Свобода слова.
Дорого.
Поддержи The New Times.

#Родное

#Суд и тюрьма

Какая боль!

08.09.2008 | Панюшкин Валерий | № 36 от 8 сентября 2008 года

Россия — Грузия: 4:0

«Политический» матч между молодежными футбольными сборными России и Грузии, который прошел в Минске 5 сентября, ожидали с некоторым напряжением. Однако он стал примером почти идеальной корректности и дружбы народов. Белорусские власти, как убедился The New Times, всерьез позаботились об этом

Накануне матча российскую сборную расселили в гостинице «Минск», а грузинскую — никто не знал, в какой гостинице. В Белорусской футбольной федерации, во всяком случае, говорили, что расселением грузин занималось грузинское посольство, и намекали, что на самом деле — лично президент Лукашенко.

Вопрос о 90 литрах.

Воды Тренировка грузин на стадионе «Трактор» была в четверг, 4 сентября, в четыре часа вечера. Российская тренировка назначена была на половину шестого. Но грузины тренировку затянули, а россияне ждали в раздевалке, пока последний грузинский футболист не покинет поле.

Никаких контактов. Увидеть россиян живьем до матча смог только врач грузинской команды. Он остался поскандалить с организаторами, что те, дескать, не доставили его команде достаточного количества воды.

«Я вам факс присылал, сколько воды нужно», — горячился доктор.

А один из организаторов отвечал ему: «По международным правилам вам полагается сорок литров на команду в день. Куда вам девяносто литров? На восемнадцать человек. Куда вам?»

Наконец, доктор с организатором сторговались на семидесяти литрах. И когда доктор ушел, один организатор сказал другому: «Палыч, ты им еще пару дополнительных писсуаров поставь в раздевалку».

«Не заострять»

В отсутствие грузин организаторы матча, вынужденно перенесенного из Москвы в Минск, своей неприязни к грузинам не скрывали, но в присутствии грузин не выказывали никогда. Не такая была линия правительства.

Главный тренер российской команды Борис Стукалов рассказал, что перед отъездом в Минск с ним специально разговаривал министр спорта Виталий Мутко и просил, чтобы страсти на поле были только футбольные.

«Главное, чтобы негативщины никакой не было, — говорил Стукалов. — Политический аспект из головы не выкинешь, но главное — его не заострять. Так что мы настраиваем ребят играть в футбол».

На всякий случай, чтобы не заострять, Стукалов запретил своим подопечным разговаривать с журналистами. И грузинский тренер Петар Шегрт тоже запретил.

Не понимал политической ситуации только активист оппозиционной молодежной организации «Молодой фронт» Франак Вечорка, сын известного белорусского оппозиционера Винцука Вечорки. В своем блоге Франак призвал своих товарищей собраться вместе и пойти на стадион болеть за грузин. В ответ пролукашенковская молодежная организация Белорусский республиканский союз молодежи (БРСМ, или, как принято называть их в Белоруссии, Лукомол) тоже стала собирать своих сторонников на футбол.

Друзья навеки

Не нужно только думать, будто активисты БРСМ шли на стадион болеть за русских. Когда матч начался, на той трибуне, где сидели лукомольцы, российских, грузинских флагов и флагов БРСМ было поровну. Лукомольцы держали плакаты: «Русские и грузины, штыки в землю», «Русские и грузины — друзья навеки », «Мы за мир» и No war. Кричали они то в поддержку грузин, то в поддержку русских.

Не надеясь на то, что БРСМ своими силами сможет всерьез противостоять Франаку Вечорке с парой десятков друзей, власти пригнали на стадион еще и школьников. Пятнадцать тысяч, если верить милицейским сводкам. В основном это были девочки, потому, вероятно, что девочки лучше подчиняются дисциплине и не убегают на полдороге с внеклассных мероприятий.

Учителя вели школьников на футбол строем и разъясняли, за кого нужно болеть.

«Что тут делает грузинский флаг?! — возмущался мальчик лет четырнадцати, указывая на официальные флаги. — Мы же союзники России. Что тут делает грузинский флаг?!»

Этому мальчику учительница сунула грузинский флажок в руки и велела махать. И мальчик махал, пока не сбежал со второй половины второго тайма.

Другой мальчик объяснял своей школьной подружке по пути на стадион: «Комарова, запомни. Играют сборная Грузии и сборная России. Запомнила? Повтори».

Несчастная Комарова повторить смогла раза с четвертого. Мысли ее были заняты чем-то девичьим.

Кроме детей на трибунах сидели еще сотрудники МЧС в форме и солдаты. Им тоже раздали российские и грузинские флаги в пропорции приблизительно два к одному. И их сменяли по ходу матча, как меняют часовых.

Грузинские болельщики выкрикивали «Грузия! Грузия!» по-русски. И только во втором тайме стали кричать «Сакартвело! Сакартвело! » Вероятно, в перерыве кто-то научил их этому слову.

В ожидании драки

Грузинские футболисты, когда играли их гимн, взялись за руки и подняли руки вверх. Российские футболисты, когда играли их гимн, обнялись. Сразу после свистка, извещавшего о начале матча, грузинский тренер Шегрт подошел к российскому тренеру Стукалову, пожал ему руку, обнял и поцеловал. Трибуны скучали.

Некоторое оживление произошло на шестой минуте, когда россиянин Кирилл Набабкин забил грузинам первый гол, потом на сороковой минуте, когда Александр Прудников забил второй. Но оживление было недолгим. В перерыве треть публики покинула трибуны, несмотря на то, что для развлечения зрителей на поле танцевали девушки в серебряных трусах и певец Сергей Минский пел:

Эй, подруга, подожди,

на меня ты посмотри,

подари мне два часа,

два билета в облака.

В начале второго тайма, когда все тот же Александр Прудников забил третий гол, грузинские футболисты не выдержали и грубо сбили российского бомбардира, всерьез ушибив ему голень. Вокруг лежавшего на поле Прудникова началась потасовка. Все, даже запасные игроки, высыпали на поле. И тут трибуны стали ликовать. Очевидно, драка была им интереснее, чем футбол, и драки они ждали больше, чем забитых мячей. Драку разняли, и вышедший на замену Прудникову Александр Салугин почти сразу забил четвертый гол в грузинские ворота.

Единственный серьезный шанс у грузин был, когда нападающий Рати Цинамзришвили вышел один на один с российским вратарем. Тренер Стукалов что есть мочи кричал российскому защитнику, догонявшему Цинамзришвили в штрафной: «Не трогай его! Не трогай его!» Вероятно, грубости своих подопечных тренер боялся значительно больше, чем гола.

Цинамзришвили, очевидно рассчитывавший быть сбитым в штрафной и заработать пенальти, увидев, что российский защитник даже и не подходит к нему, как-то растерялся и пробил мимо ворот.

Когда матч закончился, зрители разошлись точно так же строем, как и пришли.


×
Мы используем cookie-файлы, для сбора статистики. Отключение cookie-файлов может привести к неполадкам в работе сайта.
Продолжая пользоваться сайтом без изменения настроек, вы даете согласие на использование ваших cookie-файлов.