магомед Хазбиев, Макшарип Аушев, друзья и родственники — встречали его в аэропорту. Приехали целой колонной — 15 машин. Всего человек 60. Ждали у стеклянных дверей в зале ожидания. Поле было хорошо видно. До приземлившегося самолета — не больше 60 метров. Макшарип Аушев во время посадки получил от Магомеда Евлоева еще одну SMS: «Мы приземляемся, со мной Зязиков». Потом: «Какие новости?»

«Я написал, — говорит Макшарип, — что было два взрыва: он эти новости прямо из самолета повесил на сайт. Значит, в тот момент все было нормально. Это была последняя информация в его жизни. Потом мы увидели, что по трапу спускается Зязиков и еще два каких-то человека. Туда же подъехали машины личной охраны министра внутренних дел республики Мусы Медова. Министр поздоровался за руку с президентом, они перекинулись парой слов. Зязиков сел в свою машину и уехал. Медов махнул рукой в левую сторону, и сразу подъехали два бронированных уазика, за ними три бронированные «Волги» и две милицейские машины с мигалками. Оттуда выскочили три сотрудника, поднялись в самолет, буквально через минуту они вернулись с Магомедом. Один сотрудник — впереди, двое — сзади. Наручников нет, Магомед спокойно спускался. В правой руке у него сумка, в левой — мобильный телефон. Он пытался по нему что-то набрать. Один из сотрудников открыл в уазике дверь, и Магомед спокойно сел. В это время мы побежали к выезду из аэропорта, машинами перекрыли его».

Погоня

Магомед Хазбиев: «Минуты через 3–4 к нам подбегает один из сотрудников аэропорта и кричит: «Тут есть еще один выезд через старый аэропорт». Ребята на двух машинах кинулись туда и увидели, что кортеж (министра МВД) Медова разделился на три колонны. Мы тоже разделились и поехали за ними. Одно направление потом оказалось ложным, еще три машины мы погнали в сторону Троицкого, а сами мы с Макшарипом Аушевым вместе с родственниками поехали в сторону Назрани. При подъезде к городу мы увидели, как родственники пытаются обогнать колонну, таранят ее, но две бронированные «Волги» сопротивлялись».

Руслан Хазбиев: «Я первый раз в жизни видел такую погоню. Мы ехали на ВАЗ-2199 и не могли поспеть. Эти две бронированные «Волги» толкались, бились, не давали себя обогнать. Одну их машину все-таки развернуло, и она встала поперек дороги».

Макшарип Аушев: «Родственники Евлоева вытащили оттуда охранников, те стали стрелять по ногам. Но их обезоружили и собирались убить. Потом решили взять в заложники в обмен на Магомеда. Но мы не позволили им этого сделать». По словам Магомеда Хазбиева, охранники Медова кричали ему: «Магомед, не дай нас убить, не дай! На наших руках нет крови! Мы никого не убивали!» Тогда еще никто не знал, о какой крови они говорят. А потом, минут через 10, позвонили из больницы.

В бронированном уазике

Трагедия произошла в том уазике, который сумел скрыться от погони и ушел в сторону Назрани. В нем и везли Магомеда Евлоева. Что именно там произошло, до сих пор достоверно не известно. Друзья и родственники погибшего не верят, что Магомед, юрист по образованию, бывший прокурор, мог вести себя в машине агрессивно и вызывающе, как утверждают милиционеры, — так, чтобы ситуация вышла из-под контроля и милиции пришлось бы произвести случайный выстрел. Тем не менее в комментариях местного МВД звучали именно такие формулировки: «Убит в результате сопротивления».

Около 14.10 уазик оставил (еще живого или уже мертвого?) Магомеда Евлоева во дворе республиканской больницы. Деньги — 3 млн рублей — и ноутбук исчезли.

Больница

Пошел дождь. Магомед Муцольгов, руководитель правозащитной организации «Машр», приехал в больницу около 15.45. «Около ворот стояли люди в касках, шлемах, было очень много омоновцев. Во дворе — машины без номеров, 6 бронированных уазиков. Потом я увидел отца Евлоева и спросил: «Что с Магомедом? Как он себя чувствует?» На что мне отец ответил, что Магомед умер.

Я вошел внутрь, как раз спускали тело Магомеда. Я приподнял простыню и увидел его лицо. В голове было сквозное ранение. Врачи сказали мне, что у него не было шансов выжить, он умер, не приходя в сознание».

Во дворе стояла большая толпа людей, друзья, родственники. Макшарип Аушев в это время находился на улице и периодически кому-то звонил: «Нас внутрь не пустили. Через знакомых мы позвонили врачам, и они сказали, что его бессмысленно было уже оперировать, но им приказали, заставили. Врачи признавались: «Какая операция, если мозги из одного конца в другой вылетели!»

Через 15–20 минут отец и его родной брат забрали тело и увезли домой в Малгобек.

1 сентября. Похороны

На следующий день утром правозащитник Магомед Муцольгов отправился на похороны в Малгобек: «В пути нам позвонили и сказали, что Магомеда похоронят на родовом кладбище в селе Экажево. Когда подъезжали к автовокзалу, увидели, что там была перекрыта дорога, стоял траурный автобус. Посередине расстелены ковры, в центре лежало тело Евлоева. По традициям, его надо было похоронить как можно раньше,1 но люди хотели попрощаться с ним. Там были милиционеры, но они впервые вели себя корректно, не мешали, выражали свои соболезнования отцу». Прощание началось около 11.30, похоронили Евлоева после 16.00.

Митинг и последующие дни

На траурном автобусе была растяжка: «Ингушский народ хочет правды».

Магомед Хазбиев говорит: «Там же был организован стихийный митинг. Мы обратились ко всей политической элите и лично к Руслану Султановичу Аушеву2 с заявлением, что, если они в данный момент не будут связаны со своим народом, мы всех их объявим врагами ингушского народа и им не будет места на этой земле». Представители семьи погибшего пошли к семьям тех, кого считали виновными в гибели Магомеда Евлоева: как того требует традиция, объявили кровную месть. Комментарий Руслана Аушева The New Times получить не удалось: он не отвечает на звонки.

После того как увезли тело, на месте образовался стихийный митинг. Ближе к вечеру, часам к 18.00, подъехал ОМОН, попытался разогнать толпу. Не удалось, и бойцы ушли.

«Ночью на митинге осталось человек 250, — говорит Магомед Муцольгов. — А под утро многие пошли поесть. Люди зашли в соседние магазины, кто молился, кто просто сидел. Где-то в 5.30 утра на улице осталось человек тридцать. ОМОН начал стрелять в воздух. Часть людей разбежалась, часть просто разошлась. Я не видел ни одного задержанного или пострадавшего. ОМОН сорвал плакаты, транспаранты. Подход к площади был перекрыт. На машине я выехал оттуда свободно, а вот въехать уже не мог». 3 сентября люди отправились на новый митинг к дому Магомеда Евлоева.

Священный месяц Рамадан

Уголовное дело заведено по ст. 109 ч. 2 — «причинение смерти по неосторожности». Позже в МВД Ингушетии The New Times заявили, что Магомед Евлоев не был задержан. Версия прокуратуры республики — выстрел был случайным, «непроизвольным». Согласно постановлению следователя, после прилета в Ингушетию Евлоева должны были доставить в качестве свидетеля по одному из уголовных дел. «Его посадили в автомашину «УАЗ» и в сопровождении нескольких сотрудников милиции повезли в сторону города Назрань. Исходя из показаний очевидцев Евлоев во время следования автомобиля вступил в перебранку с работниками милиции, попытался выхватить автомат у одного из сотрудников милиции. В процессе борьбы был произведен выстрел из пистолета, которым случайно был ранен в голову Магомед Евлоев», — заявлял прокурор Ингушетии Юрий Турыгин. Он также сообщал, что Евлоев был жив, когда его доставили в больницу, там ему оказали медицинскую помощь: «В процессе оказания помощи, когда была проведена операция по трепанации черепа, он скончался».

В Ингушетии начался священный месяц Рамадан. Президент республики Мурат Зязиков поздравил народ с праздником и пожелал: «Пусть эти праздничные для мусульман дни принесут всем жителям Республики Ингушетия и России мир, добро, благоденствие и духовное очищение».

Как говорят знакомые Евлоева, Магомед за последний месяц был в Ингушетии три раза. Несколько недель назад был обстрелян дом семьи Евлоевых.

Магомед Хазбиев, соратник Евлоева, говорит: Когда разбомбили мой дом из пулемета, я прилетел в Ингушетию, убегать я не собирался. Через неделю, в августе, обстреляли и дом Магомеда. Он тогда находился за границей. Он позвонил и сказал, что приедет, чтобы показать людям, что не испугался. Деньги Магомед вез домой, у него там стройка идет».

До этих событий, как говорит главный редактор сайта Ингушетия.ру Роза Мальсагова, попросившая недавно политического убежища во Франции, у него были планы пожить некоторое время в Европе: «По ситуации в Ингушетии мы провели пикет перед зданием Еврокомиссии в Брюсселе, а потом совершенно неожиданно он вылетает в Россию. Решил полететь на свадьбу к своему однокласснику, другу. Два месяца назад мы разговаривали с ним в Праге. Он тогда сказал мне, что у него есть достоверная информация, что его «заказали» и была обозначена сумма в €100 тыс. Но тогда мы разговор, как всегда, перевели в шутку.

Сайт ingushetiya.ru был создан Магомедом Евлоевым в 2001 году. Власти республики неоднократно предпринимали попытки закрыть оппозиционный сайт. Летом 2007 года против Евлоева было возбуждено уголовное дело за разжигание межнациональной розни.

Магомед Муцольгов, руководитель правозащитной организации «Машр»: «Между Евлоевым и Зязиковым была настоящая война. Евлоев писал о событиях в Ингушетии, Зязикову это не нравилось. Они подавали на него в прокуратуру, в суды. Я считаю, что президент республики и министр внутренних дел должны быть отстранены от должности на время следствия, чтобы никто не мешал разобраться. Потому что столько случайностей не может быть в одном событии. Но никто никогда не хочет здесь разбираться ни в чем».

1 сентября на сайте президента Ингушетии появился комментарий Зязикова на смерть Евлоева: «Лично не был с ним знаком. Считаю, что речь в данном случае идет о человеческой трагедии... В рамках уголовного дела правоохранительные органы проводят все необходимые действия. Ход расследования взяла под особый контроль прокуратура республики, и люди должны получать полную информацию о ходе следствия». «Это ложь», — заявила The New Times главред Ингушетии.ру Роза Мальсагова.

_______________

1 Мусульманская традиция требует похоронить умершего в течение суток после смерти.

2 Оппозиционный сайт Ингушетия.ру в последнее время поддерживал бывший президент Ингушетии Р. Аушев.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.